×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Банк превращается в Сбер25 апреля в 14:56

  • Текст

Куда идут деньги?

Рекламная фраза "Храните деньги в сберегательной кассе" осталась только в знаменитой комедии. Банковская сфера стремительно меняется. О ее будущем корреспондент "Уралинформбюро" побеседовал с независимым финансовым экспертом Виктором Немихиным.

- За последнее время работа банков претерпела значительные изменения – взаимодействовать с ними стало легче и дешевле, появляются новые услуги. Можно ли сказать, что все это ведет к созданию новой банковской системы?

- Думаю, что неправильно говорить о формировании какой-то банковской системы, Наверное, лучше будет сказать о трансформации той формы банков, которая сейчас существует, в нечто другое. На сегодняшний день мы видим ростки этого процесса. Так, Центральный банк уже запустил систему быстрых платежей по номеру телефона, у нас есть бесконтактные платежи, которые делаются при помощи смартфонов, появились различные краудфандинговые платформы, которые позволяют людям напрямую, без участия банков финансировать нравящиеся им проекты.

Все это говорит о том, что классический банкинг в том виде, в котором он был, вряд ли через какое-то время останется. Он обязательно во что-то трансформируется. Во что – сложно сказать, можно какие-то черты представить, но, чтобы ни говорили, будущая реальность всегда будет отличаться от того, что мы себе представляем. Не стоит забывать историю про "Лондон, который погрязнет в навозе" (в XIX веке британские светила прогнозировали, что столица погибнет из-за навозного потопа, так как число экипажей росло быстрее, чем люди успевали убирать улицы, – прим. ред.). Я думаю, что для начала банковские платежи станут еще быстрее, получат больше защиты, а также станут привязываться к индивидуальным идентификаторам человека – будь это сотовый телефон или что-то еще.

- Сколько времени понадобится для того, чтобы оставить классический банкинг позади? Это вопрос года или десятилетий?

- Это точно не вопрос года, потому что так быстро трансформации не происходят, но и десять лет – это слишком много. Вспомните – еще десять лет назад практически никто не пользовался пластиком, большинство использовали наличные. Еще совсем недавно мы и представить не могли существование банка, у которого нет офисов. Я думаю, что по времени нас ждет что-то посередине – еще лет пять пройдет, прежде чем мы увидим общую трансформацию.

- Прогресс всегда связан не только с положительными изменениями. Чего стоит бояться рядовому потребителю?

- Еще десять лет назад мы больше боялись уличных воришек, которые могли вытащить деньги из нашего кошелька. А теперь мы кого боимся? Того, кто заберет все с карточки.

Не бывает прогресса без рисков. Новые технологии несут их.

В первую очередь, это риски, связанные с IT-безопасностью, идентификацией пользователей. Риски смещаются в цифровую плоскость.

- Могут ли хакеры серьезно превзойти защиту банков, добиться, например, коллапса всей системы?

- Думаю, что нет. По одной простой причине, что все-таки, какие бы эти ребята умные ни были, у них существенно меньше ресурсов. Кроме того, они пытаются взломать то, что банки создавали. Последние в этом разбираются все равно лучше. Опасность есть, о ней нужно помнить, но ничего глобального произойти не должно.

- Российский регулятор (Банк России), который в последнее время взял курс на сокращение числа банков, каким образом может поспособствовать прогрессу?

- На самом деле Банк России многие обвиняют в том, что он ведет политику сокращения количества банков. Я не знаю, правильно это высказывание или нет. По факту, мы видим, конечно, количество банков меняется, но оно сокращается из-за того, что Банк России их целенаправленно сокращает или просто так некачественные банки вымываются с рынка? Мы живем в очень глобальном мире, но до конца этого еще не понимаем. Например, то, что вы находитесь в России, вам совершенно не мешает пользоваться любыми финансовыми услугами любой финансовой организации, находящейся где угодно.

Все дело в том, что конкуренция, на самом деле, глобальная.

То, что российские банки конкурируют между собой, – это, по большей части, заслуга российского регулятора, который их поставил в такое льготное положение.

У нас же запрещено законодательно зарубежным банкам присутствовать на рынке, кроме их дочек. И если эту защиту убрать, то они сразу начнут конкурировать со всем миром.

- А в каком еще виде может проявиться финансовая трансформация?

- Я какое-то время назад читал аналитическую статью, в которой речь шла о платежной системе Visa, причем этот материал был больше не финансового, а технологического плана. И там было высказано предположение, которое меня, честно говоря, сильно поразило. Предположение следующее. У нас в кармане есть карта Visa, эмитированная каким-то нашим банком, мы идем с ней в магазин. Получается, что в первую очередь мы взаимодействуем именно с Visa, потому что все платежи идут через ее систему. А что мешает самой Visa выстроить эти взаимоотношения напрямую с клиентами? Условно говоря, вы заходите на сайт системы, оформляете себе карту, и в личном кабинете Visa вы указываете, каким банком хотите пользоваться. С учетом того, что карту уже не обязательно иметь в виде пластика, ничего не мешает этого сделать, технологически это все очень доступно.

А дальше вы, попользовавшись одним банком, зашли в личный кабинет и перепривязали эту карточку к другому банку, который вам больше понравился. Это схема финансового Uber, при помощи которого вы можете сегодня поехать на одной машине, завтра уже на другой. Так Visa, если захочет, может выступить убийцей вообще всех банков.

