Как идет мобилизация на успех?

В Свердловской области.

Программа "Четвертая власть" на Областном телевидении еженедельно собирает политиков, бизнесменов, журналистов для обсуждения важных для Свердловской области и России событий. 

25 января 2016 года в студию вместе с директором "Уралинформбюро" Вадимом Дыниным (ВД) пришли вице-спикер Законодательного собрания Свердловской области Виктор Шептий (ВШ), первый заместитель главы администрации губернатора Вадим Дубичев (Д), депутат областного парламента Андрей Альшевских (АА), директор еженедельника "АиФ на Урале" Дмитрий Бондарев (ДБ), директор филиала "Российской газеты" в Екатеринбурге Сергей Салыгин (СС) и главный редактор "Областной газеты" Дмитрий Полянин (ДП).

Вадим Дынин: Итак, уважаемые гости, у нас сегодня полчаса на мобилизацию. "Мобилизация на успех: год 2016" - таков заголовок статьи губернатора Евгения Куйвашева, которую с прошлой недели уже разобрали на цитаты журналисты, политологи и не только они. Вадим Рудольфович, внимательные читатели, наверное, вспомнят, что в прошлом году была аналогичная статья "Мобилизация на успех", то есть из года в год мы мобилизуемся. Как бы вы могли оценить – что изменилось от той мобилизации к сегодняшней?

Д: Я, кстати, напомню, что два года назад была большая, серьезная программная статья губернатора "Сохраним опорный край державы", и отсчет стратегии для того, чтобы понять логику действий областной власти, логику губернатора, те требования, которые он предъявляет, те задачи, которые он ставит, нужно вести все-таки именно с той статьи. Потому что там были высказаны принципиальные вещи для понимания того, что происходит на Урале и что будет происходить. "Мобилизация на успех" - статья программная прошлого года, ее развитие.

В этом году - это детализация и актуализация действия власти по отношению к сегодняшней ситуации. Я считаю, что принципиально важно публичное мнение губернатора, высказанное и в прошлом году в статье, и в этом году, потому что очень многие ориентируются на его мнение. Это же не досужий обыватель, который, скажем, может высказывать свое мнение. Его мнение означает управленческие решения, которые принимаются на уровне региона, а Свердловская область – это принципиально важный регион для Российской Федерации; десяток таких регионов в России, собственно, и определяют феномен страны - как экономический, так и политический. И как идут здесь прежде всего в экономике дела, так идут дела и в России. 

ВД: Губернатор, по сути дела, ставит в начале статьи вопрос ребром: есть ли у нас финансовая, промышленная, интеллектуальная и кадровая база, необходимая для модернизации региональной промышленной и социальной инфраструктуры? Виктор Анатольевич, что бы вы ответили на этот вопрос губернатора?

ВШ: Статья построена в форме вызовов и вариантов ответов на эти вызовы, в том числе и по потенциалу Урала промышленному – есть ли он для того, чтобы решать, в том числе и социальные, вопросы. Здесь рецепта безусловного нет, наверное, но тем не менее основные направления развития региона как в экономическом плане, так и в социальном построены все-таки на базе тех результатов, которые достигнуты за прошлый год. Губернатор об этом сказал четко, я поддержу мнение Вадима Дубичева о том, что все-таки сам спикер, автор статьи обладает статусом руководителя региона, и поэтому та информация, которую он дает – это все-таки не экспертное мнение, это не мнение критиков, это не мнение организаторов общественного обсуждения. Это точные цифры и точные факты, на которые впоследствии можно опираться.

Так вот, эти точные цифры и точные факты говорят о том, что в 2015 году у нас действительно все программы, все задачи выполнены экономические. Приведены примеры: я бы не сказал, что это как бы выдернуто из контекста всей социально-экономической ситуации, но приведены примеры там, где у нас рост – это в вопросах обрабатывающего производства, агропромышленный сектор, это вопросы финансового результата. У нас прибыль в области увеличилась, у нас в целом ВРП увеличился. Надо эти данные до людей просто донести, чтобы потом мы вместе отвечали на вопрос – есть ли у нас с вами потенциал для дальнейшего развития?

