"ЕВРАЗ" разозлил горняков

Сомнительным управлением.

Продолжается жесткое противостояние профсоюза и администрации Качканарского горно-обогатительного комбината ("ЕВРАЗ КГОК"). Представители трудового коллектива сообщают, что дирекция не мытьем, так катаньем пытается урезать заработную плату работников, переводя их на неполную рабочую неделю. Все это приводит не только к напряженности на предприятии, но и потенциально - к росту травматизма.

Парадоксально, но сокращение фонда оплаты труда происходит на фоне роста цен и увеличения спроса на стальную продукцию, что заставляет экспертов подозревать акционеров "ЕВРАЗа" в недостаточно эффективном распоряжении прибылью холдинга. Как выяснил обозреватель "Уралинформбюро", к примеру, предприятия "Росатома" при низких ценах на производимый уран умудряются наращивать отчисления в бюджет и осуществлять серьезные инвестиционные программы.

Председатель профкома КГОКа Анатолий Пьянков сообщил агентству, что администрация комбината вынуждает инженерно-технических работников один день в неделю находиться в отпуске без содержания. При этом управляющий директор Владислав Жуков утверждает, что отменил подписанный в январе приказ о сокращении фонда оплаты труда на 15%. Однако делает все наоборот.

Руководитель профсоюзной организации "ЕВРАЗ КГОК" Анатолий Пьянков

При этом есть факты, когда сотрудника, взявшего один день без содержания, вынуждают быть на рабочем месте все пять дней в неделю под тем предлогом, что работать некому. Пьянков утверждает, что таким злым трудовой коллектив комбината он еще не видел, и поэтому профсоюз принял решение до конца марта отслеживать ситуацию, а потом, если давление со стороны Жукова продолжится, шахтеры начнут протестовать.

Вице-президент "ЕВРАЗа" Максим Андриасов и директор "ЕВРАЗ КГОК" Владислав Жуков

Председатель Свердловского обкома Горно-металлургического профсоюза России Валерий Кусков полагает, что руководство "ЕВРАЗа" не ограничится сокращением фонда оплаты труда и, скорее всего, сократит штаты в ходе реорганизации управленческой структуры дивизиона "Урал". Любое же сокращение в горно-металлургической отрасли ни к чему хорошему не приводит: уже сейчас наблюдается увеличение травматизма среди машинистов тепловозов, которые вынуждены трудиться по 12 часов без помощников.

Интенсивность труда растет, а зарплата явно отстает. Она, как утверждает Кусков, индексируется в рамках коллективных договоров, но не покрывает инфляцию. Качество жизни горняков сократилось в прошлом году на 13%, а "ЕВРАЗ" компенсировал меньше. Рабочие не понимают, почему они, работая за двоих, не только не получают двойную зарплату, но и теряют доходы от инфляции.

Руководство холдинга объясняет свои действия плохой экономической ситуацией, приведшей к снижению цен на железорудное сырье и стальную продукцию. Причем плохая она уже не первый год, отчего "ЕВРАЗ" выпросил у властей Свердловской и Кемеровской областей налоговые льготы. Но этого показалось мало, и в 2016 году топ-менеджеры взялись за трудовые коллективы.

Пьянков говорит, что ему еще в январе сообщали, что если зарплату не урезать, то в феврале не будет объемов. Но между тем комбинат как работал, так и продолжает работать. Более того, цены на железорудное сырье выросли. Есть радостная новость и для Западно-Сибирского металлургического комбината: цены на арматуру в первую неделю марта резво пошли в гору, вернувшись на уровень ноября прошлого года.

Но главное даже не это. Прошлый год был нелегким не только для горно-металлургических предприятий, но и для атомной отрасли. Поразительно: при падающих ценах на уран предприятия "Росатома", расположенные в Свердловской области, перечислили в 2015 году в региональный бюджет налогов на 1,5 миллиарда больше, чем годом ранее. Нижнетагильский же меткомбинат ("ЕВРАЗ"), ссылаясь на низкие цены, показал в конце 2015 и январе 2016 года многомиллионные убытки.