- А что мешает Visa стать полноценным платежным средством?

- Думаю, что такое невозможно. Нет, теоретически оно возможно, но практически не очень нужно. Потому что тогда придется получать лицензию в каждой стране, становиться практически банком, потому что регуляцию никто не отменял.

- Visa, Mastercard – это американские компании. И сейчас для российских банков очень актуален вопрос ограничительных мер со стороны Запада. Да, у нас есть платежная система "Мир", какие-то другие свои разработки, но в этом процессе трансформации банковской системы российские организации смогут себя оградить от новых, более серьезных санкций?

- Какие-то меры можно предпринять, но пока вся финансовая система выстроена на базе доллара – мы не можем защититься в полной мере. Условная блокировка долларовых операций по российским банкам отрежет валютные платежи. Конечно, останется европейская зона, вопрос только к тамошним политикам. Я не очень верю в возможность введения каких-то крайне жестких мер, в сегодняшнем мире это будет сродни объявлению финансовой войны. Хотя, с другой стороны, сейчас возможно все что угодно.

- Вернемся ко всем удобствам и новшествам. Банки же идут к этому не только ради клиентов, они еще и экономят значительные средства. Но почему это не сказывается на стоимости банковских продуктов?

- У банка есть несколько функций, которые он выполняет. Первая – это расчетная. В этой части изменения реально происходят, это очень технологичная история и удешевление есть. Сколько вы раньше платили за простой перевод с карты на карту? А сколько сейчас? Пять лет назад, для того, чтобы перевести деньги, нужно было идти в банк, заполнять платежку или пользоваться сложным банковским терминалом. Сейчас для этого достаточно мобильного приложения на телефоне. В части платежей, я думаю, здесь больше всего инноваций происходит. И эти изменения сейчас видны.

Следующая функция заключается в перераспределении денег от тех, у кого они есть, тем, кому они нужны. Депозит и кредит. Банк в этой истории просто зарабатывает на разнице ставок – берет под одну, дает под другую. Там мало что можно сделать, в лучшем случае, ввести прогрессивные технологии оценки рисков, чтобы удешевить этот процесс. Но стоимость денег в стране определяется и Центральным банком, и практикой ведения бизнеса. Невозможно от 8-й доходности или 10-й доходности (когда кредит берется под 8% или 10% соответственно) мгновенно перейти к условной 2-й доходности. Не стоит забывать и про уровень нашей инфляции (годовая инфляция по итогам марта в России составила 5,3% – прим. ред.).

- И вариантов никаких нет?

- Есть европейская модель перераспределения денег, есть американская. В Европе так сложилось, что этим занимаются банки, а в Америке это делается через рынок. При этом технология распределения денег через рынок более эффективна, она дешевле. Что самое главное – она более конкурентоспособна с точки зрения развития экономики и бизнеса. Если мы посмотрим, то количество различных IPO (первая публичная продажа акций акционерного общества) в Америке гораздо больше, чем в других странах. И так сложилось не просто так, там есть люди, которые готовы рисковать своими деньгами, готовы финансировать проекты, которые, может быть, и не выстрелят, а может, совершат какой-то технический рывок. Когда-то люди, вкладываясь в Facebook, тоже гадали, выстрелит или не выстрелит.

Но в части перераспределения денег довольно сложно использовать какие-то технологии, хотя, конечно, уже есть определенные ростки, в частности, это краудфандинговые системы, позволяющие напрямую находить интересные проекты, в которые можно инвестировать.

Ряд российских банков уже создали площадки, дающие возможность клиентам проинвестировать определенное предприятие.

Получается, что банки, зарабатывая на комиссиях, не взяли на себя риски, а оставили их на клиентах. Это ростки того нового, которое неизбежно придет. Я не думаю, что все будут готовы напрямую финансировать какие-то предприятия, это все-таки менталитетом определяется, но спрос здесь будет.

- Когда идет речь о банковской системе, нельзя не упомянуть Сбербанк. Он ранее не изъявил сильного желания присоединиться к той же системе быстрой платежей. Какое место банк займет в новой системе, он будет ее локомотивом или тормозом?

- В силу своей глобальности Сбербанк в каких-то вопросах будет локомотивом, в каких-то – тормозом. Однозначно сказать, что он будет и тем, и другим, нельзя, опять же в силу его глобальности. Там понимают, что на сегодняшний день в банковской сфере идет глобальная конкуренция, и конкурируют они не с российскими банками, а мировыми игроками.

Герман Греф заявил, что хочет отказаться от приставки "банк" и стать IT-компанией. Есть такая общемировая страшилка, которая заключается в том, что банки очень хорошо знают про финансы, но плохо знают про IT. А есть большие IT-компании, типа Google, Microsoft, Facebook, которые очень хорошо знают все про IT, но плохо знают про финансы. И, соответственно, как в Сбербанке будут учиться IT, так и IT-компании будут учиться финансам. И мы получаем конкуренцию на финансовом рынке еще и со стороны IT-компаний.

Беседовал Артем ПЕТРОВ

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями

Аналитика

Сквер согласия или раздора?

Сквер согласия или раздора?

Мнение мэра Екатеринбурга.

Крылья протеста

Крылья протеста

Из сквера у драмы.


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×