×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Как в Общественной палате леса считали26 апреля в 14:27

На Среднем Урале.

"Зеленая" тема в последнее время не выходит из повестки. Из многих регионов страны поступают жалобы на бесконтрольную рубку деревьев. Например, в Сибири, отмечают ученые, при таком подходе запасов леса хватит только на 15 лет.

В Свердловской области много шума наделала история с готовящейся вырубкой в Березовском лесничестве. Речь шла о почти 40 тысячах гектаров леса, а рубкой планировала заняться компания "Лестех". После того, как поднялся шум, а жители муниципалитета собрались выходить на митинг, бизнесмены отказались от леса в Березовском.

В минприроды Свердловской области настаивают, что рубки деревьев – дело нужное и полезное, и лучше, если это делают крупные промышленные компании под присмотром властей. Об этом говорят и эксперты лесного хозяйства. Вот только и те, и другие подчеркивают – качественного лесоустройства, то есть мероприятий, направленных на обеспечение рационального использования, воспроизводства, охраны и защиты лесов, в стране нет. И никто не может сказать, сколько точно леса осталось в том или ином регионе, и сколько его можно рубить без ущерба.

В Общественной палате (ОП) Свердловской области 25 апреля прошли общественные слушания "Контроль за реализацией инвестпроектов в области освоения лесов и исполнением договоров аренды лесных участков". За дискуссией, которая получилась весьма бурной, наблюдал корреспондент "Уралинформбюро".

Население - с носом

В Свердловской области сегодня реализуется 7 приоритетных инвестпроектов, в рамках которых с крупными компаниями заключены договоры аренды на лесные участки. Бизнесменам выделены наделы с расчетной лесосекой в общей сложности в 56 миллионов кубометров, что составляет порядка 75-80% от заявленной компаниями потребности.

По мнению руководителя группы по охране лесов региональной ОП Андрея Назарова, инвестпроекты важны для области, и многие из них действительно успешны. "Но есть и те, которые создавались только для хищнической вырубки древесины", - говорит общественник.

Он также указывает на то, что реализация инвестпроектов делает лес недоступным для малого и среднего бизнеса. Как результат - предприниматели вынуждены перекупать древесину по завышенной цене либо уходить в тень, обращаться к черным лесорубам.

"Заготовка древесины для собственных нужд становится проблематичной и для населения, поскольку компании в рамках инвестпроектов заключают договоры с лесничествами, расположенными близ населенных пунктов. Нужно как-то урегулировать данный вопрос, чтобы граждане не остались без древесины, которая для производства и переработки не представляет большого интереса", - подчеркнул Назаров.

Инвестпроект – лакомый кусок для лесозаготовительных компаний, и делиться им они вряд ли захотят, дал понять замминистра промышленности и науки региона Игорь Зеленкин.

"Согласно федеральному законодательству, получение статуса приоритетного инвестпроекта гарантирует выделение лесного фонда без проведения аукциона и дополнительное предоставление льготы в 50% при оплате аренды участка. Конечно, это хорошее подспорье для наших промышленников, поэтому данная мера очень востребована", - пояснил Зеленкин.

В свою очередь, компании обязуются инвестировать в проекты и создавать рабочие места. По словам замминистра, в 2018 году в рамках таких проектов было создано 123 рабочих места, а всего с момента их реализации – 971.

Объем вложенных инвестиций по всем проектам в минувшем году составил 670 миллионов рублей, в целом за годы реализации – 3,5 миллиарда. Всего инвесторы планируют вложить более 8 миллиардов рублей.

По словам Игоря Зеленкина, две компании из реестра инвестпроектов были исключены - это ООО "Урало-Сибирские инвестиции" и ООО "Лесников". В минэкологии подчеркивают, что, как правило, инвестпроекты "разваливаются" из-за того, что "объем вкладываемых средств не соответствует тому, что было заявлено изначально, либо денег нет вообще".

Без леса не останутся

Отдельный вопрос участники круглого стола уделили компании "Лестех", которая оказалась в центре скандала в марте. Именно это предприятие получило "зеленый свет" на вырубку почти 40 тысяч гектаров леса в Березовском ГО в рамках инвестпроекта. Учитывая то, что рубке подлежали леса, растущие рядом с населенными пунктами, недалеко от крупного промышленного центра, новость вызвала серьезный общественный резонанс. "Дышать итак нечем, как можно последнее рубить?", - возмущались люди.

