Новоуральску предрекли 32-километровую "зону смерти"

В случае ЧП с гексафторидом урана.

Уральские ядерщики и московские экологи не сошлись в оценке опасности так называемых "урановых хвостов" из Германии, которые планируется разместить под Новоуральском. За их жаркой дискуссией наблюдал корреспондент "Уралинформбюро".

Тема вывоза отходов на Урал в последние дни активно муссируется в экологической повестке. Речь идет о поставках по договору между Росатомом и англо-германо-нидерландской компанией URENCO обедненного урана с низким (менее 0,3%) содержанием изотопа 235.

Сам факт начавшихся поставок 12 тысяч тонн немецкого обедненного гексафторида урана (ОГФУ) руководство Росатома не скрывает, более того – в начале ноября ведомство обсудило некоторые детали этого контракта с российскими гринписовцами. Позиция Росатома конкретна: гексафторид урана - ценное сырье для российской ядерной энергетики. А если его "обесфторить", оно превратится в безопасную закись-окись урана. То есть сплошная выгода экономике и ни малейшей угрозы жизни и здоровью россиян.


Так выглядит площадка для хранения ОГФУ. Некоторые достигают размера десятков футбольных полей. Фото: страница Дмитрия Горчакова в Facebook

Груз URENCO недавно приплыл морем из Нидерландов в Санкт-Петербург и, если верить активистам-экологам, добрался до Новоуральска. Это первые 600 тонн. 12 тысяч тонн обедненного урана планируется дообогатить на российских комбинатах, расположенных в Ангарске (Иркутская область), Железногорске (Красноярский край), Северске (Томская область) и в Новоуральске.

"Интерес немцев понятен: они не хотят строить десяток "футбольных полей" для хранения своих отходов, а стандарты обращения с химотходами в Германии очень жесткие, да и хранение (в оксидной форме - прим. ред.) стоит дорого, потому что хранить придется вечно", - рассуждает известный московский эколог, эксперт Российского Социально-Экологического Союза Андрей Ожаровский.


Эколог Андрей Ожаровский. Фото: Facebook

Стоит уточнить, что обедненный уран имеет очень ограниченный спектр использования: в основном он применяется при изготовлении бронебойных снарядов и пуль. Однако его можно "обогатить": повысить содержание изотопа 235 до величин, приемлемых для использования в качестве топлива для АЭС.

К месту переработки "урановые хвосты" доставляются в виде гексафторида: бинарного соединения урана с фтором, имеющего невысокую радиоактивность, но при этом невероятно токсичного. По словам Ожаровского, авария с ОГФУ-содержащими емкостями может создать смертельную концентрацию этого вещества на территории радиусом 32 километра. Причем убьет людей в случае масштабного ЧП не радиация, а испарения плавиковой кислоты, образующейся при соприкосновении гексафторида урана с влагой.

Завоз немецкого ОГФУ обострит проблему ядерных отходов в районе Новоуральска, где за 40 лет их накопилось полмиллиона тонн: четверть от всего объема ОГФУ, хранящегося сегодня в России.

"Вопрос в том, насколько "бедные" хвосты сюда едут, - размышляет эксперт, - технически возможно их обогатить до уровня 0,3% урана-235, но из этого получится примерно 1,5 тонны продукта эквивалентного натуральному, а объем "вторичных хвостов" составит 8,7 тысячи тонн. И вот их URENCO обратно забирать не будет".


Глава Росатома Алексей Лихачев на встрече с экологами. Фото: пресс-служба Росатома.

Судя по данным на сайте Росатома, "ядерщики" знают, как решить эту проблему. Так, на ноябрьской встрече с экологами президент АО "ТВЭЛ" Наталья Никипелова представила программу по безопасному обращению с ОГФУ, в рамках реализации которой отходы будут обесфториваться на французских установках. Их закупка (весьма дорогостоящая) позволит в 2024 году прекратить рост объемов вторичного урана в Красноярском крае, к 2027 году – на "футбольных полях" Новоуральска, в 2038 году – в Ангарске и Северске, а к 2080 году полностью ликвидировать все запасы ОГФУ в России.

Финансироваться программа (в том числе закупка установок обесфторивания) будет за счет специальных фондов Росатома и… поступлений от немецких контрактов. По мнению Ожеровского, в этом пункте и кроется главный "дьявол": получается, что освобождать Россию от ядерных отходов будут за счет ввоза новых отходов из-за рубежа. Кроме того, не факт, что поступление средств в "атомный" фонд будет прозрачным: не исключено, что Росатом рано или поздно пойдет просить денег на реализацию программы из федерального бюджета, предположил эксперт.

"Нужно остановить транспортировку, - уверен Андрей Ожаровский. - Росатом должен показать обоснование, почему этот контракт был заключен, в чем его выгода, риски, сильные и слабые стороны. Росатом не частная лавочка, которая может заключать секретные контракты, это - госкорпорация, она должна отчитываться перед обществом".


Уральский физик-ядерщик Дмитрий Горчаков. Фото: страница Дмитрия Горчакова в Facebook

Тревоги московского эколога пытается развеять уральский физик-ядерщик Дмитрий Горчаков. Он напоминает, что завоз сырья из-за рубежа российским обогатительным заводам жизненно необходим: своего урана в РФ мало, и если сейчас разорвать контракт с URENCO, Новоуральский электрохимкомбинат может вообще остаться без работы.

"Технологии обогащения урана усовершенствовались, - подчеркивает Горчаков. - В 50-70-е годы прошлого века половина урана при обогащении действительно шла в отход, но потом ввели в эксплуатацию центрифуги нового поколения, которые позволяют избегать образования больших объемов "хвостов". Сегодня Новоуральск успешно обогащает "хвосты", которые остались от предыдущих этапов технологии. Таким образом Росатом пополняет дефицит российского урана".

Кроме того, 32-километровый радиус поражения в случае разгерметизации контейнеров с ОГФУ – сугубо гипотетический сценарий, считает уральский эксперт.

"Никто не спорит, это - химически очень активное и опасное вещество, то ли I, то ли II класс опасности. Но перевозят его в твердой форме, а на заводе с этим веществом работают в жидкой и газообразной форме. И выход жидкого гексафторида урана гораздо опаснее. Но даже если на емкости с веществом упадет самолет, выхода отравляющих веществ далеко за территорию полигона не будет, максимум - километр, это подсчитали то ли немцы, то ли англичане", - заявляет Горчаков.

При этом он соглашается, что "вторичные хвосты" после обогащения немецкого урана на УЭХК было бы более справедливо отправлять обратно в Германию. "Выгоды в накоплении его запасов на будущее не так очевидны, нам и своего хватит, а риски добавляются", - написал Горчаков в Facebook.

Евгений СУСОРОВ