×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Сергей Капчук: возвращение к справедливости11 марта в 12:19

  • Текст

Из Лондона в Россию.

Сергей Капчук является известной в Свердловской области фигурой. В конце 90-х он считался одним из приближенных губернатора Эдуарда Росселя. Вместе со своим братом-близнецом Константином владел Нижнесалдинским метзаводом, за который вступил в противоборство с ОПГ "Уралмаш". Как итог, Константин отбыл срок тюремного заключения. Сергей долгое время скрывался за рубежом. Вернувшись в Россию, он стремится опровергнуть обвинения в свой адрес. Свою историю он кратко изложил в интервью "Уралинформбюро".

Железная дорога до следователя доведет

- Сергей, в чем суть обвинений, которые вам предъявляют?

- Окружение Росселя обвиняет меня в создании мошеннической схемы, которая была придумана и последовательно реализовывалась ими самими, судя по тем документам, которые я обнаружил в материалах дела. В 1996 году я был назначен заместителем, а потом и исполняющим обязанности представителя Свердловской области в Москве. Мне было 24 года, я никаких схем не разрабатывал и не реализовывал. К имуществу Свердловской области у меня не было никакого доступа и права распоряжаться им. В зоне моей ответственности были Кремль, федеральные министерства и ведомства, с которыми я контактировал. Периодически прилетал в Екатеринбург, какие-то вопросы решал и снова улетал в Москву.

По должности мне полагалось жилье в Москве. Тогда у правительства Свердловской области не всегда была возможность покупать недвижимость для своих сотрудников напрямую.

Управляющий делами правительства области Сергей Туруновский мне сказал что нашел некий компромиссный вариант с руководством СвЖД. В детали я посвящен не был, просто выполнял поручения Туруновского.

Сейчас, ознакомившись с материалами дела я понимаю, что "серые" схемы существовали с 1995 года в разных модификациях, но все их объединяло то, что элитные объекты недвижимости "заводились" на правительство по многократно заниженной цене, от дружественных структур, в частности от "ГУТА-Групп", которую в то время возглавлял друг Росселя, бывший первый секретарь обкома КПСС Юрий Петров, производилась дорогостоящая отделка за бюджетный счет и позднее объекты "выводились" через ГУП "Монетно-Щебеночный завод" на физических лиц, оффшорную компанию с дальнейшей перепродажей на свободном рынке. Предполагаю, что вся прибыль оставалась на этих посредниках, а не в областном бюджете.

Среди них была, в том числе, и предназначенная мне, обычная квартира в простом панельном доме. Другая, но элитная квартира также попала в материалы дела. Было еще несколько объектов дорогостоящей недвижимости в Москве, которые были укрыты правительством от следствия в 2001 году, но я о них знаю потому что работал в Москве в то время. "Заведенная" в правительство элитная недвижимость далее передавалась ГУП "Монетно-Щебеночный завод". В частности, два пятиэтажных пентхауса были впоследствии проданы кипрскому оффшору по - предполагаю - балансовой, то есть заведомо заниженной, стоимости, чем бюджету Свердловской области был вероятно нанесен значительный финансовый ущерб. Ну, а после этого сейшельские оффшоры, которые владели кипрским, продали его двум русским "физикам"- резидентам Дубая и Испании. В моем же случае плательщиком выступила железная дорога. Сумма сделки составила 2 миллиарда тогда еще неденоминированных рублей (два миллиона нынешних рублей).

С оффшорами схема мне стала очевидна после того как я прожил много лет в Великобритании. Там все особенно дорогие объекты никогда не покупаются на физическое лицо, они всегда приобретаются на компанию. Потому что при приобретении вы платите 10-12% налога на недвижимость (stamp duty). Если приобретаете на компанию, то при продаже избегаете этого платежа. Если объект стоит 100 миллионов фунтов, 12% - это экономия в 12 миллионов. То есть продается компания, а не объект недвижимости, которым она владеет, и этот налог платить не нужно. И я смотрю: схема-то та же что и в Лондоне! Но на тот момент, в 1997 году, я всего этого не знал, видел только странную схему приобретения недвижимости. Меня убедили, что иначе не получается.