"В связи с усилением общественной напряженности компания "Лестех" попросила исключить из проекта участки в Березовском лесничестве, - прокомментировал ситуацию замминистра природных ресурсов-директор департамента лесного хозяйства Олег Сандаков. - Значит, опять кто-то будет заготавливать древесину не очень правильными методами".

Он также отметил, что ранее в Березовском лесничестве рубками занималась другая компания, договор аренды с которой был расторгнут в 2018 году. "Почему в связи с инвестпроектом "Лестеха" возник такой общественный резонанс, остается только догадываться. Мы не планировали по нему не то, что в разы, а даже просто больше рубить леса, чем раньше", - добавил Сандаков.

Впрочем, без леса "Лестех не останется - компания подала заявку на второй инвестпроект. Еще одна заявка рассматривается от компании "Свеза Верхняя Синячиха". По словам Сандакова, все заявки на включение в реестр инвестпроектов рассматриваются в региональных минприроды и мининвестиций, а также в Рослесхозе. Окончательное решение принимает Министерство промышленности и торговли РФ.

Олег Сандаков пояснил, что для реализации инвестпроектов предоставляются лесные участки независимо от их категории.

Правовой режим, установленный Лесным кодексом, содержит лишь ограничения по проведению сплошных рубок в лесах той или иной категории защитности, и не ограничивает их предоставление в аренду лесопользователям.

"Лес необходимо рубить, просто делать это надо не варварски, а грамотно. В рамках реализации инвестпроектов рубки идут постепенно, в отдельных выделах. Соблюдаются, мы в этом уверены, правила заготовки древесины, правила ухода. На участке, где произведены сплошные рубки, в обязательном порядке и в полном объеме проводится лесовосстановление за счет средств арендатора", - с уверенностью заявил Сандаков. Что интересно, рабочая группа от министерства за прошедший год только дважды выезжала на каждый из семи проектов.

Впрочем, по словам Сандакова, проблемы в работе с арендаторами лесных участков все же есть.

Конечно, люди есть всякие. У нас 500 арендаторов. Кто-то бережет лес и даже у себя не рубит, а покупает у соседа. А есть те, кто косят все подряд и наносят ущерб и экологии, и всем нам", - добавил директор департамента лесного хозяйства.

Его заместитель Владимир Бережнов рубки леса объяснил тем, что это "такой же живой организм, как человек": "Только процесс лесовыращивания занимает более долгий срок, 100 лет проходит. Человек сажает лес, ухаживает за ним, выращивает и, когда приходит время, срубает".

"К примеру, этот лес вырубится все равно, - обратился Бережнов к истории с Березовским лесничеством. - Когда придет время, его вырубит та или иная компания или население. Вот только рабочие места они не создадут, налоги в бюджет не направят".

Ни лесоустройства, ни специалистов

Ранее руководитель лесного отдела Greenpeace в России Алексей Ярошенко рассказал в интервью "Уралинформбюро", что главная проблема отрасли не в том, что лес рубят, а в том, что рубят его совершенно бесхозяйственным образом.

"В освоенных лесах деревья надо выращивать – рубить, разумеется, с соблюдением необходимых экологически норм и ограничений. А у нас его рубят, но не выращивают. Лесу нужен постоянный хозяин, который будет обеспечивать ему выращивание, а также вести разумные рубки – мелкомасштабные, выборочные, санитарные. Не воровство леса, а реальные санитарные рубки. Вот этого пока нет", - рассказал эксперт.

По мнению Ярошенко, та качественная и количественная оценка леса, которая проводится сегодня в России за государственный счет, при существующих темпах займет не 10 лет, как это требуется, а 180 (!).

Много нареканий у эксперта есть и к дистанционному мониторингу лесов. Он отмечает, что на большинстве участков в стране, переданных в аренду, практически повсеместно используются "примитивные сплошные рубки" большой площади. И для их учета, считает Ярошенко, вполне достаточно космоснимков, которые есть в открытом доступе.

