Янтарная тень на уральских изумрудах

Федеральное агентство по недропользованию России в марте объявит, кому оно доверит разработку Малышевского изумрудного месторождения (Свердловская область). В конкурсе участвуют две компании - ООО "Малышевская горнорудная компания" и государственное унитарное предприятие "Калининградский янтарный комбинат", пережившее процедуру банкротства. Региональные и местные власти лоббируют передачу уникального рудника "варягам". Они предполагают, что калининградцы смогут наладить добычу на изумрудном месторождении, простаивающем с 1995 года. Однако, как выяснил наш обозреватель, эти надежды беспочвенны: янтарный комбинат морально устарел и в течение ближайших лет будет занят модернизацией собственного производства. 

Малышевское изумрудное месторождение считается крупнейшим в Европе (балансовые запасы руды составляют 11,5 миллионов тонн), а камни - лучшими в мире. Поэтому с объявлением в 1993 году приватизации за рудник разгорелась настоящая битва. Принадлежавший министерству по атомной энергии комплекс был раздроблен на две части: обогатительная фабрика осталась у государства, а сам рудник преобразовался в ОАО "Изумрудные копи Урала". Собственники последнего организовали добычу изумрудов, но продавать их не смогли из-за отсутствия специальной лицензии. В итоге акционерное общество обанкротилось, а в 1995 году добыча драгоценных камней прекратилась.

В 1999 году право пользования месторождением перешло к совместному российско-ирландскому предприятию ЗАО "Зелен камень", в котором партнером "Изумрудных копей Урала" выступила виргинская оффшорная компания Cabal development Ltd. В 2003 году аффилированное с ней ООО "Норфин" купило акции "Изумрудных копей Урала" и стало распоряжаться "Зелен камнем" единолично. В качестве инвестора Cabal привлек в 2004 году канадскую управляющую компанию TZAR Emerald Corporation, владельцем которой являются частные лица (47,5%), а также JP Morgan (12%), ODL Nominees (15%) и Firebird Group (10%) и др. Наличие множества общих с "Зелен камнем" оффшорных фондов-акционеров подсказывает, что TZAR Emerald была не совсем канадской компанией.

В 2005 году правительство Свердловской области стало высказывать недовольство работой инвестора: "Зелен Камень", как утверждали чиновники, вместо эксплуатации рудника принялся отрабатывать старые отвалы и продавать бериллы за границу. Не устроил их и объем инвестиций: вместо 3,9 миллиона долларов США управляющая компания вложила в 2004 году всего 621 тысячу. В 2007 году чиновники пригрозили отозвать лицензию у "Зелен камня", а в начале 2008-го угрозу реализовали. Начальник отдела лицензирования твердых ископаемых Роснедр Ярослав Кичало пояснил, что лицензию у "Зелен камня" отозвали за неисполнение лицензионных условий или, говоря открытым текстом, за то, что собственники не вели добычу изумрудов.

В том же 2008 году временную лицензию выдали ГУП "Калининградский янтарный комбинат" (КЯК). Его руководитель Юрий Мухин сообщил СМИ, что принял шахту в плачевном состоянии: TZAR Emerald, по его словам, фактически бросил Малышевский рудник и более 500 работников на произвол судьбы, поставив под сомнение само существование уникального месторождения. Топ-менеджер заявил, что принял на работу персонал и принялся восстанавливать работоспособность предприятия, ежемесячно тратя на это миллионы рублей.

Но, как показал проведенный опрос экспертов, Ю.Мухин, мягко говоря, преувеличил свою роль в истории. Отвечая на вопрос, действительно ли TZAR Emerald бросил рудник, директор Института горного дела УрО РАН Сергей Корнилков заявил, что государство всего лишь изъяло лицензию у одного субъекта и передало другому. Депутат думы Малышевского городского округа Василий Фофонов рассказал, что надежды на восстановление добычи изумрудов у малышевцев были связаны как раз с канадским инвестором: он принял на работу 200 человек, восстановил шахту "Южная" и готовился к эксплуатации шахты "Центральная". 

После критики областных властей TZAR Emerald резко увеличил вложения в предприятие: по данным менеджмента компании, в 2005 году было инвестировано 78 миллионов рублей, а в 2006 году - 105 миллионов, из которых 53,7 миллионов пошло на восстановление рудника. Жители поселка Малышева поверили в будущее предприятия и набрали в банках потребительские кредиты, о чем вскоре пожалели: с приходом КЯК вновь произошло сокращение персонала и была отключена электроэнергия.