ВД: Дмитрий, поскольку статья опубликована в "Областной газете", какая цифра или набор цифр лично для вас стали, может быть, ну, не открытием, а такой итоговой точкой 2015 года?

ДП: Может быть, самая главная для меня фраза в этой статье – это то, что мы уже в течение трех лет активно и достаточно результативно модернизируем нашу область. Вот эта цифра – три года действий в одном направлении и четко понимая, что мы делаем – конечно, вдохновляет. Нет никаких рывков, каких-то разовых действий, есть концепция, есть понимание, куда мы движемся.

Сам заголовок "Мобилизация на успех" - если мобилизация, значит, мобилизовать кого? Очень важный тезис в этой статье обращен к команде. Губернатор говорит о создании команды. В команду он включает всех жителей Свердловской области. Конечно, делает ставку на глав муниципальных образований, на депутатский корпус, но у меня появился и вопрос в связи с этой статьей, и он обращен к Виктору Анатольевичу как лидеру регионального отделения партии "Единая Россия". У нас ведь год очень напряженный, и губернатор об этом говорит в статье, поскольку здесь еще и выборы, и формирование новой политической реальности или продолжение действующего курса. Если есть выборы, то есть и участие в них партий. Губернатор не скрывает, что он поддерживает курс "Единой России". Как вы относитесь к вероятности того, что губернатор может возглавить список "Единой России"?

ВШ: На самом деле, конечно, не могло не быть в статье, которая опубликована в год, когда такой выборный цикл – выбирается Государственная Дума в полном составе по новым правилам, избирается Законодательное собрание Свердловской области в полном составе, избирается треть муниципалитетов – губернатор не мог об этом не упомянуть. Он не просто выполнил необходимый ритуал, поговорив об этом в статье и высказав свое мнение, но он акцент обозначил на командность всех вот этих действий не только в области развития Свердловской области, но и в области ее политического руководства.

И это хороший такой для нас – я имею в виду как для регионального отделения партии "Единая Россия", и в целом для партии, наверное – подход, что все-таки на базе политической силы должна формироваться команда. Это - современный подход, современный тренд, причем не только общероссийский. Это - общемировой тренд. Кто возглавит список, в этой статье он сказал, если вы читали. Четко совершено. Правда, не называя персоналии, называя принцип: тот, кто докажет свою эффективность в ходе предварительного голосования. И только это явится основанием для принятия  решения. Не кулуарно, не финансовые какие-то там договоренности, а только открытое, легитимное обсуждение. Поэтому ответ на этот вопрос есть, его надо просто – ну, между строк почитать.

ВД: Если мы заговорили про выборы… Андрей, я думаю, что ни для кого, наверное, не секрет, что вы пойдете снова на выборы как действующий депутат. Вообще выборы – сентябрьские выборы Заксобрания, Государственной Думы – это может быть некой стратагемой для Свердловской области в этом году?

АА: Я скажу больше. Ну, во-первых, я готов присоединиться к тому, что сказали, что это важная статья, потому что губернатор говорит как высшее должностное лицо, говорит, куда мы идем, какие цели перед собой ставим.

Второе. Я бы, вот если эту статью посмотреть, я бы начинал от базовой вещи, самой главной – она в конце этой статьи. Где четко было сказано, что у нас впереди достаточно веселый год – в выборном плане, я имею в виду – это формирование Государственной Думы, Законодательного собрания, и так, как мы проведем выборы, как будут сформированы эти представительные органы власти – так мы и будем развиваться в ближайшие пять лет.

