×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


УГМК признала экологическую катастрофу на Северном Урале04 октября в 09:38

Реки отравлены металлами и кислотами.

УГМК-холдинг признал экологическую катастрофу на Северном Урале, где компания ведет разработку Шемурского и Ново-Шемурского месторождений медно-цинковых руд. Реки, протекающие по Ивдельскому и Североуральскому городским округам, отравлены тяжелыми металлами и кислотами.

Пресс-конференция, посвященная загрязнению рек, состоялась 3 октября. В ней приняли участие представители заповедника "Денежкин Камень", УГМК, Госрыбцентра и Российского научно-исследовательского института охраны водных ресурсов. Инициатором мероприятия выступили руководители заповедника. Они забили тревогу минувшим летом, обнаружив, что в реке Шегультан пропала рыба, а вода окрасилась в ядовито-зеленый цвет.

Годы медных безобразий

Проблема загрязнения Северного Урала не теряет остроты с осени прошлого года. Тогда от жителей Ивделя поступил вал жалоб на то, что одноименная река в городе окрасилась в ядовито-зеленый цвет и в ней пропала рыба. Промышленными отходами также оказались загрязнены реки Тальтия и Черная. После статей "Уралинформбюро" надзорные ведомства установили, что компания "Святогор", входящая в состав УГМК-Холдинга, допустила сброс с рудных месторождений недостаточно очищенных сточных вод на водосборную площадь Черной, откуда и пошло по цепочке загрязнение рек металлами.

В конце лета руководство "Денежкиного Камня" продемонстрировало доказательства того, что от разработок карьеров пострадали еще несколько рек – Шегультан, Тамшер и Ольховка. На фотографиях видно, что прозрачный когда-то Шегультан стал мутным, с ядовито-зеленым оттенком, камни в воде покрылись желто-оранжевым налетом, пропала рыба, хотя еще недавно хариуса, замечают местные, "мужики вылавливали мешками". По словам директора заповедника Анны Квашниной, загрязнение могло накапливаться годами, но зелень на реке Шегультан появилась именно в этом году.

Она подчеркивает, что отравлений на территории заповедника не зафиксировано - мутные потоки зафиксированы в низовье Шегультана, но они не дают рыбе подниматься вверх по течению на территорию "Денежкиного Камня". "Водная биота (совокупность видов живых организмов – прим. ред.) не пойдет через эту пробку, и значит, ее не будет на территории заповедника. Мы можем потерять целый мир", - отмечает Анна Квашнина.


Река Шегультан.

В ходе пресс-конференции директор заповедника заявила, что их главная задача – понять, что происходит с реками, как будет решаться проблема и принимать участие в мониторинге ситуации.

Взявший слово директор по горному производству УГМК Григорий Рудой говорил долго и витиевато. По его словам, северные территории насыщены огромным количество рудопроявлений, которые могут быть причастны к загрязнению. "Много меди и цинка в исходном состоянии", - отметил Рудой.

Свой вклад, по его словам, внесла и природа: "Сам климат страны, сама природа вносят определенный вклад в текущее фоновое состояние. Ветер, паводки, солнце, дождевые осадки. В движение приходят горные породы. Нарушение природного дисбаланса плюс наши карьеры. Как результат - большие концентрации кислых вод".


По словам Рудого, вклад в загрязнение рек металлами вносят природа и климат.

"Отчитав" природу, он заявил, что проблема поднята правильно. "Я не снимаю ответственности. Мы имеем самое прямое отношение к этой проблеме", - сказал Рудой. По его словам, к ее решению нужно привлекать науку и общественность: "Мы все вместе, скорее всего, и решим, что надо делать".

Он добавил, что УГМК разработала комплекс мероприятия, которые будут решать проблемы в два этапа. Первый этап направлен на устранение острых проблем (каких – не пояснил). Второй - предусматривает их реализацию в течение 2-2,5 лет.

"Данная программа согласована с уральским управлением Росприроднадзора, привлечены лаборатории. На реализацию программы всего выделено более миллиарда рублей, в этом году - почти 300 миллионов", - отчитался Григорий Рудой.

Халатность, непрофессионализм, наглость?

По словам Рудого, в ходе реализации проекта стало очевидно, что мощностей имевшихся очистных сооружений недостаточно, поэтому потребовались доработки. На Шемурском месторождении будут устанавливаться очистные сооружения производительностью 400 кубометров в час. На Ново-Шемурском очистные сооружения производительностью 350-500 кубометров в час "уже есть и достаточно устойчиво работают".

