×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Осечка УГМК09 июня 2016 в 14:20

  • Текст

В Черноземье.

Новоусманский районный суд (Воронежская область) изменил меру пресечения экологическим активистам, выступающим против разработки никелевого месторождения в Новохоперском районе. Игоря Житенева и Михаила Безменского поместили в СИЗО за вымогательство 24 миллионов рублей у Уральской горно-металлургической компании в 2013 году. Следствие утверждает, что в ответ они обещали прекратить акции протеста.

Однако спустя полгода после задержания выяснилось, что провокациями не брезгуют даже высшие полицейские чины. Руководители ГУЭБиПК МВД России Денис Сугробов и Борис Колесников попытались "занести" сотруднику ФСБ и были арестованы. Вскоре в СМИ появилось письмо Безменского, в котором он заявил, что уголовное дело против него было сфальсифицировано сотрудниками полиции, которым УГМК якобы заплатила несколько миллионов долларов.

В ситуацию вмешалась Генпрокуратура, которая уличила горно-металлургическую компанию в организации провокации. Тем не менее материалы дела все же оказались в суде, а Житенев с Безменским остались под стражей. Под домашний арест их поместили только сейчас – весомым аргументом для суда, как выяснил обозреватель "Уралинформбюро", стали два письма из управления собственной безопасности ФСБ, в которых сообщалось о начале расследования истории с организацией взятки со стороны УГМК.

Уральская горно-металлургическая компания начала подготовительные работы по добыче никеля в 2012 году. Это вызвало резкое сопротивление жителей Новохоперского района, которые считают, что строительство шахты приведет к гибели уникальных черноземов, сформировавшихся в течение нескольких столетий.

Противостояние с молчаливого согласия власти зашло слишком далеко: летом 2013 года активисты взяли штурмом лагерь геологов и уничтожили технику. В ходе протестной акции сгорели две буровые установки. В поджоге обвинили Михаила Боярищева, который, по данным воронежских прокуроров, запалил металлические конструкции обычной зажигалкой.

Осенью 2013 года полиция задержала Безменского. Его обвинили в том, что после разгрома лагеря он пришел к директору по безопасности УГМК Юрию Немчинову и предложил остановить акции протеста в обмен на деньги. За лояльность попросил 5 миллионов рублей. Следствие выяснило, что компания купила активисту автомобиль AudiQ7 и перечислила ему на банковский счет более миллиона рублей.

Акции между тем продолжались, и тогда Безменский, по версии обвинения, предложил заплатить 7 миллионов рублей казачьему атаману Игорю Житеневу. Еще семь миллионов он попросил для себя и один миллион – для неназванной участницы экологического движения. Немчинов согласился, встретился с Житеневым, а потом передал Безменскому 15 миллионов рублей. После этого активистов задержали.

Те категорически опровергают версию следствия. Безменский в вышеупомянутом письме из СИЗО заявил, что Немчинов на него вышел сам и долго уговаривал сотрудничать с УГМК: мол, шахту все равно построят, и вы ничего не добьетесь, а так хоть деньги от нас получите. Безменский согласился сотрудничать и передачу ему денег не отрицает, но считает это платой за услуги, а не вымогательством.

Генеральная прокуратура России согласилась с Безменским и отказалась утверждать обвинительное заключение. В постановлении, на основании которого материалы дела были возвращены следствию, указано, что прослушка разговоров Немчинова с Безменским свидетельствует о том, что инициатором контактов была горно-металлургическая компания. Именно она ставила активисту задачу и оплачивала его услуги.

В деле также имеются записи встречи Немчинова с Житеневым, на которых бывший полицейский, перешедший на работу в УГМК, убеждает казака взять деньги, а тот отказывается, поскольку реально оценивает свои возможности повлиять на экологическое движение.

Тем не менее Житенева арестовали. Чтобы понять, почему это стало возможно, следует напомнить, как бывший заместитель начальника ГУЭБиПК МВД России Борис Колесников (ныне покойный) пытался организовать провокацию против координатора движения "В защиту Хопра" Константина Рубахина, который в 2013 году на Селигере передал материалы о тяжелых экологических последствиях добычи никеля на Хопре Владимиру Путину.

Осуществить провокацию поручили Безменскому. После избиения и пыток его привели в кабинет Колесникова, хозяин которого приказал встретиться с Рубахиным и передать тому 7 миллионов евро. "Если не будет брать, поставишь сумку рядом с ним. Остальное мы сделаем сами", – проинструктировал полицейский морально раздавленного арестанта.

Коррупцией можно объяснить и направление провокационного дела против Безменского и Житенева в суд. Попало оно туда с подачи прокуратуры Воронежской области, в которой, утверждает Константин Рубахин, в то время работала супруга одного из вице-губернаторов региона, про которого Немчинов якобы говорил Безменскому, что "это наш человек". Вопрос лишь в том, как Генпрокуратура все это проглотила.

В суде представитель обвинения категорически возражал против помещения Житенева и Безменского под домашний арест: мол, нельзя выпускать из СИЗО, потому что казачий атаман опять устроит погромы и поджоги. Между тем активист экологического движения Нелли Рудченко говорит, что СУ СКР по Воронежской области в свое время рассматривало версию, что поджог буровых был учинен самой горно-металлургической компанией в целях получения страховых выплат.

По словам активистки, на акцию протеста тогда съехались экологи со всей страны. Люди после митинга шли крестным ходом, с иконами и хоругвями, и не успели они дойти до забора, огораживающего буровые, как увидели дымящиеся вышки. В Интернете выложено видео, на котором хорошо видно, как охранники, вместо того чтобы тушить огонь, сливают техническую воду с машин. Поэтому, кто поджег установки – еще большой вопрос.

Рудченко считает, что вся эта история с пресловутым вымогательством стала возможна по вине Безменского, который польстился на машину и согласился участвовать в провокациях УГМК. Правда, он не ожидал, что и сам окажется за решеткой. Он просто не знал, с кем связался.

Джалол Хайдаров, бывший друг и компаньон совладельца УГМК Искандера Махмудова, в своих показаниях полиции Израиля и Германии прекрасно рассказал о нравах, царящих в компании, которую в 90-е годы "крышевала" Измайловская преступная группировка. Человека, не выполнившего задание, там было принято отправлять в тюрьму. Вот и Колесников не смог арестовать Рубахина – и где он теперь?..

"Осечка" в Новоусманском суде у УГМК произошла потому, что ее хозяева зашли слишком далеко, решив подвесить на крючок сотрудника службы собственной безопасности ФСБ. Вот и получили в ответ расследование своих сомнительных действий.

Владимир ТЕРЛЕЦКИЙ

Материалы по теме:
УГМК захотела рассолу

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости
  • Похожие новости

  Следите за новостями

Аналитика

Исети добавят мостов и островов

Исети добавят мостов и островов

Есть идея построить "дорогу длиной в 300 лет".


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×