И еще момент интересный в том плане, что мы в конце 2015 года приняли достаточно важный закон по поводу стратегического развития Свердловской области до 2030 года. В рамках этого закона сейчас правительство должно разработать план мероприятий.

Это еще раз обращение губернатора ко всем жителям Свердловской области, что он готов для диалога: есть какие-то ваши предложения – присылайте, будем обсуждать на дискуссиях, на общественных площадках, для того, чтобы вырабатывать единый план, который будем потом как единая команда реализовывать.

ВД: Это хорошо, что вы сказали как раз про "Стратегию 2030". Я позволю себе одну цитату: на прошлой неделе министр по вопросам открытого правительства, федерального правительства Михаил Абызов заявил, что разработка стратегии развития страны до 2030 года особенно актуальна в сложившейся экономической ситуации. Прямая цитата: "Сегодня у правительства и в государстве нет принятой долгосрочной стратегии". То есть в Свердловской области она уже обсуждена, обнародована, она уже принята, а на федеральном уровне – сейчас на экономическом форуме в Красноярске в феврале ее только будут обсуждать. Дмитрий, как вы считаете, мы не бежим впереди паровоза? Еще там, на федеральном уровне, не приняли стратегию, а мы уже.

ДБ: Как мне кажется, немножко бежим. По одной простой причине: хорошо, когда у тебя есть долгосрочная стратегия до 2030 года, но это стратегия одного субъекта федерации – Свердловской области. Вполне возможна такая ситуация, что федеральная стратегия развития до 2030 года не будет коррелироваться на 100% со стратегией Свердловской области. Если же стратегию Свердловской области возьмут, допустим, за основу на федеральном уровне, это будет прекрасно. 

Д: А я сразу приведу исторический пример. Ровно все наоборот. Экономика строится в таких регионах, как Свердловская область, и она определяет во многом ситуацию в Российской Федерации. Мы - опорный край державы! В 90-х годах, когда не то что стратегии развития у России не было, а был хаос политический, законодательный хаос, экономический, страна переходила из социалистического режима экономики, уклада экономики в новый, капиталистический, - чем ответила Свердловская область тогда? Она разработала по указанию Росселя "Схему размещения производительных сил". Это территориальное планирование, которое учитывает все стороны жизни: производство, социальная структура, энергетика – все что хочешь. Этот документ, который тогда глава Минфина Галина Ковалева готовила, стал на несколько лет, как пишет губернатор, документом, по которому жили и развивались и муниципалитеты, и Свердловская область в целом.

Никто ничего не ждал, потому что у Свердловской области, у нас с вами всегда было четкое понимание: никто, кроме нас, эту работу не сделает. Дело не в кризисе, дело не в фондовых рынках, не в курсе рубля. Вот мы здесь сработаем, все тут точно спланируем – тем более, что, слава богу, у нас нет ни нефти, ни газа (это огромное преимущество Свердловской области). У нас есть умные люди, которые знают, что нужно делать, у нас есть предприятия, у нас есть оборонка – вот все это нужно точно спланировать. Губернатор в этой статье – мы говорили о новизне этой статьи – по сути дела, сказал, что Свердловская область с учетом мощного процесса импортозамещения и переориентации нашей экономики на внутреннее потребление и внутреннее производство сейчас будет заниматься территориальным планированием экономики и социальной инфраструктуры. Он же не просто сказал, что мы садиков понастроили. Сейчас речь идет о грамотном, на годы вперед, территориальном планировании. И поставил соответствующую задачу. И эта задача будет выполнена.

АА: Я можно добавлю здесь по поводу "бежим"? Коллеги, я думаю, согласитесь: лучше бежать к той цели, которую ты перед собой поставил, чем тебя будут пинать к той цели. Так что я считаю, что лучше бежать. И я считаю, я согласен, что мы не зря говорим, что мы - опорный край державы, и пусть вся Российская Федерация с нас берет пример.

ДБ: Я же ровно об этом и говорил: с нас возьмут пример, потом еще столицу к нам перенесут, будет вообще здорово.