Кстати, Туруновский давал относительно правдивые показания об этом в начале следствия, а потом резко изменил их – видимо, получил какую-то информацию. И вслед за ним все члены тогдашнего правительства области начинают говорить одно и то же – слово в слово - тоже меняют показания. Видно на суде, что некоторые люди порядочные, что им стыдно, но они заложники своих показаний в прошлом. Сначала они говорили правду, а потом изменили показания.


Экс-губернатор Свердловской области, член Совета Федерации Эдуард Россель.

На суде один свидетель открыто признался, что его и, вероятно, всех остальных инструктировала бывший начальник юротдела Росселя, Людмила Шахова. И вот на следствии и далее на суде свидетели произносят откровенную ложь. Особенно бывший главбух Татьяна Лукьяненко, которая просто запутывает показания, жонглируя бухгалтерской терминологией и скрывая с 2001 года от следствия по меньшей мере те самые два пятиэтажных пентхауса в Москве которые были в собственности Свердловской области и позднее "ушли" на кипрский оффшор. Я, кстати, написал заявление о привлечении ее к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

К сожалению, я вынужден его писать на имя начальника Главного следственного управления (ГСУ) ГУ МВД по СО генерала Владимира Миронова. Предполагаю, что будет отказ, потому что Миронов взращен Росселем из обычного следователя облисполкома, со времен, когда Россель руководил и представительной, и исполнительной ветвями власти. Да было и такое в начале 90-х. Конечно свидетели рассчитывают остаться безнаказанными и сейчас, как тогда, и поэтому они так беспредельно врут. Но есть вышестоящие инстанции, буду их использовать.

Сейчас мы разгребаем "металлолом", который наворотило росселевское окружение. Я хочу уточнить, что моя позиция заключается не в том, что "они крали, поэтому я тоже украл", а в том, что я никакого отношения к разработке и реализации этих схем не имел.

Уверен, что правда на моей стороне. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что бывший управделами Росселя, чья подпись стоит под большинством договоров, Сергей Туруновский бежал из страны сразу после моего возвращения в Россию. Есть данные по розыску Интерпола, есть реестр его билетов. 17 июля 2018 года вышла передача Андрея Малахова, где я, еще только начинал догадываться, что происходит, сделал предположение, что существовали некие "серые" схемы в правительстве, по которым "заводились" объекты недвижимости, а потом они уходили. Туруновский сбежал буквально через пару дней. Здесь у него, следователь говорит, прорвало трубы, затопило всех соседей. Никто до него дозвониться не может. В страну он больше не вернулся, по моим данным, во всяком случае.

То есть в двух словах, никакого отношения к разработке этой схемы я не имел, и иметь не мог, потому что это надо сюда летать и разбираться в хозяйственных отношениях. Я этим вообще не занимался. Я не ангел, я совершал ошибки. Но не совершал преступлений. Поэтому судить меня абсолютно не за что.

13 марта возобновляется суд, начнутся новые допросы. Я читаю материалы, готовлюсь. Ожидается, что показания даст Алексей Петрович Воробьев (бывший председатель правительства Свердловской области – прим.ред.). Это один из немногих людей в росселевском окружении, которых я уважаю. Буду, конечно, задавать ему вопросы.


Бывший председатель правительства Свердловской области Алексей Воробьев.

- Вы говорили о том, что следствие пошло по ложному следу…

- Следствие не само пошло, но было сознательно направлено по ложному пути показаниями россельских свидетелей. Я всю схему описал, подал заявление в прокуратуру, и на 5 месяцев наступила полная тишина. ГСУ ГУ МВД СО полностью засекретило расследование. Потому что прокуратура, увидев признаки состава преступления, отправила материалы кому? Генералу Миронову, который мое дело вел и уже поспешно "зарядил" его в суд. Пусть и со второго раза.

И, соответственно, через 5 месяцев мне приходит ответ: мол, мы до правительства дозвониться не можем, правительство нам не отвечает поэтому нет состава. Я тут же обжаловал отказ в возбуждении дела в прокуратуру, которая его тут же отменила.

Параллельно продолжаю знакомиться с материалами дела, причем на меня постоянно идет давление. Следователь в присутствии моего защитника – члена президентского совета по правам человека Владимира Ряховского – чуть ли не на колени падает: "Дайте признательные показания, мы уже обо всем договорись - меня уже и в ФСБ, и в прокуратуру вызывали – мы вас тихонечко осудим, потом амнистируем, и пойдете на все четыре стороны!" Я говорю: мне не надо тихонечко, я приехал не для амнистии, не для условных приговоров, я приехал очистить свое имя.

