Дуэль братьев Лаврентьевых

И крах семейной фабрики.

Каким вы себе представляете главу отделения партии "Единая Россия" в уральском поселке, где 12 тысяч жителей? Мы вас удивим!

Он ездит по Москве на Maybach, снимает в столице дом за 2 миллиона рублей в месяц и получает ежемесячную зарплату более десяти миллионов рублей в родном Белоярском. Его зовут Игорь Лаврентьев. Мы тоже удивились истории его жизни.

За фасадом

Оцифрованная Россия – это кладезь информации. Не отходя от компьютера, можно получить данные, которые взбудоражат как "верхи", так и "низы".

Например, в ноябре 2020 года Игорь Владимирович Лаврентьев приобрел полгектара земли в подмосковной Жуковке (она же Барвиха). Рыночная цена этого участка под ИЖС в самой богатой "деревне" мира более 500 миллионов рублей, а кадастровая в 10 раз меньше. Источники "Уралинформбюро" полагают, что в этой сумме около половины – банковский кредит.

Возможно, об этой сделке до сих пор не знает гендиректор ПАО "Уральский асбестовый горно-обогатительный комбинат" Юрий Козлов. А так бы у него было предположение о природе долга в 118 миллионов рублей за поставку хризотила в адрес ООО "Белоярская фабрика асбокартонных изделий", основным владельцем и гендиректором которого является Игорь Лаврентьев.


Олег, Владимир и Игорь Лаврентьевы

Как ранее подробно рассказывало "Уралинформбюро", в поселке Белоярский (50 километров от Екатеринбурга) триумвират Лаврентьевых – известные и уважаемые люди. Владимир Иванович в 1991 году возглавил фабрику, а спустя 11 лет он вместе с главбухом стали собственниками БФАИ (75/25).

После приватизации сыновья Олег и Игорь (между ними разница в 10 лет) были призваны на помощь отцу. Старший стал исполнительным директором, а младший постепенно поднялся до коммерческого. В 2013 году он отдал детям бразды правления и разделили пополам свою долю в бизнесе. И тут брат пошел на брата. Только, в отличие от библейских Каина и Авеля, младший на старшего.

В 2014 году отмечалось 100-летие БФАИ. К юбилею была издана книга, где елеем нарисована картина уникальной семейной фабрики в российской глубинке. К тому времени Игорь уже "подвинул" Олега, прикупив к доле (37,5%) отцовского наследия 13,5% из доли главбуха. Тем самым он получил контроль над фабрикой и назначил себя генеральным директором.

В книге с его слов записано: "мы – одна команда и всегда приходим к необходимому консенсусу. Главное, чтобы это было на благо предприятия".

Но это благо растаяло на глазах за несколько последних лет. Комплекс производства сухих смесей, достигший объема выпуска 600 тонн продукции в сутки, сдан в металлолом. Линии производства современной безасбестовой вакуумформованной огнеупорной продукции, в создание которых было вложено более 80 миллионов рублей, простаивают.


Этот фабричный комплекс остался только на фотографиях

Отдел кадров не успевает принимать-увольнять работников – такой текучки кадров на фабрики не видели. Долг за основное сырье – хризотил, закупаемый на "Ураласбесте", достиг годового объема потребления, из-за чего БФАИ уже простояла месяц без сырья!

Мажорный мажоритарий

В предшествующем материале мы пытались найти объяснение упадка Белоярской фабрики асбокартонных изделий. И остановились на иске Олега Лаврентьева об исключении Игоря Лаврентьева из участников ООО "БФАИ". Свердловский арбитраж начнет его рассмотрение 1 августа, а 22 июля в том же суде ПАО "Уральский асбестовый горно-обогатительный комбинат" приступит к взысканию с фабрики 118 миллионов рублей.

По второму делу все предельно просто – была поставка сырья, не было оплаты. Не можете рассчитаться – идите в банкроты. И Юрий Козлов неожиданно даже может получить внешнее управление над фабрикой, которая до 1992 года входила в состав "Ураласбеста".

Но есть небольшой нюанс. Миноритарий Олег (исполнительный директор) по сути считает, что брат довел фабрику "до ручки". И потому он намерен исключить его из совладельцев, чтобы спасти предприятие. Практика таких судебных дел в России имеется, истцу нужно доказать, что своими действиями мажоритарий, к тому же единоличный исполнительный орган, своими действиями нанес существенный вред БФАИ.

И тут мы волей-неволей должны внимательней присмотреться к Игорю Лаврентьеву. Его супруга Ольга числится заместителем гендиректора по социальным вопросам с зарплатой на уровне главного инженера – более 200 тысяч рублей в месяц. Ее видят на предприятии не часто – семья с тремя детьми на "постоянке" живет в Москве. Туда отправлен купленный на деньги фабрики Maybach. Также в семейном автопарке два Bentley, два Mercedes, Range Rover и подаренный на совершеннолетие дочери Porsche. Она сейчас учится в престижном московском вузе.

Арендуемый за счет фабрики (2 миллиона в месяц) дом в коттеджном поселке, судя по цене, где-то на Рублевке. Тамошним обитателям и невдомек, что Лаврентьев напоминает "нового русского" из 90-х с "ролексом", купленным в кредит. Он же не раскрывает источники своих доходов. А, между тем, семейная фабрика (кошелек Игоря) на последнем вздохе. С начала 2022 года задержки зарплаты стали хроническими, долги перед кредиторами неуклонно растут.

Но почему-то продукция БФАИ отправляется одним и тем же покупателям как напрямую (по отпускной цене), так и через компании-посредники (для них цена ниже, а маржу они, вероятно, с кем-то делят). Управленческие расходы фабрики около 25 миллионов рублей в месяц – это нагрузка примерно по 100 тысяч рублей на каждого работника, получающего в три раза меньше. Но те не ропщут, ведь председатель профкома БФАИ… помощник гендиректора по общим вопросам.

Еще один помощник гендиректора (по связям с общественностью) – Владимир Бекетов, исполнительный секретарь местного отделения "Единой России", которое возглавляет Лаврентьев. Он тянет на себе партийную работу, пока босс живет в Москве. Кстати, Игорь даже пытался стать депутатом Госдумы в 2016 году, но то ли имиджем не вышел, то ли не хватило денег на избирательную кампанию.

Для Свердловской области судебная дуэль двух братьев-заводчиков событие не рядовое. Хотя бы потому, что БФАИ – основной налогоплательщик Белоярского городского округа. Крах семейной фабрики в нынешних экономических условиях – это лишняя головная боль для властей региона.

Для Игоря Лаврентьева потеря источника красивой столичной жизни может стать нокаутом. Кому нужен обедневший член "Единой России"?

Это еще не конец нашего рассказа про Лаврентьевых из Белоярского.

Вадим ДЫНИН

Фото: Вадим Осипов, из книги "100 лет БФАИ"