Пятая колонна госсобственности

Новогодняя спячка на политическом олимпе Свердловской области завершилась прокурорским будильником. Надзорное ведомство, огласив результаты своей проверки, своеобразно "окрестило" министерство по управлению государственным имуществом. И тут же раздался любимый возглас думского меньшинства - "министра на плаху". Губернатор Александр Мишарин человека из своего близкого окружения, разумеется, не сдаст. Но, судя по всему, атака на Владимира Левченко и не ставила такой задачи. В коридорах среднеуральской власти гуляют несколько версий произошедшего, которые проанализировало "Уралинформбюро".  

МУГИСО – по скандалу каждый год

Скандалы в министерстве по управлению госимуществом - дело привычное. Они хотя бы раз в год разгорались еще при Эдуарде Росселе. Наиболее шумная стычка между хранителями областной собственности и силовиками произошла в 2009 году. Тогда люди в погонах переворошили множество папок в кабинетах руководителей МУГИСО, разыскивая информацию о создании агрофирмы "Северная".

Традиция продолжилась в губернаторство Александра Мишарина. В 2010 году ведомство оказалось в эпицентре скандала, связанного с продажей за копейки государственной доли в екатеринбургском торговом центре "Европа". Ряд депутатов областной думы, включая представителей "Единой России", настаивали на привлечении к расследованию прокуратуры и возбуждении уголовных дел. В итоге МУГИСО не стало лезть на рожон и исключило "продажный" пункт из областной программы управления госимуществом.

Обнародованное 18 января 2011 года заявление надзорного ведомства обескуражило не столько списком выявленных нарушений, сколько сделанными по итогам декабрьской проверки выводами. В прокурорских выражениях не было и намека на привычную в таких случаях политкорректность и презумпцию невиновности чиновников.

"Последние два года министерство фактически самоустранилось от основной своей функции - учета государственного имущества области. И, как результат - нецелевое и бесконтрольное использование объектов государственной собственности… должностные лица министерства демонстрируют халатное отношение к выполнению возложенных на них полномочий". И роскошный апофеоз - "защиту имущественных прав Свердловской области в большей степени осуществляет прокуратура области, а не специально уполномоченный на то орган исполнительной власти".

Подавляющая часть претензий касалась ведения Сводной описи государственного имущества. Прокуроры не обнаружили в ней сведений об акциях, долях Свердловской области в уставных капиталах хозяйственных обществ и товариществ, о движимом имуществе. А имеющаяся информация не позволила идентифицировать объекты собственности, поскольку в ряде случаев не были указаны ни месторасположение, ни площади. На момент прокурорской проверки не было оформлено право госсобственности на более чем 2 тысячи земельных участков и 303 объекта недвижимости. Подобная неразбериха царила и в Перечне имущества, подлежащего передаче малому и среднему бизнесу. 

По мнению прокуратуры, ненадлежащее ведение реестра лишает министерство возможности заключать требующие государственной регистрации сделки, что оборачивается нецелевым использованием имущества и секвестром казенных доходов. При этом осведомленные парламентские источники утверждают, что общественности был представлен не весь текст прокурорского месседжа. В нем якобы говорится и о пренебрежении законом о госслужбе. В частности, двое из трех заместителей министра не соответствуют установленным квалификационным требованиям.

Областной прокурор Юрий Пономарев дал понять, что настроен решительно и жаждет "крови". Он потребовал наказать Владимира Левченко, вплоть до снятия с должности. И оставил в рукаве мундира "козыри" на случай, если его оппоненты не согласятся на капитуляцию. Он пообещал направить следователям материалы, на основании которых могут быть возбуждены уголовные дела против первых лиц министерства.

Земля с возвратом

Знатоки правительственных тайн сразу отметили: прокуратура действовала по наводке. Кто-то словно подсказал, в каком шкафу и в какой папке находится кладезь нарушений. И тут же стали гадать: qui prodest?

Сначала подозрение пало на группу оставленных без хлебных должностей директоров ГУПов. Их в 2010 году министр Левченко увольнял пачками. Затем на память пришла отмена 44 приказов прежнего главы МУГИСО Алексея Молоткова о передаче в аренду земельных участков, расположенных в особо охраняемых зонах. Этот come back сильно расстроил некоторых влиятельных людей.

Осведомленные источники утверждают, что ближе других к А.Молоткову из парламентских руководителей был вице-спикер областной думы Наиль Шаймарданов. И в вопросах земельной госсобственности без росчерка его пера не обходилось. Опять же в близкие друзья видного единоросса записывают Марса Шарафулина, задержанного в начале 2011 года в Каннах сотрудниками Интерпола. Несколько месяцев этот екатеринбургский бизнесмен, подозреваемый в неуплате налогов, скрывался за границей. А прежде пользовался властным покровительством в имущественных конфликтах.

