Технический дефолт как приговор России

Которого почти не избежать.

Предприниматели Свердловской области опасаются всплеска безработицы в 2015 году. Десятки промышленных предприятий региона попали в зону риска после декабрьской девальвации. Обвал рубля не помог вытеснить с рынка сильно подорожавшую импортную продукцию даже конкурентоспособным производителям. Как выяснил обозреватель "Уралинформбюро", Россия оказалась в состоянии технического дефолта, выйти из которого можно лишь с помощью чрезвычайных мер. Однако бизнес до сих пор не может получить от власти ответа, как она будет бороться с финансовым параличом.

Выплата долгов иностранным банкам и отток капитала из страны в конце 2014 года привели к тому, что крупнейшие российские корпорации сегодня не могут платить по своим обязательствам. Цепочка неплатежей автоматически распространилась по всей промышленности: по словам генерального директора УМК "Пумори-СИЗ" Александра Баландина, необходимо срочно поменять очередность платежей, предусмотреть, может быть, мораторий на часть выплат, ввести специальные формы расчетов либо выпустить ценные бумаги, которые помогли бы ослабить удавку неплатежей. Бизнесмен убежден, что если все пустить на самотек, то последствия будут настолько серьезными, что восстановить разрушения не удастся и после кризиса.

Бизнес пока не понимает, как власти будут действовать в кризисной ситуации. В принимаемых документах о поддержке промышленности слишком мало конкретики.  Предприниматели, например, не представляют, как будет происходить кредитование предприятий в рамках объявленного губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым соглашения регионального правительства с ведущими банками или как будут развиваться их отношения с фискальными органами. Пока что эти организации работают в рамках прежних инструкций.

Президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин считает, что действия властей по стимулированию НИОКР и поддержке конкретных проектов через Фонд развития промышленности можно было бы только приветствовать, если бы… не системный кризис. В нынешней чрезвычайной ситуации правительство должно взять рычаги управления на себя. В первую очередь необходимо "дать кислород" наиболее приоритетным предприятиям, чтобы они по цепочке смогли передать импульс своим партнерам. Средства на поддержку малого и среднего бизнеса необходимо разбить на крупные лоты и отдать их тем, кто сможет стать локомотивом импортозамещения. Пока же, утверждает Беседин, финансы размазываются между всеми настолько тонким слоем, что его и не видно.

Практика показывает, что непродуманная финансовая политика делает бессмысленной саму программу по импортозамещению. Например, ОАО "Уралтрансмаш" летом 2014 года представило опытный образец перспективного трамвая R1, который был на 10 миллионов рублей дешевле импортных аналогов. После декабрьской девальвации и увеличения доли отечественных комплектующих, он стал еще привлекательнее, но его не берут: у муниципалитетов нет денег на закупки. Ситуация более чем странная: раньше их хватало на импортные трамваи, а сегодня не хватает на дешевые отечественные. 

Эксперты объясняют денежный дефицит тем, что антикризисные мероприятия сегодня проводятся за счет секвестирования бюджетных расходов. Центробанк, который организовал "погром" российской экономики, лишь накачивает ликвидностью системообразующие банки, которая, как и в кризис 2008 года, в реальный сектор не попадает. Очевидно, что пока финансовый паралич не будет преодолен, об импортозамещении можно забыть.

Но главное даже в другом: генеральный директор ОАО "НПК "Уралвагонзавод" Олег Сиенко утверждает, что кредит со ставкой выше 9% губителен для машиностроения. Правительство же готово предоставить проектное финансирование под 11,5%. Правда, как заявил министр промышленности и науки Свердловской области Андрей Мисюра, регион направил 45 проектов в Фонд развития промышленности, который готов предоставить ресурсы под 5% годовых. Вопрос в том, получит ли кто-то эти дешевые кредиты? Пока ничего не слышно о том, что счастье улыбнулось кому-то из уральских промышленников. 

Стоит ли после этого удивляться, что 18 из 82 предприятий Свердловской области, за которыми осуществляется мониторинг, попали в зону риска? Причины, утверждает А.Мисюра, хорошо всем известны: неплатежи со стороны монополистов, рост стоимости комплектующих и недоступность кредитных ресурсов. Оборотных средств нет даже у прибыльных предприятий, чья продукция востребована рынком. Подобная ситуация называется техническим дефолтом, и она грозит массовой безработицей.

Владимир ТЕРЛЕЦКИЙ