СС: Есть такой старый армейский принцип: сделай первым и лучше, чем все. Потом всех остальных заставят сделать как у тебя.

ВД: Сергей, хорошо что вы подключились к дискуссии. Прежде чем я задам вам вопрос, цифра, которую привел губернатор: 2 триллиона рублей – валовой региональный продукт в прошлом году (плюс 15% к 2014 году). Из них 1,4 триллиона – это обрабатывающая промышленность, то есть 70%. И он четко подчеркивает, вы правильно сказали – у нас нет нефти, нет газа в наших доходах.

Опять же цитата от Алексея Кудрина, который говорит, что федеральная власть боится сейчас приступать к реформам, потому что выборный год на носу, и мы опять просидим, в целом страна. То есть нефтяную иглу уже сломали, цены на нефть упали. Реформы мы так в стране и не начали, а получается, что в Свердловской области реформы-то идут. Или я неправильно понял?

СС: В стране тоже идут реформы. Я бы не сказал, что они не идут. Другое дело, что очень много различных точек зрения. Мне кажется, что не все они учитываются при разработке той самой "Стратегии 2030" для страны. Пока не все учитываются - посмотрим, что будет в Красноярске.

Если говорить об этом выборном годе, то главный акцент статьи сделан был как раз на этом, что год выборный и нам надо всем собраться. Мне бы хотелось, чтобы все понимали, что в выборный год внимание к чиновникам будет как через увеличительную лупу: будут смотреть за каждым их шагом. И любой их проступок будет увеличиваться – или неудача, или неправильно принятое решение – будет обрастать вот таким комом, и это будет подаваться как трагедия, как поражение. Не как мобилизация на успех, а совсем другое. Поэтому год на самом деле сложный, и губернатор об этом прямо говорит. Сегодня нужно понимать, что так и будет, что люди должны думать, должны видеть тех, кто делает дело и кто говорит. Кто говорит, критикует, но ничего не предлагает. Я думаю, что это здорово. 

Лично мне понравилось в статье, что губернатор написал: "Я читал, анализировал…", и я подумал: он читал прессу, смотрел, что говорят люди. Мне бы еще хотелось, чтобы у него хватало времени, чтобы его помощники давали ему те передачи, которые мы с вами здесь записываем – мне кажется, иногда звучат достаточно много дельных мыслей, и они могли бы тоже браться на вооружение, потому что именно таким образом, когда призывают всех высказывать какие-то конструктивные мысли, говорить о проблемах и что-то предлагать, то надо слышать этих людей.

На "Деловом завтраке" у меня в редакции был один из чиновников наших, который сказал: "Вы знаете, был в одном из муниципалитетов на севере области, и мне сказали – как здорово, что вы сюда приехали: к нам все депутаты и чиновники приезжают в выборный год; видимо, в этом году будут ездить". Это вот как раз отчасти ответ на вопросы и на задачи, которые ставит губернатор. Что в общем-то работать надо не в выборный год, и если мы в 2015, в 2014 определили для себя приоритеты, мы по ним работали. Если приоритет определен – поставили задачу школы строить, садики – задача решена. На самом деле получается, что главное – определить правильно приоритеты, и здесь жители Свердловской области должны помочь.

ВД: Вы сказали про чиновников. Виктор Анатольевич, вообще-то губернатор сказал о консолидации не только чиновников, не только власти, но и того же самого бизнеса. Почему мы под этим увеличительным стеклом не посмотрим на бизнес? А бизнес-то что делает? Развивает производство?

ВШ: Я уже частично коснулся, что в статье дана оценка развития и нашей промышленности, и вот акцент на то, что мы получили опережающий рост обрабатывающих производств – это не какие-то цифры сухие, это значит, что мы у каких-то иностранцев, у других субъектов Федерации забрали себе центр прибыли, создали здесь рабочие места и не отдали туда чушки, или слябы, или кругляк, а здесь переработали. И таким образом это действительно современный и очень правильный экономический подход.

