Окно для младенца

Захлопнуть или спасти?

В преддверии Дня защиты детей по России прокатилась волна протеста против бэби-боксов. Один из них - при храме святителя Иннокентия Московского в Екатеринбурге оказался на грани закрытия после проверки прокуратуры.  Корреспондент "Уралинформбюро" выяснил у президента благотворительного фонда "Колыбель Надежды" Елены Котовой, что заставило надзорный орган вглядеться в "окна жизни".

- Елена Юрьевна, что или кто спровоцировал волну протестов?

- Единственный человек, который волну разгоняет, уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. Он написал заявление в прокуратуру с просьбой проверить, каким образом установлены бэби-боксы. Причем адресно. Бэби-боксы установлены в Краснодарском крае, где экс-губернатор Александр Ткачев активно поддерживал идею, в Люберцах действуют "окна жизни"… Но проверки коснулись только нашей организации.

- Какая-то личная неприязнь?

- Мы с Павлом Алексеевичем незнакомы, хотя я неоднократно призывала встретиться и обсудить происходящее.

- Одна из претензий Павла Астахова  - младенец оставляется в бэби-боксах анонимно, а ребенок должен знать, кто его родители…

-  Уполномоченный ссылается на Конвенцию ООН по правам ребенка. В документе первым пунктом говорится, что государства-участники должны обеспечить каждому ребенку неотъемлемое право на жизнь. А после, насколько возможно, право знать своих родителей. Не надо цитировать Конвенцию выдержками.

Пока идет дискуссия с Павлом Алексеевичем, только в Москве нашли три младенческих трупа.

- Прокуратура нашла нарушения в работе бэби-бокса в Екатеринбурге? Будет ли он закрыт?

- Нашли там пыль. Я не думала, что прокуратура занимается выявлением пыли. Мы завели дополнительно журнал дезинфекции, составили  график. Исключим эту проблему. О закрытии речь не ведется.

- Почему в уральской столице бэби-бокс открыт при храме, а не при больницах, как это сделано в Пермском крае?

- Мы два года вели переговоры со свердловским минздравом, так ни к чему не пришли. Настоятель храма святителя Иннокентия Московского пошел на сотрудничество.

- Каков механизм работы бэби-боксов?

- Как только в окно кладут ребенка, вызывается полиция, врачи и представители органов опеки. То есть процедура такая же, если бы прохожий обнаружил малыша на ступеньках супермаркета или на газоне. Только младенец проводит в контейнере полторы минуты и гарантировано останется жив. И, наоборот, у нас был случай, когда новорожденного оставили в пакете у забора больницы, ребенок погиб от переохлаждения.

Более того, женщины, раздумывая о том, чтобы оставить ребенка, часто нам звонят. С ними разговаривают психологи, в процессе беседы открываются подробности. Если необходима помощь, они могут прийти в кризисные центры при "Колыбели надежды". И среди тех, кто пришел, не было ни одного случая отказа.

- Как складывается судьба подкидышей?

- Мы не всегда имеем возможность отслеживать эти истории. Но были случаи, когда за младенцами возвращались матери. Бывает, за детьми приходят бабушки и дедушки, которые были не в курсе ситуации. А вот за малышами, брошенными в подъезде, никто не возвращается.

Например, к храму святителя Иннокентия Московского в Екатеринбурге за год существования бэби-бокса сразу из роддома принесли двоих младенцев. Новорожденного мальчика позже забрала мать, девочке нашли приемных родителей. Недавно мы общались с усыновителями. Девочка счастлива и, главное, жива.

- Кто чаще всего оставляет новорожденных?

- Существует миф о том, что новорожденных бросают женщины из маргинальной прослойки общества. Но такие люди как раз не расстаются с детьми, потому что они для них становятся средством заработка.

Оставляют обычные женщины, часто у них уже есть несколько детей, и они боятся, что еще один ребенок толкнет семью в нищету.   Чтобы не быть голословной, передо мной лежат уголовные дела осужденных по статье 125 Уголовного кодекса РФ ("Оставление в опасности"). Открываем: воспитывает трех несовершеннолетних детей, характеризуется положительно, алкоголем не злоупотребляет. И таких большинство!

Судьба беременной женщины порой никого не интересует. Представим, она приходит в больницу на большом сроке,  ей предлагают  встать на учет, а она отказывается. И  ее след пропадает. Никто не выясняет, родила ли она младенца, что с ней произошло?
А потом такие матери, подбросившие новорожденного "к забору", отбывают срок в местах лишения свободы, а их старшие дети вынуждены жить без матери. Кто будет этих женщин защищать?

Нельзя забывать, что есть еще одна статья УК – "Детоубийство". Так, в Соликамске мать закопала новорожденного живьем. Так все-таки, может, лучше работающие "окна жизни"?

- Снижается ли число детоубийств в регионах, где работают бэби-боксы?

- Да, такая связь прослеживается, но мы должны понимать, что все проблемы бэби-боксами не решить.

Ирина КАЛИНИНА.