"Священная корова" спекуляции

Не дает властям России остановить рост цен на продовольствие.

Фракция депутатов от КПРФ внесла в Госдуму РФ законопроект, ограничивающий предельные торговые наценки на сельскохозяйственную продукцию. Коммунисты полагают, что таким образом государство сможет регулировать цены на основные продукты питания, резко выросшие после начала войны экономических санкций.

Эксперты, однако, считают, что депутаты хотят вернуть вчерашний день: предлагаемая административная мера применялась в советское время и ничего хорошего не принесла. Как выяснил обозреватель "Уралинформбюро", идеологические противники коммунистов давным-давно регулируют цены на сельскохозяйственную продукцию и даже сажают за спекуляцию, но делают это очень грамотно, всесторонне изучая и развивая рыночную среду.  

Россия знакома с зарубежным  опытом и даже использует некоторые механизмы сдерживания цен, но должного эффекта не получает. Аналитики утверждают, что в регулировании рынка сельхозпродукции не заинтересован крупный бизнес и стоящие за ним чиновники, которые с помощью непрозрачного ценообразования осуществляют тихое ограбление населения.

Авторы законопроекта предлагают ограничить торговые наценки на основные продовольственные товары: хлебобулочные изделия, молочные продукты, мясную продукцию, а также на детское питание. По мнению коммунистов, предельный размер наценки для производителей зерна, молока, овощей должен составить 45% от себестоимости,  для  переработчиков – 15% от стоимости сырья, для торговцев – 10% от отпускной цены производителя продовольственных товаров.

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Александр Гаганов считает, что сам подход к регулированию цен посредством ограничения надбавок нельзя признать удачным: "Коммунисты утверждают, что все проценты просчитаны исходя из "нормальной рентабельности" для продавцов, но эти расчеты нигде не опубликованы, поэтому проверить их невозможно. Они не разъясняют, каким образом будет проверяться заложенная себестоимость продукции, и как при наценке в 15% розничные продавцы и организации общепита будут окупать аренду помещений, платить налоги и заработную плату работникам".

Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства Геннадий Полунин убежден, что административный механизм, который предлагает КПРФ, ничего не даст. От него не было пользы даже в советское время, когда государство более жестко контролировало экономику. Сегодня же, когда перепродажи официально разрешены, ограничение рентабельности не сможет сдержать рост цен, поскольку от имени торговых сетей будет действовать несколько посредников.

Снижение цен, полагает Полунин, лежит в области сокращения издержек при доставке продовольствия от производителя к потребителю. Другими словами, надо вышибать почву из-под ног перекупщиков, убирая преграды, стоящие между производителем и потребителем. Механизм здесь может быть использован простой: кооперация производителей, транспортников и торговцев. Суть тут в том, чтобы производитель напрямую участвовал в распределении доходов, полученных от потребителя.

В России подобных кооперативов практически нет: советское наследие загубили, а воссоздание идет очень тяжело. В ряде постсоветских государств кооперация сохранилась: в Киргизии, например, аграрии без проблем могут попасть со своей продукцией на рынок. В России это невозможно: директор ООО "Галкинское" Василий Мельниченко говорит, что картофель у него перекупщики берут по 4 рубля за килограмм, и нет никаких шансов продать его оптовикам по более высокой цене. В рознице, как известно, дешевле 20 рублей картошку не купишь.

Ректор Уральского государственного экономического университета Михаил Федоров в связи с этим замечает, что надо целенаправленно заниматься формированием несовершенного продовольственного рынка, выстраивая соответствующую логистику и инфраструктуру. Просто дотировать производителя уже недостаточно: по мнению Федорова, выделенные государством 8 миллиардов рублей на поддержку семейного бизнеса ничего не решат, потому что в нынешних условиях произвести продукцию можно, а вот продать на рынке – вряд ли.   

Но мер по развитию конкуренции явно недостаточно для удержания цен "в узде". В развитых западных странах государство тщательно контролирует издержки производителей и их доходы, следит за паритетом цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, формируя тем самым сложную информационную систему. На основе ее данных и принимаются затем решения о вмешательстве государства в ценообразование.