Он также заявил, что требующиеся изменения в проект обусловлены своеобразной местностью Северного Урала.

"С учетом хребтов, огромного количества всевозможных гор, впадин, лесов в проекте предусмотрены некие сборники, отстойники, чтобы мы могли со всех сторон собирать кислую воду. Необходимы станции, которые позволят перекачивать воду в Шемурский карьер. По нашей оценке, это единственное спасение, чтобы собрать все воды, которые есть. Источник должен быть один. Если один, мы с ним разберемся. В середине следующего года, по нашей оценке, скорее всего, все воды мы сможем выловить и завернуть на очистные сооружения", - заявил Григорий Рудой, не объяснив, почему этого нельзя было предусмотреть в первоначальном варианте проекта, ведь "своеобразная местность" за эти годы не изменилась.


Неожиданно выяснилось, что Северный Урал имеет своеобразный ландшафт.

Изучением рек Северного Урала в настоящее время занимаются специалисты Российского научно-исследовательского института охраны водных ресурсов, с которым УГМК заключил контракт на 5 лет. Руководитель отдела научно-методического обеспечения восстановления и охраны водных объектов в института Александр Попов постарался максимально мягко объяснить произошедшее, отметив, что вина за случившееся – коллективная.

"УГМК реализует проект, который согласован экологической службой. В рамках этой работы возникают такие проблемы, которые в проекте должны были быть предусмотрены. Должны были быть запроектированы работы, которые бы предотвратили это воздействие. Как только где-то добываются сульфатные руды, можно ждать такого результата. Это результат коллективного недомыслия. Это недомыслие не должно на следующих проектах сказаться. Потому что проектов, разработок будет много – судя по тому, что там есть. Надо очень умненько подойти к реализации таких проектов: хранение отвалов, очистка сточных вод… Очистка это что такое? Это производство, которое имеет свой продукт и свой подход. С этими отходами мы и сталкиваемся. Проектировщики очистных сооружений не всегда понимают, что они делают, поэтому может возникнуть ситуация, что мы воду почистили, а отходы производства разместили где-то не там, и они постепенно переходят в грунтовые и поверхностные воды, потому что в этих отходах находятся растворимые соединения", - сообщил Александр Попов.

"То, что в реке есть осадок и она зеленая, прямой вины УГМК нет?", - поступил вопрос из зала.

"Почему нет? Есть. Отвалы, которые они здесь положили, это их, новые отвалы. Это результат деятельности УГМК. Как это объяснять? Вина это или результат их деятельности по реализации проекта?", - задался вопросом Попов, по всей видимости попавший в ловушку "стокгольмского синдрома", когда заложники жалеют своих похитителей.

Позднее старший инспектор заповедника Константин Возьмитель заявил "Уралинформбюро", что произошедшее было предсказуемо. "Специалисты изначально говорили, что это месторождение трогать нельзя, что это чревато. Сейчас они говорят – мы это знали, зато ответственность – коллективная".

Катастрофа по плану

Пресс-конференция собрала большое количество неравнодушных уральцев. Приехали жители Ивделя, Североуральска, общественники, которые не стеснялись задавать вопросы УГМК.

"Вы согласны, что на Северном Урале произошла экологическая катастрофа?" - спросили Григория Рудого.

"Я думаю, что, скорее всего, да", - признал тот.

В ответ на предложение холдингу "собрать вещи и уйти, предварительно прибравшись", Рудой заявил, что в таком случае "ситуация только ухудшится": "Проектная документация предусматривает несколько этапов. После разработки месторождения наступают мероприятия рекультивации. Сейчас мы вносим изменения в проектную документацию, будем решать возникшую проблему. Другого выхода просто нет".

Александр Попов пояснил "Уралинформбюро", что пострадали 13 рек. Результаты по ним негативные: "Хороший результат в верховьях Тальтии и в реке Ивдель при впадении в него Тальтии. По всем остальным – результат достаточно тяжелый".

Он добавил, что специалисты института в настоящее время занимаются определением компонентов, которые оседают на дне рек: "На мой взгляд, скорее всего, это осадки соединений алюминия с цинком. Посмотрим".

По словам Попова, восстановить экосистему рек можно: как только прекратится воздействие на реки, они придут в определенное состояние. Однако свое прежнее состояние водные объекты не вернут никогда.

