"Заводы смерти" обещают жизнь

Фото: "Нет заводу смерти в Камбарке. Удмуртия против" во "ВКонтакте"

Кто за?

Проблемы экологии в России из-за коронавируса отошли на второй план. Вдруг полыхнуло на шихане в Башкортостане. Но есть ведь не менее взрывные точки. Сразу в четырех регионах зреет недовольство из-за планов по строительству экотехнопарков, которые с подачи местных жителей стали именоваться "заводами смерти".

Не верю!

Речь о производственно-технических комплексах (ПТК) по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I-II классов опасности: "Камбарка" (Удмуртия), "Горный" (Михайловский, Саратовская область), "Марадыковский" (Мирный, Кировская область), "Щучье" (Курганская область). Построить их планируется в 2023 году.

Выбор места неслучаен – населенные пункты пережили соседство с заводами по уничтожению химического оружия. Теперь на их базе планируется заниматься особо опасными отходами – решение о профилировании было принято правительством страны в 2019 году. Кажется, что комар носа там не подточит, но местное население твердит заводам "нет". И баланса интересов государства и его граждан пока достигнуть не получается.

По данным Федерального экологического оператора (ФЭО, в прошлом – РосРАО), который, собственно, и занимается заводами, ежегодно в России образуется более 350 тысяч тонн опасных отходов, при этом на переработку попадает не более 1,5-2%.


Фото: страница "Экотехнопарк Камбарка" во "ВКонтакте"

На ПТК планируется поступление, в том числе, аккумуляторов, люминесцентных ламп, термометров, батареек, органических и неорганических отходов. При этом в ФЭО заверяют, что речь идет только об "отечественном мусоре", более того, не будет радиоактивных отходов и захоронения продуктов переработки.

Несмотря на эти и другие доводы, "дочке" Росатома не верят – в социальных сетях образовалось множество групп, выступающих против "заводов смерти", общественники пишут петиции, кооперируются, устраивают пикеты.

"Они [ФЭО] решили строить там, потому что они не хотят тратить деньги на возведение инфраструктуры и нового какого-то каркаса для будущего предприятия. Просто они купили новые технологии под свою авантюру, завезут их на завод и все, будут зарабатывать деньги", – рассказал "Уралинформбюро" представитель движения "Нет заводам смерти" Дмитрий Морозов.

Активнее всего "раскачивает лодку" Камбарка, где в советские времена много лет складировали химоружие. Это логично – рядом и Кама, и Нефтекамск, поэтому потенциально недовольных много.

"Такие предприятия можно построить где угодно там, где это не коснется человека. Россия – гигантская страна. Почему они хотят строить, где живут люди, рядом с поймой рек, рядом с рекой, которая способна заразить все Поволжье, если хоть что-то случится. Да еще на болотистой местности. Это же означает 100% попадание в реку", – подчеркивает Морозов.

Цена принятия

Ни один из субъектов РФ, где должны появиться предприятия, не входит в число отличников экономического развития. И местные власти, особенно в кризис, должны искать новые точки развития. "Заводы смерти" отлично подходят для этой роли. По крайне мере, если верить ФЭО.

"Создание современной и безопасной инфраструктуры по переработке отходов I и II классов позволит не только улучшить экологическую ситуацию регионов, связанную с обращением с отходами производства и потребления, но и, несомненно, станет драйвером экономического и социального развития территорий", – заявили агентству в пресс-службе компании.

Что же конкретно получит Камбарка или, например, Щучье в качестве "компенсации"? Как указывает ФЭО, один ПТК – это порядка 400 рабочих мест, налоговые отчисления, а также "развитие малого и среднего предпринимательства и промышленного потенциала", "различные варианты развития социальной инфраструктуры" и "научно-образовательное сопровождение".

Противники заводов не особенно верят в это.

"Не знаю, зачем они так врут нагло. Какой бум промышленности? Они даже не создают новые предприятия, они просто покупают технологии, меняют пару цехов и все. Это не будет качественным изменением", – парирует Дмитрий Морозов.


Фото: "Нет заводу смерти в Камбарке. Удмуртия против" во "ВКонтакте"

Активист также не видит плюсов в создании сотен новых рабочих мест. Он ожидает, что значительная их часть будет требовать соответствующего образования, а значит, должности займут приезжие специалисты.

"Камбаряков они будут нанимать уборщиками, грузчиками, водителями – на элементарные, копеечные профессии. Очень сомневаюсь, что они выделят 400 мест под такие функции. Готов поспорить, что для местных жителей будет 50 рабочих мест", – подчеркнул он.

Тем временем ФЭО очень старается склонить на свою сторону жителей четырех регионов: на территориях расположения будущих экотехнопарков открыты общественные приемные, объекты продвигаются во "ВКонтакте", организованы информационные центры, издаются разъясняющие материалы и так далее. Оценивать эффективность этой работы сложно. Но, можно предположить, что противники предприятий в своей агитации выглядят активней. Только одна петиция против строительства "завода смерти" в Саратовской области набрала более 100 тысяч подписей.

"Фактически [завод в Камбарке] для жителей – это плевок в лицо, это реально унижение. Будем там мы болеть или нет, им вообще плевать. Мы для них как холопы, они нам врут, что там будет. Никто из нас этот завод не хочет видеть", – категоричен Морозов.

В свою очередь администрация Камбарского района Удмуртии, пусть и советует не торопиться "считать цыплят", но перспективу видит.

"Сейчас говорить о каких-то конкретных цифрах финансовой и экономической составляющей экотехнопарка преждевременно. Без сомнения, район получит развитие экономики, в частности, ожидается рост малого и среднего бизнеса, развитие социальной инфраструктуры, связанной с обеспечением деятельности экотехнопарка и его сотрудников", – заявили там "Уралинформбюро".

Говоря о настроении местных жителей, чиновники отмечают, что "когда происходит что-то новое – неизбежно появляется масса вопросов". А сейчас "население приходит к пониманию необходимости создания экотехнопарка".

Может статься, что это опасная иллюзия. Из стадии молчаливого протеста люди после коронавируса очень быстро переходят к бунту.

Артем ПЕТРОВ

Еще в сюжете: Ветер мусорной реформы