В США, например, устанавливаются цены, гарантирующие расширенное воспроизводство. Если рыночная цена оказывается ниже, власти компенсируют разницу. Покрывает государство и разницу между мировой и залоговой ценой при выкупе заложенной сельскохозяйственной продукции.

В Евросоюзе фермерам гарантируют определенный уровень дохода с помощью целевых цен. Специальные госкомпании скупают излишки зерна, мяса, молочной продукции, сохраняя тем самым уровень цен. Соответственно, при неурожае государство проводит продуктовые интервенции, не позволяя ценам ползти вверх. Помимо этого, власти дотируют экспорт, квотируют выпуск продукции, стимулируя тем самым производителя снижать издержки и улучшать качество.

"Капиталисты" в силу своих экономических возможностей в значительно больших масштабах, чем россияне, используют бюджетные средства для поддержания стабильности в аграрной отрасли. Государство участвует в кредитовании фермеров, проведении сельскохозяйственных исследований, производстве продовольствия, субсидировании кооперативов, ликвидации стихийных бедствий и т.д.

Впрочем, степень вмешательства государства в рыночные отношения не так важна. Важны последствия госрегулирования. Проще говоря - работают применяемые властями механизмы или нет? В России с этим напряженно.

Например, власти для ограничения инфляции установили предельный уровень розничных цен на отдельные виды социально значимых продовольственных товаров первой необходимости. В случае роста цен свыше 30% в месяц предусмотрено их замораживание на 90 дней. Депутаты-коммунисты в пояснительной записке к внесенному законопроекту констатируют, что "предусмотренный действующим законом порядок замораживания цен не работает".  

Другой пример. В 2010 году тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев на Госсовете обязал чиновников отслеживать цены на основные продукты питания. Особое внимание следовало обратить на обоснованность повышения цен и на эффективность мер государственного регулирования. Прошло четыре года. Теперь уже премьер-министр Медведев вновь поднимает тему роста цен и грозится лично отслеживать их скачки в магазинах. Это значит, что мониторинг продовольственного рынка так и не налажен и власть не наказывает за спекуляции.

В самом зачаточном состоянии пребывает и регулирование доходности аграриев. Попытки воздействовать на цены предпринимаются, но, как утверждает Василий Мельниченко, своих обязательств по закупкам зерна государство не выполняет. Ничего не делается и с диспаритетом цен: энергоресурсы продаются селянам в несколько раз дороже, чем промышленникам, удобрения – на порядок дороже, чем они реально стоят.

Бороться с ценовым диспаритетом, полагает Мельниченко, можно, обеспечив доступ к основным ресурсам (газ, электроэнергия, кредиты) всем без исключения участникам рынка. В США пошли по этому пути и тем самым вдохнули вторую жизнь в производство.

В России зарубежный опыт приживается плохо. Парадокс: страна называет себя рыночной, но рыночного ценообразования  нет. Как нет и государственного регулирования, как ранее в СССР и ныне на Западе: цены предприниматели берут "с потолка", без учета затрат, обоснованных нормативов рентабельности и т.д. Россия, получается, извратила экономические понятия "план" и "рынок",  слепив псевдоэкономику. Некоторым она очень нравится.

Эксперты Национального института развития РАН отмечают, что в России есть группа влиятельных лиц, которые занимаются массовой пропагандой вульгарного либерализма. Последний представляет рынок как "священную корову", которую нельзя трогать. Цель пропагандистов проста - неконтролируемое ценообразование позволяет части предпринимательского корпуса и государственных структур получать безумные и совершенно необоснованные доходы, то есть, по сути, обирать население.

На самом деле рыночная экономика давно уже не та, как ее рисуют российские либералы. В развитых странах отлажено ценовое регулирование и созданы органы, которые мониторят ситуацию и крепко бьют по рукам спекулянтов – вплоть до их уголовного преследования. 

Но проблема даже не в российских либералах, а в том, что власти, если и захотят, то не смогут в ближайшее время внедрить зарубежный опыт: эксперты НИР утверждают, что Россия утратила квалифицированных специалистов в области ценообразования. Вот бы о чем подумать депутатам-коммунистам, озаботившимся ростом цен на продовольствие.

Владимир ТЕРЛЕЦКИЙ