Картель в свердловской онкологии

Расследование "Уралинформбюро".

Коронавирус проделал огромную брешь в современной цивилизации. Но в ближайшем будущем с ним должны совладать. Если бы с таким же успехом можно было сражаться с онкологией! В 2020 году в мире почти 10 миллионов человек скончались от рака. А от эпидемии COVID-19 погибло менее 2,5 миллиона жителей Земли.

Россия, вроде, и не в лидерах по количеству фиксируемых новых случаев онкологии. Но радоваться особенно нечему. Если взять показатели стран G20 (в расчете на 100 тысяч жителей), то лидируют Австралия (468 случаев) и США (352). У России – 222, Турции – 225, Китая – 202 случая. Но при этом смертность в Австралии и США – 92 и 91 на 100 тысяч, а у россиян – 119, у турок – 122, у китайцев – 130. Это – антирекорд для "большой двадцатки".

С мировым прогнозом 50% роста раковых заболеваний в ближайшие 20 лет онкологическая перспектива России выглядит удручающе. Потому, как заявляют федеральные власти, борьба на этом фронте является одной из приоритетных задач национального проекта "Здравоохранение". Потратив из бюджета за шесть лет почти 1 триллион рублей, планируется снизить смертность от рака до 185 случаев на 100 тысяч россиян – на 17%.


Фото: сайт СООД

Свердловская область в 2019 году была пятой в списке регионов РФ по числу умерших от рака – 10 200 человек.

В минувшем году людские потери удалось снизить на 2%, а бюджетные расходы исчисляются миллиардами рублей. Если сравнивать с 2018 годом, то закупки Свердловского областного онкодиспансера в 2019-2020 годах возросли в 5 раз – они превышают 5 миллиардов в год!

"Уралинформбюро" несколько месяцев искало ответ на вопрос – как расходуются эти средства, и столкнулось с нежеланием руководства медучреждения открыть свои тайны.

Проект министра Цветкова

В декабре 2017 года министром здравоохранения Свердловской области стал пульмонолог Андрей Цветков. В его назначении инсайдеры СМИ видели руку "силовиков", что вызывало удивление – с кем настолько мог дружить главврач противотуберкулезного диспансера?

В апреле 2018 года Свердловскому онкодиспансеру привезли из Тюмени нового главврача. Для Владимира Елишева это был головокружительный карьерный взлет.


Владимир Елишев. Фото: сайт СООД

Оглядываясь на три года назад, рождается мысль о том, что группа лиц готовилась к большим деньгам. Цветков был в курсе невиданных прежде государственных интервенций в онкологию. Он лично курировал модернизацию онкодиспансера, которая, к удивлению, привела к исходу ведущих специалистов.

В интервью порталу Е1 уволившийся в 2019 году заведующий эндоскопическим отделением Андрей Швыдкий рассказал: "Новое руководство было увлечено хозяйственной частью. Дело, в общем-то, тоже благое. Делали ремонт, закупали новое оборудование, но ситуация при этом не улучшалась".

Ключевой персоной в Свердловском онкодиспансере с 2018 года стала заместитель главврача по общим вопросам Ольга Мясникова.

Ее предыдущее место работы – помощник судьи Свердловского арбитражного суда. Но важнее другое – Мясникову записывали в подруги заместителя главы Минздрава Екатерины Есиной, которую Цветков привел из тубдиспансера.


Ольга Мясникова. Фото: сайт СООД

"Шерше ля фам" - министр мог внедрить в онкодиспансер свои "глаза, уши и руки". И врачи впустую возмущались зарплатой Мясниковой в сотни тысяч рублей – она того стоит в процессе капитального ремонта и закупки дорогостоящего оборудования.

Три года назад Свердловский онкоцентр еще был государственным бюджетным учреждением здравоохранения. С точки зрения закупок – это открытая книга по "закупочному" ФЗ-44. Можно без труда проследить, что тогда наиболее приближенным строительным подрядчиком была СК "Фортис". Но она, как и медики, подбирала крохи с барского стола. За ним рядом с Цветковым, Елишевым, Мясниковой нужно искать бизнесмена Армена Карапетяна, изгнанного из свердловского Заксобрания за недостоверную декларацию о доходах.

Что скрывается за фасадом?

Свердловский областной онкодиспансер (СООД) - это комплекс зданий на экологически привлекательной окраине Екатеринбурга. Их построили более 20 лет назад, а в нынешнем веке у государства появились деньги, воля и необходимость дать россиянам высокотехнологичную медицину. Для Карапетяна бюджетные заказы всегда были лакомым куском. И хотя его знают, как бракодела на дорожных ремонтах, он ринулся на капитальный ремонт медицинских зданий.

Нашествие началось с проектных работ. В июле-августе 2019 года малоизвестное ООО "ИСК Энергия" выиграло право на заключение 19 (!) контрактов на оказание услуг по разработке проектно-сметной документации на капитальный ремонт зданий и помещений онкодиспансера на общую сумму свыше 10 миллионов рублей. В конкурсной документации содержалось требование выполнить работу за 15 (!) дней с момента заключения контракта. Таким искусственным барьером заказчик отогнал ненужных участников. А что в итоге?

"ИСК Энергия" сорвала исполнение 16 из 19 контрактов – их даже за полгода не сделали, потому что и не планировали. Справились только с проектированием вентилируемых фасадов трех корпусов СООД – на их капремонт из бюджета выделяется 155 миллионов рублей.