Опять же для того, чтобы наша промышленность, предприниматели не чувствовали, что где-то отдельно эти решения приняты, где-то отдельно эти лозунги, а где-то отдельно они со своими проблемами. Вот эта работа тоже ведется, и, кстати, в статье о ней сказано со ссылкой на закон – я назову его коротко "О промышленной политике Свердловской области" - где меры поддержки перечислены. И губернатор обращает внимание на то, что эти меры поддержки не должны остаться на бумаге, не должны остаться в каком-то клубе тех, кто окружает, допустим, те же комитеты по развитию малого бизнеса, и определенные средства на поддержку малого бизнеса по разным направлениям идут.

Это должно быть реально работающим механизмом, и как раз что такое промышленная политика? Это поддержать те точки роста, благодаря которым в целом будет промышленность расти. Это - миссия руководства, политического, хозяйственного руководства области. И об этом говорится, но уже не просто говорится. Мы как законодатели можем сказать: этот закон принят, и сейчас в ближайшее время будем смотреть его исполнение. Мы действительно не хотим, чтобы нам говорили: вы принимаете декларативные, рамочные, как говорится, законы в плохом смысле этого слова. Поэтому тот самый чиновник, про которого вы говорите, не должен командовать. Он должен помогать развиваться.

АА: Мы хоть сколько можем обсуждать в любой аудитории, в том числе и здесь, любые программные статьи, любые цели, задачи, горизонты и так далее. Сказать – это, ну, процентов пять. Надо всем, засучив рукава, просто делать, выполнять свою работу. Каждый должен заниматься своей работой для того, чтобы достичь этих целей. И вот здесь, еще раз возвращаясь к этой статье – это именно командная работа, именно процесс формирования команды для реализации, достижения этих целей.

Но я хотел бы здесь еще обратить внимание: считаю, что это не то чтобы недоработка, это как бы не претензия, а рекомендация. Я считаю, для достижения подобных целей должна рассматриваться персональная ответственность. За каждым направлением, за каждой циферкой, за каждым словом должен быть ответственный человек, который должен нести персональную ответственность, если он, предположим, по каким-то причинам не выполнил те параметры, которые были перечислены в том числе в этой программной статье.

ВД: В этой программной статье есть еще один тезис, о котором почему-то никто не сказал, - "Сила Урала". Губернатор обозначает нечто, единый план территориального развития области, называет его "Сила Урала". Вадим Рудольфович, вы вспомнили Росселя. А я вспомню, что 20 лет назад было политическое движение "Преображение Урала". Вот как вы думаете, не станет ли "Сила Урала" неким брендом - выборным брендом, политическим брендом?

Д: Ну, не думаю, тем более что губернатор оговорился, что он предлагает условное название некоего комплексного документа территориального развития и планирования…

ВД: Но название красивое...

Д: Красивое. Если это привьется в качестве политического бренда, замечательно. Нет – неважно. Главное – что оно отражает суть. Наша правильная стратегия развития территории – это и есть наша сила. В этом смысле применяется, как мне кажется, губернатором этот тезис. Ведь есть очень серьезные угрозы: вот вы правильно обозначили совершенно тему бизнеса, потому что, во-первых, бизнес по определению всегда стремится сократить расходы, затратную часть в случае возникновения каких-либо угроз самого разного  рода. Задача власти – и, собственно, об этом говорит губернатор в статье – создать условия для того, чтобы бизнес шел не по сценарию сокращения расходов в случаях каких-то угроз, а, наоборот, по инвестиционному пути развития. Это два принципиально разных сценария развития экономики для преодоления кризиса.

