Березовский: туалет и сарай ушли под землю. На очереди – детский сад?

Спутник Екатеринбурга живет над шахтой.

Уникальному месторождению золота в Березовском более 270 лет. Оно считается одним из старейших в мире и до сих пор приносит доход стране. Но теперь шахты оказались расположены под городом с населением почти 59 тысяч человек. По данным муниципальных властей, там ежегодно случается около двух десятков обвалов. Чаще всего под землю уходят хозяйственные постройки – уличные туалеты и сараи.

"За почти триста лет под землей все было сильно изрыто. Документация по руднику сохранена с 1930 года. А то, что было раньше – "темный лес". Мы не знаем, где велись другие работы, – рассказал "Уралинформбюро" председатель Союза золотопромышленников Урала Александр Ястребков. – По нашим оценкам, под городом примерно 2 000 шахтных стволов, шурфов, крупных и мелких ямок... А ведь раньше процветала и подпольная добыча золота. Какой-нибудь селянин живет на берегу речки, выкапывает маленькую шахту и промывает песок. Понятно, что ему бы не хотелось, чтобы об этом узнали, поэтому полной информации о подземных пустотах у нас нет".

Отсутствие информации чревато неприятными сюрпризами. По словам Ястребкова, однажды он сам едва не пострадал: "Копал огород, внезапно лопата провалилась под землю. Разрыли, посмотрели, оказалось – старый шурф. Небольшой, но если бы на месте лопаты оказался человек…"


Председатель Союза золотопромышленников Урала Александр Ястребков

Шурфы не грозят катастрофой. Но современная разработка ведется на больших глубинах. Максимальная сейчас на шахте "Северная" – 712 метров.

Золотые горизонты Березовского рудника

Подземные шахты прошивают практически весь город насквозь. Чтобы пройти лишь по одному горизонту понадобится несколько часов. В будущем планируются выработки на глубине более тысячи метров.

Тоннели в шахтах хорошо укреплены, материалы разные – где-то сосна и ель, где-то установлена металлическая арматура, на некоторых участках стены и потолок забетонированы. Укрепления определяются финансами. Бетонирование всех уровней обойдется очень дорого, древесина гораздо дешевле.

Руду собирают специальной пневматической погрузочной машиной, после чего электровоз доставляет вагонетки к стволу, по которому она поднимается наверх.

Спуск в шахту – ритуал с обязательным набором правил.

"Всю смену езжу вверх-вниз по стволу, – поясняет улыбчивая Татьяна, ответственная за подъемное оборудование на шахте. – В клеть может поместиться 13 человек. Канаты, тормоз и сама кабина проектируются с большим запасом прочности, поэтому не бойтесь, что лифт вдруг сорвется, и мы все провалимся куда-нибудь к центру земли".

"Нам что разгребать проблемы за царем?"

Как бы странно ни звучало, но Березовский рудник является гарантом безопасности жителей города.

"Для того, чтобы не допустить чрезвычайных ситуаций, ежегодно необходимо проводить работы по откачке воды и закладке пустот. 40% финансирования на эти мероприятия предприятие получает из бюджета Свердловской области. Остальную часть средств рудник вкладывает самостоятельно", – рассказали "Уралинформбюро" в пресс-службе администрации Березовского городского округа.

Ежегодно золотодобытчики тратят около 250 миллионов рублей на мероприятия по предотвращению и ликвидации ЧП.

"Предприятие выполняет важную миссию для безопасности березовчан – ежегодно в администрацию поступают обращения от жителей на образовавшиеся провалы. Их закладкой скальной породой занимается Березовский рудник. В этом году было 15 подобных инцидентов. Нам важно, что этими мероприятиями занимается высокопрофессиональная и социально-ответственная команда", – подчеркивают власти муниципалитета.

В администрации не исключают, что воду, поступающую в шахты, можно было бы использовать для снабжения Екатеринбурга. Это бы дало дополнительные финансы. На руднике корреспонденту агентства сообщили, что давно пытаются войти в федеральную программу ликвидацию ранее накопленного экологического ущерба. Их заявка рассматривается не первый год, а результата нет.

"Почему предприятие должно отвечать за горные работы, которые проводились еще по указу царя Николая II? Нам теперь искать наследников тех, кто тут драгметалл сто лет назад добывал?" – вопрошает Александр Ястребков.

Из-за недостатка бюджетного финансирования приходится экономить. К примеру, закладка пустот была бы эффективнее, если бы они бетонировались. Но руднику приходится брать "хвосты" (отработанную руду) обогатительной фабрики и засыпать ее в пустоты, добавив специальные реагенты.

"В 1930 году был проект переноса Березовского с территории золоторудного месторождения, потом из-за войн стало не до того, а сейчас попробуй его перенеси – это экономически нецелесообразно. А качать воду нужно постоянно. Золотых запасов на руднике хватит еще лет на сто, по оценкам Роснедр, так что пока предприятие тут, оно и занимается этой работой, но если вдруг закроется – то это в любом случае кому-то придется делать", – рассказал Ястребков.

Взгляд из космоса отменяется

Ученые отмечают, что проблема обвалов шахт обсуждается давно, но четкого понимания ее масштабов нет.

"Без мониторинга вряд ли можно что-то понять, необходима комплексная работа, которая позволит в первую очередь выявить самые опасные участки и устранить главные угрозы, - говорит генеральный директор "Уралсейсмоцентра" Николай Пустовалов. - Я не могу позволить себе громких высказываний, что весь город внезапно может уйти под землю – бегите все оттуда срочно. Но то, что опасность обвалов есть – это факт, под городом много подземных выработок, за которыми нет контроля".

По его словам, Березовский - это все-таки не Соликамск, где после шахтной добычи двести-триста квадратных метров внезапно могут уйти метров на 20-30 под землю. Спутник Екатеринбурга в отличии от пермского города стоит на скальных породах.

Геофизические работы могли бы дать точный ответ на вопрос, возможна ли катастрофа, но это дорого. На Березовском руднике приценивались и к космическому мониторингу, одному из самых эффективных способов предсказать возможные подвижки массивов, но годовое наблюдение может обойтись примерно в миллиард рублей.

Березовский в перспективе должен стать частью "Большого Екатеринбурга". Принимай, мегаполис, проблемное царское наследие!

Жанна МАЙОРОВА