×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Памятники спасет продажа "за рубль"23 ноября в 08:51

  • Текст

А не "кнут".

Памятники истории Екатеринбурга мешает спасать от разрушения избыточное количество госэкспертиз и отсутствие у муниципалитета достаточных полномочий по управлению объектами культурного наследия (ОКН). В этом уверен директор МКУ "Екатеринбургский Центр по охране и использованию исторического и культурного наследия" Леонид Генин, рассказавший в эксклюзивном интервью "Уралинформбюро" о том, как эффективно тратить средства на сохранение "истории в камне".

— Леонид Васильевич, руководство Екатеринбурга не раз сетовало на катастрофическую нехватку бюджетных денег на реставрацию и приспособление объектов ОКН. А вот про дефицит муниципальных полномочий в этой сфере известно куда меньше. В чем он выражается?

— Если на федеральном и региональном уровне полномочий по работе с объектами культурного наследия более 30, то на муниципальном их всего пять. Многие полномочия несколько лет назад были переданы с местного на региональный уровень — зачем, абсолютно непонятно. Например, оформление охранных обязательств на памятники местного значения. Почему ими должен заниматься региональный орган? Или мониторинг объектов культурного наследия: это сегодня прерогатива региональной власти, а муниципальная может только проводить осмотры.


Пока мэрия искала покупателя на дом Звонарева, от него остались лишь четыре стены и охранная табличка.

Недоумение вызывает и ситуация вокруг историко-культурных экспертиз. Неясно, зачем платить огромные деньги из бюджета за понижение либо повышение статуса ОКН (например, перевод его из "местных" памятников в региональные и наоборот) — если этот вопрос можно решить силами государственных и муниципальных служащих, профессионально занимающихся охраной памятников, или рассмотреть его на общественных советах?

— А много ли в органах власти чиновников, которые хорошо разбираются в памятниках истории?

— Достаточно. И в городском, и в областном центрах охраны памятников, и в управлении государственной охраны работают историки и искусствоведы. Но вместо того, чтобы привлечь этих людей, зачем-то создается большой круг неких "государственных" экспертов, которые очень неплохо зарабатывают на своих вердиктах. А потом в городе появляются такие "замечательные" объекты, как "Пассаж" или "Европа" (торгово-развлекательный и бизнес-центры, строительство которых было оформлено как "реконструкция" объектов культурного наследия – прим. ред.).


Дом Чувильдина - один из редких примеров спасения памятника через продажу его в частные руки.

— В реестре ОКН, зарегистрированных на территории Екатеринбурга, значится свыше 800 объектов…

— И некоторые из них занесены в реестр ошибочно, либо с большими сомнениями. Например, жилой дом на углу улиц Татищева и Синяева, который решено было перенести (в ходе строительства смычки улицы Татищева и проспекта Ленина – прим. ред.). Этот дом ничем выдающимся не обладает, там не проживала какая-либо знаменитость, у него нет характерных архитектурных ценностей, однако по решению госэкспертизы дом был взят под государственную охрану, и сейчас государство обязано заботиться о нем, сохранять, вкладывать большие деньги в перенос здания на другое место. Почему нельзя такие вопросы — связанные с понижением статуса или исключением из реестра объекта, включенного туда ошибочно — решать "на месте", силами тех же общественных советов по документам, подготовленным специалистами государственных или муниципальных органов? Много средств, которые тратятся на такие вещи, можно более эффективно и экономно использовать на работы по физическому сохранению памятников.

— Бюджет Екатеринбурга ежегодно вкладывает десятки миллионов в физическое сохранение объектов культурного наследия. А на днях федеральный Минкульт озвучил куда более серьезную сумму, необходимую на спасение памятников истории в регионах — 3,5 триллиона рублей. И предложил передавать эти объекты в концессию частникам. Насколько, на ваш взгляд, такой вариант разумен?

— Чтобы физическое состояние объекта было удовлетворительным, у него должен быть пользователь. Остальное уже второстепенно и вытекает из норм законодательства. Что касается сдачи памятников в концессию — у нас пока нет такого опыта, я имею в виду опыта в отношении муниципальных объектов культурного наследия. Да и "армии" желающих взять памятник в аренду или выкупить его у нас не наблюдается. Приходится вести долгую работу по поиску таких инвесторов, это занимает 2-4 года.

Важно понимать вот какой момент: взяв памятник в концессию или в аренду "за рубль" на 49 лет, инвестор за такой долгий период может этот памятник… потерять. Хотя бы потому, что надзорный орган имеет право в любой момент найти основания и расторгнуть договор. Но даже если концессионер исправно спасал памятник на протяжении сорока с лишним лет, в какой-то момент он поймет, что аренда заканчивается, а вместе с арендой и его права на использование этого объекта, и начнет постепенно сокращать отчисление средств на физическое сохранение здания.


Проданный за рубль госпиталь ВИЗа еще год назад выглядел так...

К тому же финансовая ситуация инвестора может измениться, ухудшиться. Реализовать объект он не может, вернуть назад свои деньги тоже не имеет права – это не его собственность. Поэтому я считаю, что единственный честный порядок решения вопроса — это продажа объекта культурного наследия в частные руки. А если объект находится в неудовлетворительном состоянии (таких объектов по Екатеринбургу, к счастью, очень мало, а в целом по стране достаточно большое количество), то должна работать программа "продажи за рубль". Там очень простые и понятные условия: разрабатывается документация, объект уходит в собственность, а муниципалитету остается осуществлять ежеквартальный контроль за ходом работ.


... а это - снимок весны 2018 года. Прогресс налицо? Фото: Яндекс.Панорама.

— Но вы вроде бы сами в своем недавнем выступлении в Общественной палате Свердловской области посетовали, что собственник здания, в отличие от арендатора, не имеет права на бюджетную компенсацию затрат на сохранение памятника — потому что в 2012 году было приостановлено действие соответствующей статьи федерального закона №73…

— Эта статья приостанавливается ежегодно, несмотря на то, что она относится только к памятникам федерального значения и не распространяется на "местные" ОКН. Кроме того, она носит декларативный характер: обязывает государство компенсировать расходы собственника, а механизмы этой компенсации в законе не продуманы. Наше законодательство вообще очень жестко настроено по отношению к собственникам и пользователям ОКН, не дает им никаких преимуществ. В идеале в этом вопросе должно быть разумное равновесие "кнута" и "пряника", а у нас работает в основном только кнут.

Беседовал Евгений СУСОРОВ

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями

Аналитика

Исчезающий мир Ямала

Исчезающий мир Ямала

Из-под пера экс-губернатора Кобылкина.

Счастье не за горами!

Счастье не за горами!

Единороссы отправились в поиск.


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×