Северная "саранча" идет с Ямала на Таймыр

Фото: сайт правительства Ямала

Это – "привет" от Кобылкина.

В России назревает довольно уникальный конфликт. Поссориться могут Ямало-Ненецкий автономный округ и Красноярский край. Из-за оленей.

Стадный беспредел

Проблема – в количестве северных парнокопытных. Россия давно с огромным отрывом опережает другие страны мира по численности домашнего северного оленя. При этом их подавляющее большинство находится на Ямале. Со времен губернаторства там Дмитрия Кобылкина в регионе настолько выросла численность стада, что его уже невозможно контролировать. Местным оленеводам стало тесно – они стали постепенно "завоевывать" соседний Красноярский край, оставляя после себя пустырь.

Сейчас, по данным властей ЯНАО, в округе насчитывается около 690 тысяч голов домашнего оленя. При этом численность населения не превышает 550 тысяч человек. Получается, что на каждого жителя Ямала, будь-то младенец или пенсионер, приходится более одного оленя!

По неофициальной оценке, стадо давно пробило отметку в 700 тысяч.

На Таймыре, где любят "потусить" ямальские оленеводы, оленей порядка 130 тысяч голов. "Набеги" на соседний регион чаще всего совершаются из Тазовского района Ямала, в Долгано-Ненецкий муниципальный район. Стадо в поисках ягеля и других растений за час может пройти до двух километров, общий пробег за сутки превышает 10 километров. Вообще пройти несколько сотен километров для опытных оленеводов труда не составляет.


Фото: сайт правительства Ямала

Как говорит депутат Таймырского районного совета депутатов, оленевод Сергей Сизоненко, в будущем это может привести к серьезным конфликтам между оленеводами.

Существует так называемая оленеемкость пастбищ. На Ямале численность стада превышает норму - оленеводы идут к нам. В перспективе у нас будет конфликт пастбищ. Их можно понять, но когда они приходят, просто "вышибают" наши пастбища, после них остается черная земля. Олень с Ямала – голодный, напоминает саранчу. Он ягель съедает до корней", – рассказал "Уралинформбюро" народный избранник.

Рост ямальского стада объясняется просто. Оленеводы получают приличные субсидии от властей за каждую особь. Но мясо оленя не очень востребовано на рынке, поэтому забой невыгоден. Плюсом к деньгам из бюджета идут средства от продажи пантов в Китай. То есть это в буквальном смысле "живые деньги", которые растут на глазах.

Рога поотшибают?

Олень для Ямала – не просто животное. Это часть его "эго", визитная карточка. Если Югра, решив избавиться от имиджа бензоколонки, сделала ставку на многолетнюю историю региона, начавшуюся до открытия месторождений нефти, Ямал решил максимально поддержать коренные народы Севера и оленеводство. Губернатор Кобылкин стал министром природных ресурсов – теперь это не его проблема.


Фото: сайт правительства Ямала

Власти Красноярского края в курсе происходящего. Как заявили "Уралинформбюро" в региональном Агентстве по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов, на территории тухардской тундры Таймыра оленеводы, чье место регистрации находится в ЯНАО, выпасают более 5 тысяч голов домашних северных оленей. Сейчас между регионами спора нет, все ограничивается письменными обращениями таймырских чиновников в адрес ямальских коллег. Разрешить потенциально конфликтную ситуацию они попытаются в рамках Дня Оленевода в 2020 году.

Как рассказали корреспонденту агентства в правительстве Ямала, тундровые пастбища округа в настоящее время перегружены, так как рассчитаны на 370 тысяч голов (та самая "оленеемкость"). Получается превышение почти два раза. Из-за этого оленеводам приходится искать новые места выпаса. Запас кормовых ресурсов, по заявлению местных властей, есть в лесотундровой и лесной зонах. Они осваиваются, но чиновники не могут "сослать" туда оленеводов в приказном порядке.

Необходимо понимать, что, поскольку речь идет об оленеводах-частниках, а не об организованных хозяйствах, принять какие-либо административные меры к ямальским оленеводам невозможно", – расписались в бессилии чиновники.

По их словам, нет и права контролировать размеры стада. Поэтому о принудительном сокращении численности оленей, как личной собственности, не может быть и речи. Между тем частники владеют большей частью стада (60%).


Фото: сайт правительства Ямала

Сейчас власти Ямала пытаются стимулировать "своих" оленеводов идти на забой. С 2020 года за килограмм оленины I категории будут платить из бюджета 450 рублей (почти в два раза больше, чем сейчас). Но сколько мяса готовы закупить за бюджетный счет?

Не все люди, которые живут на Севере, питаются олениной. У нас нет госзаказа. В перечне продуктов, которые можно поставлять, оленину просто не найти. Зато в северных территориях мы покупаем перемороженную свинину, которая дороже в несколько раз. Мы пытаемся что-то экспортировать в Китай, а Ямал продает в Европу. Но на внутренний рынок мы не можем продвинуться", – резюмирует Сергей Сизоненко.

Очевидно, что проблему чрезмерно разросшегося на Ямале оленьего стада решить моментально не получится. Административные барьеры поставить, вроде как, невозможно. Тогда олень пойдет на оленя – "пасть порвет, рога поотшибает".

Артем ПЕТРОВ