Невольники власти

В предвыборной упряжке.

За ноябрь губернатор Евгений Куйвашев сделал то, о чем Кремль мечтал с конца 90-х. Реформа системы власти Свердловской области укрепила президентскую вертикаль, полностью исключив любое вольнодумство времен первого губернатора "уральской республики" Эдуарда Росселя. Теперь вся политическая и исполнительная власть сосредоточена в руках одного человека.

Формально реформа свелась к упразднению должности председателя областного правительства и передаче его полномочий главе региона. Кроме того в чиновничьей табели о рангах появились "заместители" и "первые заместители губернатора".

Одной из ключевых интриг с самого начала был вопрос о полномочиях главы администрации губернатора Владимира Тунгусова. Указом Евгения Куйвашева от 7 ноября 2016 года тот стал главным по решению всех вопросов внутренней политики. В том числе отвечая за взаимодействие с администрацией президента и аппарата правительства РФ, Законодательным собранием, администрациями управленческих округов области и органами местного самоуправления.

Промежуточный итог реформы выглядел следующим образом. Губернатор опирается на двух первых заместителей. Алексей Орлов организует работу кабмина, проводя заседания и визируя принимаемые постановления, а также курирует работу министерств реального сектора экономики. Владимир Тунгусов отвечает за политику. При этом у Куйвашева остаются в "ручном управлении" Минфин и МУГИСО. Но тут случилась осечка. Верная губернатору Галина Кулаченко осталась "на казне", а вот подследственный Алексей Пьянков в кабинет главы Мингосимущества после "предупредительной ракеты из ФСБ" вернуться не решился. И теперь значится в общественных советниках главы региона.

А 30 ноября Куйвашев внес в Заксобрание пакет поправок в закон "О правительстве Свердловской области", который полностью меняет расклад сил в предыдущей схеме. Помимо переданных ранее "политических" полномочий Владимир Тунгусов получил в свои руки правительство, поскольку отвечает за организацию его работы и контроль выполнения исполнительными органами власти поставленных перед ними задач. "У Тунгусова теперь власти будет больше, чем было у губернатора Эдуарда Росселя. Тот контролировал парламент и исполнительную власть, но конфликтовал с Москвой – у Владимира Георгиевича же все то же самое, плюс поддержка Кремля", - прокомментировал сложившийся расклад руководитель уральского отделения ФоРГО Анатолий Гагарин.

Чуть ранее Евгений Куйвашев, утвердив новый регламент правительства, фактически упразднил заседания кабмина, сделав их необязательными и введя новую форму принятия постановлений в виде "заочного голосования". В ряде случаев по распоряжению главы региона управленческие решения могут теперь и вовсе приниматься без обсуждения с министрами. То есть все определяется путем переговоров, находящихся в компетенции Владимира Тунгусова. В новой схеме он сам решает, о каких именно проблемах докладывать губернатору, что делать, кто из министров и как будет этим заниматься. Он же контролирует исполнение.

Другому первому заместителю главы региона Алексею Орлову в этой ситуации остается лишь составление планов по развитию экономики, в том числе и, скорее всего, курирование работы проанонсированных губернатором "проектных офисов" по реализации нацпроектов, которые должны появиться в ближайшем будущем. Таким образом Евгений Куйвашев фактически освободил себя от "текучки", которой раньше занимался премьер Денис Паслер.

"У губернатора остается право первой подписи – тем самым сохраняется контроль над процессом. Он имеет возможность определять приоритеты, но как они будут реализовываться и будут ли – это теперь зависит от Тунгусова, власть очень серьезная", - отметил в разговоре с корреспондентом "Уралинформбюро" руководитель исследовательского центра "Аналитик" Андрей Мозолин. По словам политолога, глава региона в этой системе становится ретранслятором, который сообщает в Екатеринбург установки Москвы и потом отчитывается в Кремле об исполнении. "При такой системе, кстати, в принципе становится не важно, кто именно возглавляет регион. Но у действующего губернатора шансов на переизбрание в следующем году все же больше", - отмечает эксперт.

Выборы - главная задача команды Куйвашева. Сначала губернаторские в сентябре 2017 года, а потом президентские в 2018-м. И тут плохая новость для глав муниципалитетов. "Усиление помогает Владимиру Тунгусову выстраивать отношения со всеми участниками процесса, которые позволят обеспечить нужные результаты. В том числе и с мэрами городов. В минувшую кампанию мы видели, как часть из них игнорировали выборы или вовсе саботировали – теперь такая ситуация исключена", – поясняет Анатолий Гагарин.

В свою очередь Андрей Мозолин отмечает, что подобные "вертикали" выстроены на сегодняшний день во всех регионах страны – Свердловская область оставалась одной из последних с "росселевской вольницей". В конечном же счете, по мнению эксперта, речь идет о восстановлении системы власти, которая существовала в стране в ХХ веке: "Как во времена СССР: Москва поставила задачу – исполнительные органы на местах в течение 5 суток отчитываются об исполнении. Кто будет "плохо себя вести" – становится Улюкаевым".

Игорь ЧУКРЕЕВ

Ещё в сюжете: Реформа Куйвашева