×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


«Захватывающие» истории УГМК22 сентября 2009 в 19:30

  • Текст

 В Кировском районном суде Екатеринбурга продолжаются слушания по делу акционеров и топ-менеджеров промышленной корпорации «Уралинвестэнерго». С одной стороны, битву за «Уралинвестэнерго» можно считать едва ли не самой известной уральской рейдерской историей XXI века. С другой стороны, этот конфликт — лишь эпизод в большом списке громких имущественных конфликтов с участием Уральской горно-металлургической компании (УГМК). 

Спор вокруг корпорации «Уралинвестэнерго» разгорелся в 2004 году, когда лидер группы акционеров «Уралинвестэнерго» Андрей Ахтямов получил от коллег предложение выйти из бизнеса — в обмен на приличные деньги. Как утверждают источники, после переговоров его отступные составили 25  миллионов долларов, из которых бизнесмен получил на счета своего родственника 7 миллионов долларов в качестве аванса. Затем в нарушение ранее достигнутых  договоренностей Ахтямов попросил  добавить к оставшимся деньгам еще и самый привлекательный актив корпорации — «Уралхиммаш». Начался острый корпоративный конфликт, в ходе которого Ахтямов передал свои акции УГМК и устроился на работу в эту компанию. Вполне возможно, что он изначально действовал в интересах команды гендиректора УГМК Андрея Козицына. С 2004 года медники вышли из тени и стали фактически открыто бороться за «Уралинвестэнерго».

С тех пор произошло многое. Топ-менеджеров компании Андрея Губина и Вадима Подкорытова осудили на 5 и 5,5 лет за хищение акций компании. Позже на Украине были арестованы и экстрадированы в Россию акционеры и топ-менеджеры «УИЭ» - Василий Бурага, Владислав Бутин, Андрей Рыжиков и Денис Тасаков. Теперь по их делу идут слушания в Кировском районном суде Екатеринбурга. Вдобавок к этому Губина и Подкорытова пытаются осудить второй раз — уже не за «хищение акций», а за «хищение активов».

За обвинениями эксперты видят контуры все той же УГМК. В ситуации, когда судебные слушания уже вызывают смех юристов и следователей, дело из-за многочисленных ошибок в любой момент может развалиться, а самый интересный актив «Уралинвестэнерго» — завод «Уралхиммаш» уже продан «Газпромбанку», бой продолжается. Ведь у «Уралинвестэнерго» в 2004 году оставалось еще немало привлекательных активов: «Уральский компрессорный завод», завод «Стройдормаш», «Нижнетуринский электроаппаратный завод», крупный трест «Уралэлектросетьстрой» и ряд других предприятий. Как и с «Химмашем», перспективы борьбы здесь весьма призрачны. Но, складывается впечатление, что менеджмент УГМК заинтересован в бесконечной рейдерской войне.

Участие УГМК в «спорах хозяйствующих субъектов» — притча во языцах. Достаточно вспомнить судьбу Павла Федулева, который отдал «медникам» активы в обмен на гарантии свободы (которую он вскоре и все равно потерял). Свердловские бизнесмены помнят конфликты вокруг Демидовского и Богословского рудоуправления, Серовского металлургического завода, за которые УГМК вела жесткую борьбу.

Когда придет конец войнам за уральские промышленные активы c участием УГМК, покажет время. Возможно, «Уралинвестэнерго» — последняя компания, ставшая жертвой в этих войнах. Но следует признать, что сейчас в России равняются на государственные корпорации, а многие «прославившиеся» компании всего лишь находятся в ожидании грядущих перемен…

А тем временем можно вспомнить некоторые имена и предприятия из списка  пострадавших. 

Конфликт на ГОК «Ванадий»

В январе 2000 года в Свердловской области группа акционеров при помощи вооруженной охраны взяла под контроль один из крупнейших в  России Качканарский горно-обогатительный комбинат «Ванадий». Представители других акционеров, в частности гендиректор ГОКа Джалол Хайдаров и глава совета директоров Дамир Гареев, были изгнаны с предприятия. Новым гендиректором ГОКа избрали представителя УГМК (владела 7,4% акций) Андрея Козицына, которого также поддержал «авторитетный» бизнесмен Павел Федулев (владел 19% акций). Попытка 500 горняков, поддержавших прежнее руководство, освободить предприятие была отбита охранниками. ГОК перешел под контроль УГМК, которая в 2004 году продала его «Евраз Групп».