Фирменный стиль в строительных закупках онкодиспансера – дробление единого объекта на этажи, блоки, разделы. Например, проект капремонта 9-этажного здания разделяется на поэтажные лоты до 1 миллиона рублей, чтобы выйти на закупку с единственным поставщиком – "ИСК Энергия". А в июне 2020 года собирается обратно - конкурс на проектирование за 3,7 миллиона рублей выиграло ООО "ДСК Строймеханизация", ставшее единственным участником.

Эта компания является ключевым игроком в империи Армена Карапетяна.

В прошлом году вслед за Свердловской областью она "наследила" в Омске, сорвав там выигранные контракты на ремонты дорог почти на 200 миллионов рублей – якобы не смогли привезти рабочих из Армении.


Армен Карапетян

Кстати, "ИСК Энергия" базируется в Верхней Пышме, откуда родом все компании близкие к Армену Карапетяну. Но есть более важное доказательство их сплоченности.

В середине января 2020 года были подведены итоги конкурса на ремонт фасада корпуса А1 стоимостью 48 миллионов рублей. Проектировавшая его "ИСК Энергия" вырвала победу у "ДСК Строймеханизация". Но договор на работы был заключен лишь в апреле с… ДСК. Во время подозрительной паузы в два с половиной месяца ИСК занесли в реестр недобросовестных поставщиков – из-за сорванных проектов.

А с началом фасадных работ выяснилось, что выполненные "ИСК Энергия" проекты имеют серьезные огрехи. Очевидно, выяснили это строители. Потому что онкодиспансер проводит лишь финансовую экспертизу проектных работ. Ремонты на сотни миллионов рублей в крупной государственной клинике идут без профильного надзора со стороны государства!

Фирма Карапетяна, выигравшая контракты на два фасада (48 + 38 миллионов рублей), остановила работы до Нового года. Есть предположение, что подрядчик использовал ненадлежащие материалы, но заказчик это отрицает. После доработки проектов (почему-то за счет онкодиспансера) сметы на каждый корпус возросли на 10 миллионов рублей, а срок работ продлился на весь 2021 год.

В связке с "ДСК Строймеханизация" мы обнаружили еще одну армянскую (по паспорту хозяина) компанию - ООО "Промдекор". Она отвечает за стройконтроль над ремонтом в онкодиспансере, по крайней мере, фасадов. Она тоже из Верхней Пышмы. В 2018 году "Промдекор" выиграл контракт на ремонт дорог в Первоуральске, а реальным исполнителем стала ДСК.

Позиция "Уралинформбюро" – на капремонте Свердловского онкодиспансера просматривается картель из компаний, связанных с Арменом Карапетяном, и руководства медучреждения с участием Андрея Цветкова, уволенного в конце июля 2020 года с должности министра.

Существенные доказательства этому надо искать в проведенных СООД закупках с единственным поставщиком. В июле 2019 года онкодиспансер получил статус государственного автономного учреждения здравоохранения, переведя свои закупки на ФЗ-223, что позволяет скрыть информацию о них для контроля общественности. Главврач Елишев отказался предоставить нашему агентству информацию – кто является исполнителем (вместо "ИСК Энергия") по проектным работам, а главное - подрядчиком капремонта помещений для установки дорогостоящего оборудования.

Например, 15 октября 2020 года СООД установил рекорд по размещению закупок на капремонт. Были проведены 7 закупок на ремонт нескольких кабинетов под терапевтический комплекс на общую сумму 5,7 миллиона рублей. И 8 закупок на ремонт кабинетов под ускоритель на сумму 6 миллионов рублей. Изначально это были единые сметы, но их искусственно раздробили на разделы, чтобы провести закупку с единственным поставщиком. Готовы на спор, что это были компании Карапетяна.

Следует отметить, что на капитальный ремонт онкодиспансера из бюджета Свердловской области только в 2020-2021 годах будет израсходовано 620 миллионов рублей. В том числе, на капремонт под установку тяжелого медоборудования по федеральной программе – 25 миллионов рублей, на капремонт фасадов – 155 миллионов, на капремонт лифтов – 128 миллионов. Уход от конкуренции при закупках плюс отсутствие надлежащего контроля за качеством работ ведут к сверхприбыли.

Где же крыша?

Мы долго гадали, как под носом губернатора Евгения Куйвашева, докладывающего федеральному Минздраву о модернизации онкологического звена, можно выкидывать такие фортели? А потом вспомнили о "силовиках". В приватных разговорах ходят слухи о том, что отставка Андрея Цветкова до последнего откладывалась из-за его дружбы с большим прокурорским чином.


Андрей Цветков

И вот что удивительно! В 2019 году прокуратура Свердловской области взялась ревностно анализировать состояние законности при реализации национального проекта "Здравоохранение" в онкодиспансере. Надзорный орган мог бы уже тогда выявить "кривые" контракты на проектирование капремонтов. Но его заинтересовали лишь закупки дорогостоящего оборудования, которые курировал министр Цветков.

В первой половине того года закупки онкодиспансера размещались под контролем Департамента госзакупок Свердловской области. Там усомнились в выборе СООД единственных поставщиков по завышенным ценам и заблокировали процедуры. Но как только онкодиспансер получил статус автономного учреждения и право самостоятельных закупок, выбор поставщиков по желанию Андрея Цветкова стал реальностью. И после этого Елишев, Мясникова, Карапетян могут ничего не стесняться.

"Уралинформбюро" давно высказало предположение, что источник метастаз коррупции в Свердловской области нужно искать в региональной прокуратуре. А если станет верно наше предположение о казнокрадстве в онкоцентре, то замыкается чудовищный круг - те, кто призван бороться с раковыми опухолями, вступили в преступный сговор с теми, кому поручено защищать общество от нарушения закона. Екатеринбургский спрут.

Вадим ДЫНИН