Председатель комитета по промышленности и взаимодействию с естественными монополиями Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей Анатолий Сысоев говорит, что многие крупные компании напоминают ему ухудшенные копии советских министерств, которые управляли производством, как слон в посудной лавке.

Сегодня все вроде бы знают, что надо бережно относиться к кадрам, выстраивать партнерские отношения со смежниками, развивать малый наукоемкий бизнес, но в действительности ничего этого нет: "акулы бизнеса" заказы малым предпринимателям не дают, а если и дают, то задерживают платежи.

На фото глава Качканарского городского округа Сергей Набоких, председатель правительства Свердловской области Денис Паслер, вице-президент "ЕВРАЗа" Максим Андриасов

Приятным исключением из этого правила Сысоев считает корпорацию "Росатом", которая грамотно провела реструктуризацию предприятий, создала кластеры, ввела систему бережливого производства, помогла провести сертификацию продукции. Управление в корпорации, утверждает Сысоев, осуществляется не так, как в других "монстрах", что и позволяет ей развиваться.

Глава Новоуральска Владимир Машков отметил, что в ходе реструктуризации расположенного в этом ЗАТО Уральского электрохимического комбината входящие в него предприятия не просто отправлялись в свободное плавание, а системно и продуманно встраивались в рынок или продавались эффективным собственникам.

Все вспомогательные производства руководство "Росатома" обеспечило заказами на 50-75% от прежнего объема, а потом приняло решение о создании на их базе научно-производственного объединения. Так, по сути, был образован неядерный блок ядерного кластера. Все остальные предприятия, не вошедшие в кластер, превратились в аутсорсинговые малые предприятия либо влились в другие структуры.

Не бросил "Росатом" и коммуналку. Энергетические активы УЭХК переданы в акционерное общество, находящееся под протекторатом комбината, которому сданы в аренду неэффективные городские МУПы – водогрейная котельная, теплосети и т.д. По замыслу руководства УЭХК и города Новоуральска, создаваемая структура не будет той черной дырой, в которую превратилась российская коммуналка.

Владимир Машков считает, что решения, принятые пять лет назад, оказались весьма эффективными. Если бы УЭХК управлялся, как раньше, то положение было бы тяжелым. Сегодня же наблюдается иная ситуация: в 2015 году комбинат произвел продукции на 22 миллиарда рублей, вложил 8 миллиардов рублей в техническое перевооружение, создал российско-казахский центр обогащения урана. Средняя зарплата на предприятии – 80 тысяч рублей. Загрузку обеспечивает корпорация, которая строит блоки внутри страны и за рубежом, реализует серьезные проекты – в том числе в ядерно-изотопной медицине. При этом цены на уран падали так же, как и на нефть, руду и другое сырье – об этом просто мало где говорилось.

Опыт корпорации "Росатом" заставляет задуматься о многом. Например, почему УЭХК в условиях жесткой конкуренции может платить налоги и повышать зарплату, а "ЕВРАЗ" не может? Или почему при увеличении в 2014 году объемов производства и чистой прибыли на Качканарском горно-обогатительном комбинате инвестиционные проекты "усохли" на 86%, а программа развития – на 50%?

Любопытно, что и Нижнетагильский комбинат, с которым КГОК работает в одной связке, не особо обласкан инвестициями. Горняки полагают, что именно по этой причине металлурги производят слябы, а не, допустим, более дорогой лист с покрытием. А в итоге в декабре-январе оказались в убытках. В связи с этим управляющего директора КГОКа Владислава Жукова горняки напрямую спросили: "Куда уходит прибыль, если модернизация не ведется и зарплата урезается?" Тот ушел от ответа.

Владимир ПЕТРОВ

Актуальное