Следователь Агллиулин - ему 26 лет, он горд невероятно, что докладывает лично генералу. И он строчит во все тяжкие. Материалы дела просто выхолощены, оттуда вырваны протоколы моей очной ставки с Туруновским. Из 12 листов – 2, первый и последний. Я спрашиваю: куда делось-то остальное? "А, ну, давайте я их вообще все удалю!" - такой ответ. Написал по фальсификациям заявление в ФСБ, а он мне: "Вы разгласили тайну следствия ФСБ, мы будем на вас еще одно уголовное дело заводить!" Я - "!?"… Как можно разгласить тайну ФСБ!? Выемки идут - документы не приобщаются к материалам дела. К анонимке, которая подшита к делу, приложения на 38 листах – их нет. Их просто вырвали. Ключевые письма скопированы на ксероксе так, что на самом важном месте картридж почему-то перестает работать и белая полоса вместо ключевого предложения. И это все загоняют со второго раза в прокуратуру. В первый раз Вадим Андреевич Чукреев (зампрокурора Свердловской области – прим.ред.) лично разобрался в деталях и, вникнув в материалы, не пропускает его в суд. У нас была с ним встреча через Титова (бизнес-омбудсмен РФ – прим.ред.) и его представителя на Урале Елены Артюх. Мы объяснили ситуацию, и он вернул дело на доследование. Конечно, там должны быть очные ставки, должны быть допросы. Этого вообще не делается. Как 15 лет назад было дело, 20 минут следствие провели - и снова в суд.

Налицо желание быстро осудить и закрыть вопрос. Я настаиваю на надлежащем расследования. Есть куча противоречий в показаниях свидетелей. Чтобы их устранить, следователь обязан по УПК проводить очные ставки. Но следователь даже мне отказал в даче дополнительных и уточняющих показаний. Два основных свидетеля сбежали за границу, в том числе бывший замминистра путей сообщения РФ Петр Короткевич, который с Туруновским эти схемы разрабатывал, уже на Кипре. Он уже отсидел по каким-то другим статьям и уехал из России.

Кроме того, я написал заявление с требованием допросить Росселя лично. Буду на этом настаивать, потому что присутствовал на переговорах, которые он вел с главой ГУТА-банка Юрием Петровым в Москве в офисе Петрова на Чистых Прудах в Москве. У него он покупал эти объекты, которые потом "сливались" через Монетный щебеночный завод на оффшор, а другой объект еще и через "физика" из Тверской области. Предполагаю была и другая люксовая недвижимость, о которой я не знаю. Никто никаких объяснений не дает, все эту тему закапывают. А я объясняю, что все эти объекты заходили по заниженной цене на правительство как и "моя" квартира и ее нельзя рассматривать в отрыве от всей схемы и другой недвижимости.


Эдуард Россель, слева на заднем плане - Сергей Капчук.

Они сейчас заявляют, что эта квартира не имеет отношения к взаимозачету, и, соответственно, выплывает состав преступления. Квартиру передали правительству, правительство ей три года владело. У них сломалось что? Зачет был на 2 миллиарда рублей, а Туруновский "завел" ее, видимо по привычке, всего за 266 миллионов. Соответственно, все начали думать, как прикрыть образовавшийся разрыв. Зам Туруновского Евгений Колтышев даже пытался заказать оценку квартиры в 2 миллиарда чтобы баланс свести, но на суде он об этом факте конечно "забыл". Железная дорога возмущается: мы все сделали, как вы просили, вы нам зачет закрывайте. Подали в суд - выиграли. Правительство говорит: у Туруновского вообще не было полномочий подписывать этот договор. Он превысил свои полномочия! На этом основании Верховный суд отменяет решение, и железная дорога повисает с долгом в 2 миллиарда неденоминированных рублей. В 1999 году взаимозачеты вообще были запрещены. Потом начали "отматывать" все это дело, и в итоге квартиру продали и эти 2 миллиарда мой брат Константин вернул железной дороге. 15 лет назад все уже было возвращено. Тем не менее, в 2005 году его осудили и посадили. Я принял решение уехать из страны, и на тот момент оно было правильным, потому что не было возможности противостоять этому беспределу.