Главным политическим оппонентом Н.Шаймарданова является председатель думского комитета по законодательству Анатолий Гайда. Два единоросса буквально грозят исключить друг друга из партии, что равносильно отлучению от пирога власти. И если данный прокурорский удар придется по штабам вице-спикера, Гайда будет в выигрыше. 

Обозначив эту версию номером один, отметим, что вся многолетняя история МУГИСО неразрывно связана с властной верхушкой Свердловской области. Воистину без имущественного базиса не было бы политической надстройки. И приезд в Екатеринбург Александра Мишарина закономерно привел к отказу от произведений "архитектора" ельцинской эпохи Эдуарда Росселя.

Ищите Гайду!

Пятая "росселевская" колонна обязана была дать о себе знать в 2011 году. В минувшем году единомышленники экс-губернатора, удержавшиеся у кормила власти, перемигивались и перешептывались, мол, скоро наши дадут бой "понаехавшим тут" москвичам.

Особо горячие головы приняли за сигнал к атаке летнее назначение министра экономики Михаила Максимова исполняющим обязанности главы губернаторской администрации. Но амбициозный и гламурный чиновник не смог удержаться на гребне волны и слетел обратно - под локоть областного премьера Анатолия Гредина, с которым Максимов успел довести неприязненные отношения до кулачной стычки.

А оппозиция, если верить политологам и иже с ними, в это время "гнездилась" в Уральской академии госслужбы и ждала своего часа. УрАГС издавна слывет кузницей политических кадров. Кого только не найдешь среди ее выпускников и сотрудников. Например, коммерческим директором академии был кандидат политических наук Валерий Дубовцев. Несколько последних лет он занимал пост заместителя главы МУГИСО, курируя  объекты областной недвижимости и государственные активы. Как раз те, что вызвали основные претензии прокуратуры. В апреле 2010 года Владимир Левченко уволил Дубовцева, которого тут же назначили советником ректора Уральского федерального университета.

Член правления Ассоциации выпускников УрАГС Станислав Гайда - младший сын парламентария Гайды. Он несколько лет служит в МУГИСО. Сейчас исполняет обязанности директора департамента управления казенным имуществом и одновременно является заместителем директора отдела по распоряжению казенным имуществом. И опять же прокуратура успешно, словно по дорожным указателям, прошлась по этому имуществу. 

Когда осенью 2010 года команда Мишарина продвигала модернизацию Устава Свердловской области, камнем преткновения была группа депутатов областной думы, возглавляемая Анатолием Гайдой. И тогда в прессе прозвучала мысль о том, что ценой компромисса может стать назначение младшего Гайды заместителем министра имущественных отношений. Но Владимиру Левченко подыскали заместителей в Москве, и, стало быть, старая гвардия осталась без своего "на подаче".

Еще одной знаковой фигурой в "группе Академия" называют Андрея Лысенко. Он ушел с поста заместителя главы МУГИСО в 2002 году, возглавив Территориальное управление Росимущества по Свердловской области. И пробыл в этой должности до октября 2009 года, когда его "съел" чекист Владимир Островский. Под крылом Лысенко очень неплохо чувствовал себя старший сын Анатолия Гайды - Сергей. Сыновья с особо приближенным к Эдуарду Росселю папой успешно развивали "домашние" бизнесы - каких только компаний не было зарегистрировано в их большой квартире на Антона Валека, 24.

Публикации в интернете обозначают еще одну предприимчивую пару. В партнеры к Валерию Дубовцеву записывают Михаила Шилиманова. В 2000-х  он стал заместителем начальника Управления капитального строительства Свердловской области, а затем заместителем главы областного Управления государственного строительного надзора Ивана Рабцевича. Есть предположение, что, пользуясь своим служебным положением, Шилиманов "курировал" процесс сноса исторических памятников, которые мешают строителям вести застройку центральной части Екатеринбурга. И якобы выдача разрешительных документов на уничтожение осуществлялась им совместно с Дубовцевым.

Генерал Иван Рабцевич был осужден за получение взяток на 8 лет, а Михаил Шилиманов сейчас находится в боевом резерве Михаила Максимова. Он будет полезен своим товарищам на посту заместителя министра экономики, а может, им удастся посадить его в кресло начальника екатеринбургского УКСа.

Итак, версия номер два - прокуратуре помогли Гайда и его единомышленники, которым перекрыли доступ к распоряжению государственным имуществом. Если Владимир Левченко неожиданно пожертвует одним из своих нынешних заместителей и отдаст вакансию Станиславу Гайде, она будет ключевой.  

Андрей БЕЛЫЙ