"Они вернутся в состояние, когда экосистема будет готова принимать хариуса, тогда, когда прекратится поступление кислых вод, пойдет очищенная вода. Но надо понимать, что очищенная вода несет в себе некий компонент в незначительных количествах, и класс качества воды может поменяться. Поэтому то исходное состояние, которое сегодня есть, скажем, в верховьях Тальтии, вряд ли вернется в низовья реки. Экосистемы водных объектов достаточно инертны и формируются в течение 3-4 лет после того, как прекращается поступление загрязнений", - пояснил Александр Попов.

По его словам, в реках зафиксировано "мощное загрязнение алюминием", но с УГМК это не связано. "Также реки загрязнены железом, цинком, медью и кислотой. Кислота нарабатывается в процессе бактериальной переработки тех компонентов, которые лежат в отвалах и которые поступают в отработанные карьеры", - подчеркнул специалист.

Пойдет ли Козицын под суд?

"Конечно, это странное объяснение, - заявила "Уралинформбюро" после пресс-конференции Анна Квашнина, комментируя слова Григория Рудого о влиянии природы на загрязненность рек. - Ветер и солнце тут, скорее всего, ни при чем".

По ее словам, проблема разрослась до масштабов экологической катастрофы потому, что "никто на воду не хотел смотреть": "Она текла, и все. Охотники, рыбаки говорили, что рыбы нет. Это - старая проблема. Задача в том, чтобы ее увидели, чтобы контролировали процессы".

Старший инспектор заповедника Константин Возьмитель признался, что ему "не хватило правды".

"Мне немножко грустно и жалко ответчиков, видно, что они много "воды лили", вспоминали все месторождения, которые есть на Северном Урале, пытались как-то разбавить свою вину. Мне совсем непонятна географическая раскладка Рудого про рудопроявления и чужие отвалы – они здесь ни при чем. Проблема очень локальна: вот хребет, и с него текут реки. Никакого другого влияния, кроме как карьеров, там быть не может".

"Даже фотографии сегодняшнего Шегультана ужасают – зеленая мертвая вода, осадок на дне. Воочию еще страшнее?", - задаем мы вопрос инспектору.

"Когда я первый раз увидел, у меня был шок. Может быть, люди, которые живут в Екатеринбурге, на это бы внимания не обратили. Вот идет по Плотинке молодой человек: "Ой, смотри, Исеть зеленая, прикольно - у меня кроссовки такого же цвета". Не думаю, что его это заденет. А я вырос на этих реках, знаю, какими они были. Там целый мир – под каждый камнем. А сейчас все мертво", - замечает Константин Возьмитель.


Мертвая река Шегультан.

Если вспомнить прошлогоднюю историю с Ивделем, империя Искандера Махмудова и Андрея Козицына поначалу отмахивалась - какая зеленая вода, какие стоки, общественники с ума сошли. Потом, жестко прижатые в угол," медники" стали сознаваться в содеянном. Теперь не отрицают, что угробили огромный водный узел. И обещают откупиться одним миллиардом.

"Уралинформбюро" год назад приводило расчетные залежи драгоценных металлов на этих месторождениях. В реальности УГМК взяла там больше золота, платины, серебра. На десятки миллиардов рублей. Но богатая компания изначально не захотела вложиться в свои очистные сооружения. Зачем "в помпасах" сорить деньгами? Наверное, также размышляли когда-то колонизаторы в Африке.

Мы продолжаем настаивать на том, что в двух муниципалитетах Свердловской области - Ивдельском и Североуральском городских округах было совершено преступление, предусматривающее уголовное наказание. По сути УГМК 3 октября оформило "явку с повинной". "Уралинформбюро" требует от уполномоченных органов рассмотреть вопрос о возбуждении уголовных дел по фактам, предусмотренным главой 26 УК РФ, в отношении должностных лиц УГМК-Холдинг. И если следствие выяснит причастность к катастрофе того же гендиректора УГМК Андрея Козицына, пусть сядет на скамью подсудимых.

Кристина ШАБУНИНА

Ранее по теме:
"Шегультан мертв": уральский заповедник попал под удар УГМК
Карьеры Козицына залили уральские реки медью

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать
1 комментариев из 1 | смотреть все
наталья 09 октября в 14:00

Такие деньги ложатся на очистные сооружения а не лучше ли закрыть такие обьекты наносящие ущерб Природе и Человеку Природа это наша жизнь Без нее мы не можем жить а вот без рудников можем обойтись Включите разум свой и не губите ни себя ни Природу Это важнее важного!!!!

ответить

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями

Аналитика

Транзит для Носова

Транзит для Носова

Нижний Тагил - Колыма – Екатеринбург?

Югорский диагноз – пока мертва

Югорский диагноз – пока мертва

Как оживить нижневартовскую больницу?


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×