"В таких условиях единственной причиной для непроведения дистанционного мониторинга лесопользования на 30% лесов, переданных в аренду, может быть нежелание ничего знать о лесопользовании в этих лесах. Откуда может браться такое нежелание - не совсем понятно: может быть, там хозяйствуют какие-то особые лица, подсматривать за которыми Рослесхозу страшно, а может быть, у него просто не хватает специалистов даже для такой относительно простой работы", - рассуждает эксперт.

Однако, по словам Владимира Бережнова, не везде в Свердловской области можно воспользоваться космоснимками для мониторинга лесов.

"Существует лесоустроительная инструкция, которая подразделяет леса на несколько категорий. Есть такие территории, как Лесной, Новоуральск (закрытые административно-территориальные округа – прим. ред.), где нельзя спутникам летать, можно только ногами ходить и смотреть глазами. Как посчитали, как умножали, так получилось", - сказал Бережнов.

Он также заявил, что "Лесной кодекс все поменял, и лесоустройство, наверное, разрушено".

Чтобы лесоустройство провести, нужны определенные специалисты. И у нас таких специалистов, чтобы одномоментно на территории всей области провести лесоустройство, нет", - подытожил чиновник.

Общественные контроллеры

Очевидно, что проблема лесного хозяйства в Свердловской области, как и во всей стране, носит масштабный характер. По мнению Алексея Ярошенко, "та безнадега, которую мы видим сегодня, пошла примерно с начала 2000 годов".

"В мае 2000 года в России были ликвидированы Федеральная служба лесного хозяйства и Государственный комитет по охране окружающей среды. В 2006 году был принят нынешний Лесной кодекс – наверное, самый абсурдный лесной закон за всю российскую историю. До его введения в стране было примерно 100 тысяч человек, в полномочия которых входила охрана лесов, сейчас - примерно 23-24 тысячи. Проблема и в том, что они заняты в основном бумагооборотом", - говорит эксперт.

Круглый стол в Общественной палате Свердловской области показал, что, возможно, не все его участники до конца поняли серьезность проблемы. Общественники указали на отдельные точечные вопросы – вырубки леса в Полевском, Первоуральске, Екатеринбурге, но не предложили каких-то системных изменений.

По мнению заместителя председателя ОП Владимира Винницкого, исправить ситуацию поможет общественный контроль.

"Куда ни придешь, везде одна и та же примерно песня слышится. Наверное, как-то надо следить за исполнением договоров аренды. У нас Общественная палата. Давайте привлекать общественников, чтобы они контролировали ситуацию - как в период заключения договоров, так и в период исполнения. Я понимаю, что вы не в состоянии объездить все, у вас и штаты ведь все [были урезаны]. Лесников не стало… Я надеюсь, вы поможете нам выработать приемлемое общение в этой части, чтобы мы общественников подключили", - обратился Винницкий к Олегу Сандакову.

Тот пообещал, что даст команду "всем своим директорам, чтобы они принимали активное участие в работе ОП".

"Будем считать, что мы не зря сегодня собрались", - подытожил Винницкий.

Кристина ШАБУНИНА

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать
1 комментариев из 1 | смотреть все
мы так думаем 14 мая в 09:11

В Канаде те фирмы. которые рубят лес, его и восстанавливают. У них там выделяются участки под рубку и те фирмы на другие участки не имеют права лезть. Срубили 100 деревьев, столько же и посадили там же и облагородили участок, т.е. убрали за собой мусор и пни. И только через 30 лет опять приходят на тот участок, чтобы спилить выросшие деревья и всё повторить. И лес рубят по заранее определённой разнарядке, сколько разрешили им срубить, столько и рубят. И лес рубят и щепки не летят. И они заинтересованы в том, чтобы лес вырастал. Если они снова не посадят и не вырастят деревья, тогда им нечего будут пилить. Всё разумно и все довольны. Я там не была, видела в инете инфу про это, целый фильм. Но ведь и правда Канада -это лесная страна,лес там богатый, но не столько от природных условий, которые в принципе такие же как у нас, столько от того, что они сумели умно всё организовать. Умеют и деревья использовать для строительства домов и лес восстанавливать. Значит проблема не в лесах и даже не в фирмах, а в мозгах. Видимо, проблема с мозгами в РФ образовалась

ответить

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×