Маски-шоу на «Карабашмедь»

14 декабря 2001 года в Челябинской области произошел вооруженный захват ЗАО «Карабашмедь»,  специализировавшегося на производстве черновой
меди - основного поставщика сырья для  ЗАО «Кыштымский медеэлектролитный завод» (КМЭЗ).
Заместитель генерального директора КМЭЗ, которое контролировало около 80% акций ЗАО «Карабашмедь», Сергей Бобов, в экстренном порядке прибывший на «Карабашмедь», рассказывал, что около сорока человек в масках и с автоматами, выпустив
слезоточивый газ, ворвались на второй этаж заводоуправления.  

По словам С.Бобова, «попытка захвата предприятия осуществлялась по инициативе  Уральской горно-металлургической компании. Медники неоднократно заявляли о том, что намерены обеспечить себе контроль над всеми медными предприятиями Челябинской области («Карабашмедь» и КМЭЗ).

Дело об активах ОАО «БМСК»

27 октября 2005 года прокуратура Башкортостана возбудила уголовное дело по статье 165 УК РФ по факту причинения имущественного ущерба  путем обмана или злоупотребления доверием ОАО «Башкирский медно-серный комбинат» (БМСК).

БМСК владел лицензией на разработку Сибайского месторождения медно-цинковых колчеданных руд с разведанными запасами 21,8 миллиона тонн. В 2004 году валовая прибыль комбината составила 120,7 миллионов рублей, чистый убыток — 90,54 миллиона рублей. 79,78% акций БМСК принадлежало правительству Башкортостана. В 2004 году пакет был передан в доверительное управление УГМК. 
Дело было возбуждено по заявлению башкирского управления Федеральной налоговой службы (УФНС). По данным налоговиков, с лета 2004 года, когда БМСК был передан в доверительное управление УГМК, задолженность комбината возросла с 395 миллионов до 541 миллиона рублей. Между тем одним из условий, на которых УГМК получила контроль над БМСК, было погашение долгов предприятия. Кроме того, медников подозревали в выводе активов БМСК и преднамеренном банкротстве. 

Козицын на «Кузбассразрезуголь»

В 2006 году по Кузбассу прокатилась волна стихийных протестов, в ряде случаев сопровождавшихся стычками шахтеров с милицией. Забастовки и митинги прошли на нескольких разрезах, принадлежащих ОАО «Кузбассразрезуголь», и были спровоцированы перестановками в руководстве компании. В середине июля 2006 года гендиректором управляющей компании «Кузбассразрезуголь» (УК КРУ) стал Андрей Козицын.
Кроме добычи угля, КРУ активно промышляет в Кузбассе скупкой и перепродажей предприятий. В прошлом году этот собственник выгодно избавился от изношенных шахт «Дальние горы» и «Краснокаменская», в 2009 — обменялся несколькими активами с СУЭКом. Если стратегией компании на ближайшие годы определено не столько развитие производственных мощностей, сколько «жонглирование» активами, то назначение Андрея Козицына вполне укладывается в эту концепцию. Но, судя по всему, эта перспектива не вполне устраивает трудовые коллективы предприятий Кузбассразрезугля Козицын и Алтушкин

В феврале 2008 года журнал SmartMoney  написал о давней вражде УГМК и Русской медной компании (РМК). «История противостояния двух крупнейших (если не считать «Норильский никель», работающий в другом регионе и держащийся особняком) российских производителей меди уходит корнями в начало 1990-х. Группу уральских медных заводов контролировал предприниматель Андрей Козицын, а его партнер Игорь Алтушкин обеспечивал предприятия сырьем—рудой и медным ломом.

Бизнес высокодоходный. В какой-то момент партнеры начали выяснять отношения и делить сферы влияния в регионе. Козицын вместе с другим партнером, Искандером Махмудовым, прочно обосновался в Свердловской области, создав свою УГМК на базе комбината «Уралэлектромедь». Алтушкин начал строить собственный холдинг в соседней Челябинской области — на базе Кыштымского медеэлектролитного завода и «Карабашмеди».