Мы знаем, что в случае кризисных явлений иногда реализуются сценарии максимального сокращения – как шагреневая кожа, которая начинает сокращаться, пытаясь уйти от каких-то дополнительных затрат, минимизируя свою работу, свои действия. Это вообще сценарий умирания на самом деле в надежде, что потом когда-то будет благоприятный период, и мы разовьемся. Есть другой сценарий преодоления кризиса. Это, наоборот, максимальное инвестирование – в том числе госинвестиции – в строительство, в социальную инфраструктуру, в оборонку, в импортозамещение. Вот принципиальная вещь, которая правильно абсолютно отражена в статье губернатора, что мы кризис должны преодолевать работой, увеличивая объем работы, увеличивая объем инвестиций и больше строя, больше производя.

Это глазьевская, между прочим, концепция преодоления кризиса. Он сейчас очень много критикует правительство Российской Федерации, где есть адепты преодоления кризисных явлений за счет некоторой стагнации, в том числе бюджетных инвестиций и так далее, сокращения бюджетной сферы: там давайте урежем зарплаты учителям, например, и уменьшим их количество. Уменьшатся затраты из бюджета, вот уже бюджету будет легче. Глазьев правильно говорит: это - тупиковый путь развития. Это - смерть! Вы таким образом ничего не решите в экономике, только увеличите количество людей, недовольных жизнью в современной России. Обратный должен быть путь. Губернатор Глазьева не называет, но идеология-то именно такая: развитие, а не стагнация.

ВД: То есть, Виктор Анатольевич, качать мускулы, я правильно понимаю? Нужно все равно качать мускулы…

ВШ: Это же принцип бизнеса. Он, кстати, должен использоваться в государственном менеджменте. Если ты остановился, если не обгоняешь сам себя, тебя обгонят другие. То, что у Свердловской области сегодня реально появляется шанс при нынешнем нашем экономическом укладе опередить некоторые другие субъекты Российской Федерации в развитии, этот шанс мы не можем, не имеем права не использовать. Кстати, внешний рынок нам здесь на руку, потому что импортоориентированная наша, допустим, металлургия на сегодня при курсе бивалютной корзины сыграет нам на руку. Отсюда и прибыльность, о которой я говорил, по прошлому году.

Кстати, я напомню, может быть, зрителям, что налог на прибыль предприятий является основным доходным источником бюджета Свердловской области. Тогда уже мы можем говорить о каких-то социальных обязательствах, о решении социальных, инфраструктурных проблем - только если у нас есть откуда взять эти средства. И, кстати, фонд оплаты труда, когда мы говорим, что его снижать нельзя – это тоже тот налог, который на треть практически формирует наши собственные доходы.

Д: Вы знаете, что мне не хватило в статье по экономике? Очень серьезные проблемы сейчас у малого и среднего бизнеса. На мой взгляд, например, мер государственной поддержки малого и среднего бизнеса на концептуальном уровне недостаточно. Все те меры, например, которые у нас в Свердловской области – они такие стандартные, типичные для регионов. Уже очевидно, что они не срабатывают. Тут вообще другая концепция должна быть, но я надеюсь, что губернатор нас услышит…

ДБ: Я буквально хотел тему эту поднять, потому что я здесь единственный представитель малого бизнеса на самом деле. То, что вы говорили – развитие, качать мускулы – это, конечно, прекрасно для макроэкономики, но это не срабатывает для малого бизнеса. Малый бизнес в 2015 году сжимался, стагнировал, и все самосохранялись – ну, кто мог самосохраниться. Я просто по своим предприятиям знаю. Может, я - неэффективный хозяйственник, но я знаю людей, которые тоже сокращали расходы, сокращали людей, к сожалению, и пытались сохраниться. Каков будет следующий год, непонятно вообще. Про меры по поддержке малого бизнеса – да, действительно, в Свердловской области они пока не работают. То есть они заявлены какие-то, но вот я как представитель малого бизнеса с ними, пардон, не пересекаюсь.

