×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Когда налоги "протягивают ноги"18 ноября 2014 в 13:36

  • Текст

Бюджет затягивает пояс.

"Заплати налоги и спи спокойно" - этот слоган стал в России поговоркой.  Начинающийся в стране кризис грозит свести его смысл на нет - на голодный желудок плохо спится. Объемы производства падают, поступления в казну тают на глазах. Увеличить налоги в такой ситуации - обречь бизнес на разорение. Да и собирать их в скором времени может стать не с кого - многие предприниматели, не выдержав испытания, рискуют уйти не в "тень", а вообще исчезнуть с рынка.

О том, как платят налоги свердловские предприниматели и какие нововведения их ждут в 2015 году, в эксклюзивном интервью "Уралинформбюро" рассказала заместитель руководителя УФНС России по Свердловской области Марина Рябова.

- Марина Анатольевна, насколько эффективно, если судить по итогам трех кварталов 2014 года, в Свердловской области собираются налоги с юридических лиц?

- Если говорить по объему поступлений, то он остается где-то на уровне прошлого года. За 10 месяцев 2014 года мы собрали 181,5 миллиарда рублей, это на 2 миллиарда рублей выше уровня прошлого года. 45,2 миллиарда рублей поступило в федеральный бюджет и 136,3 миллиарда - в консолидированный бюджет Свердловской области. От этой цифры 109,5 миллиарда рублей (60%) перечислено в областную казну и 26,8 миллиарда (15%) - в муниципальные бюджеты.

В принципе, темп роста небольшой, даже если смотреть по другим субъектам Федерации. Но, учитывая, что у нас идет снижение производства, картина вполне достойная.

- Какова величина начисленных налогов и реально собранных?

- Показатель собираемости мы рассчитываем по формуле: сумма начислений к сумме уплаты. По Свердловской области собираемость налогов сохраняется на уровне 98,1%. Я не могу сказать, что собираемость налогов упала - фактически она всегда держалась на уровне 98-99%.

В настоящее время по Свердловской области наблюдается снижение индекса производства в основных для региона отраслях. Это -строительство, металлургия, производство машин и оборудования. Обороты выросли только в сферах общественного питания и платных услуг для населения. Все остальные виды деятельности показывают снижение - это данные статистики, не наши.

Уровень предыдущего года нам обеспечили поступления от налога на добавленную стоимость. Остальные сборы показывают снижение. Так, налог на прибыль показывает снижение, причем сильнее, чем падение производства. Если объемы производства снизились на 5-8%, то сумма исчисленного налога на прибыль организаций сократилась на 15%. Поступления от обрабатывающих производств упали на 17,5%  (в том числе в производстве машин и оборудования - в 1,6 раза), в строительстве - на 2,7%, среди оптовиков и розничных торговцев - на 10,8%, финансовые организации снизили отчисления на 16,4%.

По обрабатывающим производствам наблюдается снижение поступлений по всем доходным источникам на 1,3 миллиарда рублей (-3,5%). Рост поступлений НДФЛ составляет 2-2,5%. Если среднероссийский показатель - 6-7%, то можно сказать, что мы также показываем снижение по этому показателю.

- С чем это может быть связано?

- Снижение поступлений от налога на прибыль - это и сокращение производства. Хотя наши предприятия и готовы были к чему-то подобному. Они сократили объемы выпуска продукции, но не смогли снизить уровень затрат, ведь существуют постоянные расходы - электроэнергия, арендная плата, лизинговые платежи и другие. Кроме того, многие наши предприятия "перевооружались", и брали на это кредиты в валюте. Исходя из того, что рубль дешевеет, все показывают отрицательные курсовые разницы - это именно перерасчет. Из-за падения курса мы целый год уходим в "минус". На начисление налога на прибыль организаций курс валюты оказывает серьезное влияние.

- Какая плановая цифра установлена по сбору налогов на 2014 год?

- Мы рассчитываем для себя сами, какую сумму ожидаем собрать. Если говорить по консолидированному бюджету, мы исходим из регионального бюджета Свердловской области.

Мы также рассчитываем по своей методике, сколько должны собрать, чтобы "свести бюджет" на уровне Федерации.

По федеральному бюджету в этом году мы планируем собрать около 50 миллиардов рублей налоговых платежей. А в областной бюджет  не доберем порядка 5 миллиардов рублей - это налог на прибыль организаций и налог на доходы физических лиц. Мы просто не можем набрать тех темпов роста, которые закладывали изначально.