В.Фофонов утверждает, что никакой добычи "Калининградский янтарный комбинат" так и не начал, ограничившись обещаниями приступить к ней через два-три месяца. Результатов деятельности этой компании на сегодняшний день обнаружить никому не удается, хотя Ю.Мухин неоднократно заявлял, что добыто более 10 килограммов изумрудов. 

Ярослав Кичало подтвердил, что TZAR Emerald действительно восстанавливал шахту и ремонтировал оборудование, а Калининградский комбинат лишь поддерживает горные выработки. В свою очередь заместитель начальника Департамента по недропользованию по Уральскому федеральному округу Николай Кокорин говорит, что калининградцы добычу вели, но при этом подчеркивает, что в 2010 году временная лицензия комбинату не была продлена потому, что тот не представил отчетность именно по добыче. 

Сотрудники Малышевского рудника на условиях анонимности утверждают, что руководство янтарного комбината, вероятно, сознательно распускает слухи о своей роли, чтобы закрепиться на шахте. Государство, скорее всего, намерено приватизировать Малышевский рудник, для чего изъяло лицензию у "Зелен камня". Глава поселка Малышева Олег Кабанов считает, что недра должны принадлежать государству. Он надеется, что Калининградский комбинат победит в конкурсе и приступит к добыче драгоценных камней. Директор обособленного предприятия ГУП "Калининградский янтарный комбинат" в посёлке Малышева Валерий Устинов в этом не сомневается: по его словам, победа будет за государственным предприятием, потому что его поддерживает правительство Свердловской области.

Эксперты между тем не ждут ничего хорошего от победы КЯК: реально у него нет ни денег, ни опыта, ни перспектив на рынке. Комбинат сам борется за выживание: в 90-е годы он, как и Малышевский рудник, попал в жернова приватизации, и был растащен по камешкам. Обратная национализация КЯК не остановила его падения: в 2002 году долг составил 35 миллионов рублей. Государственные программы по финансовому оздоровлению комбината не были реализованы, и в 2003 году ГУП признали несостоятельным. В 2007 году процедуру банкротства приостановили, но уже в 2009-м КЯК задолжал персоналу 6,6 миллиона рублей. В 2010 году Юрий Мухин заявил на слушаниях в Калининградской Думе, что если в ближайшее время янтарному комбинату не дадут денег, он остановится. По словам топ-менеджера, оборудование для добычи изношено на 90%, потому что в последние 20 лет никто не инвестировал в КЯК. Комбинат намерен заняться модернизацией производства, на что потребуется 900 миллионов рублей. Найдутся ли такие деньги - большой вопрос: учредитель ГУП - Минфин России, выделил ему в кризисном 2009-м году лишь 22 миллиона рублей.

Свое будущее КЯК связывает с организацией переработки янтаря. Эксперты уверены, что успеха на этом поприще удастся добиться не скоро - если вообще удастся. Приват-доцент Констанцкого университета (Германия) доктор Дмитрий Захарьин в одном из интервью заметил, что янтарному комбинату понадобятся годы и годы для закрепления на рынке. Пока КЯК стагнировал, поляки и литовцы наладили производство ювелирных изделий и завоевали потребителя.

Главное, впрочем, даже не в этом. Рынок янтаря, несмотря на национализацию КЯК, остается теневым. Экс-губернатор Калининградской области Георгий Боос неоднократно отмечал, что солнечного камня продается больше, чем официально добывается на комбинате. Введение монополии на добычу янтаря ничего не изменило: солидный поток камня не проходит по официальным документам.

Аналогичная картина наблюдается и на рынке изумрудов. Малышевский рудник простаивает уже 16 лет, а правоохранительные органы регулярно рапортуют о задержании партий драгоценных камней с Урала. Милиционеры полагают, что изумруды идут не только из отвалов, но из самого рудника.

Национализация последнего вряд ли изменит ситуацию: государство из рук вон плохо контролирует оборот изумрудов. Достаточно вспомнить, что в 1993 году, когда приватизация Малышевского рудника была в самом начале, российское правительство приняло решение вывезти за границу 400 килограммов изумрудов. Реализовали партию через подставную компанию, что в итоге вылилось в потере валютной выручки. Очевидно, что сделка осуществлялась в интересах не государства, а конкретных чиновников.

Эксперты убеждены, что именно интересы последних обусловливают частую смену хозяев на Малышевском изумрудном месторождении. Рачительный собственник на руднике не нужен, а потому не стоит удивляться, если государство отдаст рудник безденежному Калининградскому янтарному комбинату. Добычи изумрудов от него никто не ждет - главное, чтобы из простаивающих шахт регулярно откачивалась вода.

Владимир ТЕРЛЕЦКИЙ