ВШ: Пример я вам приведу. Один из региональных банков на своем брифинге сказал: ребята, нам честно не интересно кредитовать малый бизнес. Мы, наверное, заниматься этим пока до лучших времен не будем. Не будете кредитовать? А у нас меры поддержки господдержки идут – на компенсацию процентных ставок! Вот тебе и появляется неработающая мера. Раз банки, исходя из своей политики, говорят – мы не будем вам давать кредиты, нет и компенсации за кредиты. Поэтому я согласен, что эта тема будет оставаться очень актуальной.

ВД: Получается, что нужно опять же тогда власти показать силу и сказать банку: так, господа, вы что творите?

Д: Между прочим, в начале прошлого года, я напомню, когда тоже было очень много мрачных прогнозов, губернатор провел несколько системных встреч, и одна из них была с банковским сообществом. Там были торговые сети, крупный бизнес и банковское сообщество. И там в режиме оперативного штаба были выработаны очень серьезные решения, сказавшиеся на ситуации особенно в кредитовании сельского производителя по 2015 году. Это тоже нужно делать, что вы говорите, но мне кажется, тут концептуально очень быстро надо оперативно разрабатывать вообще иную концепцию подхода к поддержке малого бизнеса, потому что там сотни тысяч людей, которые сейчас в очень серьезной экономической ситуации в связи с реальным падением доходов у населения.

ДБ: Надо какие-то хотя бы точечные меры принимать прямо сейчас.

АА: Сейчас именно тот период, где, может быть, плохое слово, вот именно надо переходить на ручное управление. Чтобы быстро и оперативно принимались решения…

ДБ: Потому что многие могут умереть в течение 2016 года.

ДП: Вот в статье губернатор об этом говорит: масса была мрачных прогнозов, ни один из них не сбылся. Ни один из мрачных прогнозов. Возникли определенные трудности, конечно: мы видим отсутствие внешних финансовых ресурсов, которых было очень много раньше у наших банков. Сейчас этого нет, мы надеемся на себя, но мы не то чтобы в ситуации кризиса. Кризис на самом деле наступил у тех, кто лежал на диване и стриг купоны или брал дешевые деньги на Западе и здесь вкладывал, отдавал нашим предпринимателям дорого. Те, кто работали – масса примеров по тем предприятиям, конкретным предприятиям, которые увеличили свои обороты, улучшили свои показатели.

АА: Я хотел бы добавить по поводу ручного управления. Вот то, что вы говорите – согласен полностью. Сейчас надо принимать оперативные решения, последствия которых, положительные результаты придут не сейчас, а завтра-послезавтра. Поэтому я и говорю: не надо оттягивать и ждать там – через 60-90 дней рассмотрим проект закона о внесении изменений в областной закон, а там, глядишь…

ДП: Но это не ручное управление. Это - работа команды.

ВШ: Тут, знаете, как говорится – и ты прав, и ты прав, и ты тоже прав. На самом деле здесь возрастает – о чем тоже, кстати, в обсуждаемой нами статье сказано – роль сообществ. Профессиональных сообществ, общественных организаций. Вот если на примере банка так зацепило, потому что этот пример на поверхности и многих касается – и банковское сообщество ведь тоже может к своему членству в том же банковском союзе относиться либо как к вынужденной мере, платить там взносы и так далее, либо будет относиться как к очень ответственному участию и выполнению тех стратегических задач, которые тем же профессиональным сообществом ставятся. Мы говорим – это ручное управление, нет, это скорее опять же общемировая сложившаяся практика, что отраслевые союзы порой принимают очень серьезные решения, от которых никто из членов этих союзов не отказывается.

ВД: Коллеги, судя по тому, с какой жаркой дискуссии мы начинаем программу в этом году, 2016 год действительно будет сложным, год будет интересным. И важные события мы обсудим в программе "Четвертая власть" на канале ОТВ, чтобы все их лучше понимали.