- Можно предположить, что реальные поступления сокращаются из-за того, что предприниматели уходят "в тень"?

- Мы не можем подозревать предприятия. Если у нас есть доказательства, что организация действительно работает "в тени", то мы выходим на выездную проверку. Пока таких "звоночков" нет, мы считаем, что все налогоплательщики  добросовестные.

- Какие предприятия чаще всего пытаются уйти от уплаты налогов? Есть ли у налоговиков оценка размера бизнеса, находящегося "в тени"?

- У нас нет возможности охватить весь бизнес и всех предпринимателей, чтобы оценить, все ли работают легально. Нельзя выделить и конкретные отрасли. Схемы по уходу от налогов, как правило, идентичны, и так или иначе связаны с обналичиванием денежных средств.

Документы реального поставщика заменяют бумагами фирмы-"обналичника", и тем самым субъекты предпринимательской деятельности завышают себе расходы и, соответственно, вычеты по НДС, а разницу обналичивают. Отсюда идет и снижение прибыли - это увеличение расходов, в которые списываются мнимые суммы, отраженные только на бумаге. Если идет "обналичка", то тут же появляется "серая" заработная плата - все кроется в одной схеме.

- Можно сказать, что "обналичкой" грешат лишь маленькие предприятия?

- Если исходить из возможности использовать схемы обналичивания, например, в целях выплаты "серой" заработной платы, понятно, что у маленьких предприятий больше соблазна, и, скажем, меньше круг общения, меньше сотрудников, вообще меньше людей, которые могут владеть информацией о незаконных операциях, но и суммы не такие большие. С другой стороны, в крупном предприятии большая вероятность, что заработная плата вся "белая", так как даже 50 сотрудникам выдавать сумму в конверте - уже опасно.

Но "обналичка", как схема по уходу от налогов, встречается как у маленьких, так и у крупных предприятий. За 9 месяцев этого года мы провели порядка 700 выездных проверок, в ходе которых начислено 4,5 миллиарда рублей. В эту сумму входят как налог, так и пени и штрафы. На самом деле, это достаточно серьезная цифра - 2% от всех поступлений. В среднем на каждое предприятие приходится по 6 миллионов рублей выявленных недоимок.

По предпринимателям статистика немного другая. С начала года нами проведено более 100  выездных проверок, и по их итогам начислено 252 миллиона рублей. На одного предпринимателя в среднем приходится по 2,2 миллиона рублей скрытых налогов. С учетом того, что предприниматели у нас - это мелкий бизнес, сумма приличная.

- По сравнению с прошлым годом суммы взысканий выросли?

- Процент сумм, взысканных по результатам проверок в этом году, достаточно приличный, он приближается к 60%. Если говорить по суммам доначислений на одну проверку, то по предпринимателям данная сумма несколько снизилась - в прошлом году за 9 месяцев было 3 миллиона рублей. По предприятиям показатель остался на уровне прошлого года.

- Бывает так, что недобросовестного налогоплательщика вычисляют по обращениям его сотрудников?

- Как правило, люди обращаются в официальные службы, когда попали в критическую ситуацию. Допустим, если решили уволиться, а им компенсацию за неиспользованный отпуск насчитали не в том размере, ушли на больничный - а им его рассчитали только исходя из официальной заработной платы. Но просто прийти и "накапать" - такого нет. Обращения идут, когда есть обида на работодателя, а когда нет – граждане обычно соглашаются. Бывают ситуации, когда работодатель предлагает 20 тысяч рублей неофициально или 10, но официально. Здесь каждый поступает исходя из своей собственной жизненной ситуации и принципов, соглашается на то либо на другое, либо ищет третье.

- Есть ли у ФНС какие-то механизмы, позволяющие отследить таких предпринимателей?

- Если это сигнал извне, то мы в любом случае начинаем мониторить организацию. Первоначально запрашиваем обороты по банковским счетам и анализируем список контрагентов, с которыми работает субъект предпринимательской деятельности. Если видим среди его контрагентов недобросовестных налогоплательщиков, ведем работу в этом направлении. Если обнаруживаем, что денежные средства перечисляются напрямую физическому лицу, то работаем с этим физическим лицом. Потому что, как правило, с таких доходов не платится НДФЛ.