За активы спорили. «Козицын — активный рейдер. В свое время он инициировал против Алтушкина судебные разбирательства, и я помогал отбиваться», — вспоминает  бывший депутат Госдумы Антон Баков. Выстояв в нелегких битвах за промышленную собственность, Алтушкин в 2004 г. наконец официально оформил свой холдинг — Русскую медную компанию».

История с DVD

В июле 2008 года  в СМИ попала информация о том, что в орбиту интересов УГМК попал производитель CD и DVD «Mirex» — ООО «Уральский электронный завод». Медники старались инициировать в отношении завода возбуждение уголовных дел по факту ввоза оборудования контрабандным путем.
Как рассказывают знакомые с ситуацией люди, слабым местом бизнеса Станислава Тхая (УЭЗ) являлась сложная система закупок техники (предприниматель инвестировал гигантские средства в оборудование, практически лишив акционеров дивидендов). Именно сюда и ударили заинтересованные в скупке актива по дешевке специалисты по покупке бизнесов из УГМК.

Возбуждение уголовных дел в отношении собственников и менеджеров предприятия является одним из ключевых этапов любого рейдерского захвата. Учитывая богатые связи Уральской горно-металлургической компании во всех силовых структурах, вполне можно допустить, что за появлением «уголовок» против команды Тхая стоял именно медный холдинг.
Аббревиатура УГМК так или иначе звучала во многих рейдерских историях 1990-х и 2000-х годов.  Почти везде одним из элементов давления на собственников были возбужденные уголовные дела, отмечали осведомленные СМИ.

На стройке БЦ «Демидов»

В адрес УГМК слово «рейдер» успело прозвучать не только на почве скандалов на промышленных предприятиях, но и в центре Екатеринбурга — на строительстве деловой высотки.

В 2008 году проверка Управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Свердловской области фактически парализовала деятельность ОАО «Северский гранитный карьер». Директор предприятия  Сергей Рогозинников заявил, что тут не обошлось без участия УГМК.

«Как известно, УГМК в течение более чем полугода проводило рейдерскую разработку по захвату бизнес-центра «Демидов». С этой целью были инициированы многочисленные проверки ЗАО «Клаас-Строй» с привлечением прокуратуры, налоговых органов, общественных организаций и даже депутата Государственной думы РФ, - заявил Рогозинников. -  Был спровоцирован конфликт между акционерами компании, на них оказывалось давление, инициировались проверки иных предприятий, которыми владеют акционеры».

Конфликт между УГМК и ЗАО «Клаас-Строй» начался 29 мая 2008 года, когда УГМК заявила о своих правах на БЦ «Демидов». По словам директора по непромышленному и гражданскому строительству УГМК Игоря Задорожного, компания приобрела у одного из акционеров ЗАО «Клаас-Строй» права требования по договорам займа на сумму 550 миллионов рублей. Кроме того, между УГМК и данным акционером была достигнута договоренность о приобретении 50 % акций ЗАО «Клаас-Строй». Также компания получила право представлять интересы акционера во всех инстанциях. Специалисты УГМК заявляли о намерении проанализировать деятельность застройщика для понимания эффективности расходования вложенных средств, однако в тот период времени, по их версии, Марс  Шарафулин не предоставил запрашиваемые учредительные документы и документы, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности ЗАО «Клаас-Строй».

При этом представители бизнесмена заявили о намерении оспаривать действия УГМК в судебных инстанциях, а действия УГМК оценили как подготовку рейдерского захвата БЦ «Демидов».

Профессиональные привычки

Когда рейдерские приемы становятся неофициальной, но неотъемлемой частью стратегии развития бизнеса, отказаться от них довольно сложно. Ведь и штат компании «заточен» под затяжные войны за чужие активы, и правоохранительные органы в некоторых регионах давно прикормлены, и репутацию захватчика, заработанную годами, никуда не денешь…
УГМК  вошла во вкус затяжных  боев за собственность. Были и победы, были и поражения. Что может остановить ее на тропе войны? Эксперты полагают, что этим фактором станет новое антирейдерское законодательство, которое в 2009 году внес на рассмотрение Госдумы Следственный комитет при МВД РФ.  Это и две новых статьи в УК РФ — против незаконного присвоения полномочий органа управления фирмы и против корпоративного шантажа — наверняка усложнят жизнь любителям прихватить плохо лежащие активы.
Андрей  БЕЛЫЙ

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
  • Последние новости

  Следите за новостями


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×