- Насколько электронные сервисы, в том числе электронные налоговые декларации, помогают оптимизировать процесс уплаты налогов?

- Если говорить про электронные декларации, то нужно упомянуть декларации по НДС. С 1 января 2015 года вводится новый механизм, по которому субъект предпринимательской деятельности может не вести журнал выставленных и полученных счетов-фактур, за исключением посредников. Вся информация из выставленных и полученных счетов-фактур будет отражаться в электронных декларациях по НДС. Это избавит налогоплательщиков от так называемых встречных проверок, потому что мы уже будем видеть всю цепочку сделок. Вся база данных будет собираться на федеральном уровне, и будут выстраиваться цепочки реализации: от производителя до конечного покупателя.

Если отойти от продаж и перейти непосредственно к электронным сервисам, то очень хорошо зарекомендовал себя сервис "Проверь себя и контрагента". Если раньше, чтобы отследить добросовестность контрагента, необходимо было обращаться в налоговый орган, платить госпошлину, то сейчас вся информация есть на сайте ФНС.

Не секрет, что у нас бывают такие ситуации, что договор на бумаге заключается раньше, чем зарегистрирована фирма. Чтобы такого не было, на сайте по ИНН можно узнать все об организации - когда она была зарегистрирована, по какому адресу, кто является учредителем и директором; относится адрес регистрации к массовому, не дисквалифицирован ли руководитель.

Мы проверяем контрагентов по аналогичному принципу, в этом электронный сервис помогает налогоплательщикам себя обезопасить от "нехороших" компаний.

Если говорить о сервисах, помогающих предпринимателям, то у нас есть программа, по которой все документы как для регистрации юридического лица, так и для ИП, можно подать через Интернет, там же можно отследить информацию и о тех изменениях, которые подают юридические лица, например, смена директора или адреса места нахождения.

- Насколько эти сервисы помогают "отвадить" предпринимателей от использования нынешних схем ухода от налогов?

- Если 15 лет назад ФНС была фискальным органом, и перед нами ставилась задача "вас должны бояться", то сейчас подход изменился. Мы считаемся "сервисной службой", и делаем все, чтобы налогоплательщикам было удобно и комфортно платить налоги.

Нужно добавить, что с 2015 года у нас вводится такая форма проверки, как налоговый мониторинг. Пока он будет доступен только крупным налогоплательщикам, потому что существует ограничение - 300 миллионов рублей уплаченных налогов, а также сумма доходов за предыдущий год и стоимость активов должны превышать 3 миллиарда рублей.

Заключается механизм в следующем - налогоплательщик предоставляет нам доступ к своей базе бухгалтерского учета либо копии соответствующих документов. А за это налоговый орган не будет проводить выездные и камеральные проверки организации. Если служба найдет в документах моменты, которые ей не нравятся, то будут вестись мотивированные переговоры с налогоплательщиком.

- По Вашему мнению, он у нас приживется?

- Пока рано говорить об этом. У крупнейших налогоплательщиков, скорее всего, приживется. Так как у них, как правило, нет причин прятать отчетность. А вот со средним бизнесом могут возникнуть сложности. Если они уже сейчас говорят, что декларации по НДС, о которых мы говорили ранее, это - "дорога в ад", то такой мониторинг они не будут приветствовать.

- Почему "дорога в ад"?

- Во-первых, потому что нужно вести все документы в электронном виде. То есть эту книгу покупок - продаж придется постоянно обрабатывать. И если возникнет ошибка, даже техническая, проверять будут все организации в цепочке. Также у нас есть сомнения, что базы данных будут "чистые". Ведь они будут формироваться, исходя из информации налогоплательщиков - что они предоставят, то мы и будем обрабатывать. И у некоторых может возникнуть соблазн немного "исправить" отчетность.

Кроме того, это достаточно большой объем информации. Если раньше инспекция запрашивала декларацию в ходе выездных проверок, то сейчас она будет всегда "под рукой" у налогового органа. То есть нельзя будет вводить в цепочку сомнительные фирмы и компании, занимающиеся "обналичкой". В таком случае организациям могут отказать в возмещении НДС.

По мнению аналитиков, после введения таких электронных деклараций собираемость налога на добавленную стоимость может вырасти на 40%.

Беседовала Мария КОМИНА

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости
  • Похожие новости

  Следите за новостями


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×