ОПГ "Уралмаш" против

- Вы упоминали, что в вашей судьбе поучаствовала ОПГ "Уралмаш". Именно представители этой группировки стали инициаторами преследования?

- В 2001 году, когда мы с братом уже занимались бизнесом, ОПГ "Уралмаш" предпринял попытку захвата моего Нижнесалдинского металлургического завода. Для меня сейчас очевидно, что захват стал возможен с молчаливого одобрения, а возможно и по прямому поручению Росселя. И вот почему. После моей победы над Бурковым и Козицыным в 2000 году на выборах в ЗС СО Россель принял меня уже как депутата в своей резиденции, где еще недавно я был его помощником. Он выглядел весьма озадаченным и обеспокоенным. За пару-тройку месяцев до проигрыша мне Бурков вышел с ним во второй тур губернаторской гонки, а Козицын слыл непобедимым по умолчанию. Второй срок Росселя истекал уже через три года - в 2003-м. Россель в 2003-м в итоге все-таки пошел на свой уже третий срок. В то время у Путина был еще первый, заметьте. В итоге Россель проруководил областью почти 18 лет.

Полагаю, Россель тогда увидел во мне уже потенциального политического оппонента, и случилось знаменитое росселевское "…вызываю их ("бандитов") и даю им поручение. И они его выполняют". Но у Уралмаша захватить мой завод с первого раза не получилось, у них встал вопрос: стрелять или возбудить дело. Тогда они уже начали легализовываться. Кто-то депутатом из них стал. Вроде бы начали менять методы. Мне бывший начальник УФСБ Геннадий Воронов (в 1992 - 2000 годах возглавлял Управление ФСБ России по Свердловской области - прим.ред.) говорил: "Странно, что ты еще живой, потому что ты с ними в открытый конфликт вступил".

У меня с Хабаровым (Александр Хабаров, лидер ОПС "Уралмаш" - прим.ред.) были переговоры, он предлагал отступные. Я отказался продавать. Тогда они пошли на захват.


Предвыборная листовка лидера ОПС "Уралмаш" Александра Хабарова.

У них был подполковник Олег Тимофеев, на тот момент - замначальника ОБЭП области. Я, кстати, когда вернулся, он сразу "слился" из органов. А возглавлял антикоррупционное управление. То есть, фабрикуя, по моему мнению и убеждению, с 2001 года уголовные дела, и не на одного меня, насколько я знаю, он стал главным борцом с коррупцией. Он проиграл мне суд о защите чести и достоинства. Я открыто говорил, свое мнение - он "фабрикант" и коррупционер...

Итак, в начале июля 2001 года у меня похитили акции Нижнесалдинского метзавода. Контрольный пакет принадлежал мне и был оформлен на мои компании, директорами которых числились молодые ребята - работники торгового дома завода. Я был тогда в отпуске за границей, к моим ребятам подъехали с бумагами, сказали: "Сергей попросил подписать". Некоторые подписали, некоторые нет. Которые отказались подписывать – их подписи просто подделали. По моему убеждению, организовывал хищение акций конкретный человек - Олег Почивалов, бывший одноклассник и друг детства подполковника Тимофеева, бывший депутат гордумы Екатеринбурга и партнер Хабарова по письменному (!) соглашению. Половину украденных акций он оставил себе, а половину, по соглашению, отдал Хабарову в обмен на вооруженный захват завода.

Я приезжаю на собрание акционеров, ничего не понимаю, что происходит: акции похищены, на заводе хозяйничают чужие люди. Взял охрану, и мы вышибли их, как пробку из бутылки. И тогда уже Хабаров был вынужден встать в полный рост, привезти 40 автобусов бандитов 21 ноября и устроить настоящую войну.

Причем никто не знает, что Хабаров на штурм послал две армии: кроме прорвавшейся к заводу колонны с востока - со стороны Алапаевска, была еще вторая колонна из десятков автобусов с вооруженными бандитами, которая заходила с запада, со стороны Верхней Салды. Ее остановил и не пропустил на штурм простой наряд ППС потому что у "футболистов" (бандиты представились футбольными фанатами ФК "Уралмаш") было обнаружено огнестрельное оружие без разрешительных документов. У меня же были только личная охрана и 40 милиционеров-ППСников. Их командир сказал: "У нас нет задачи отстоять ваш завод, есть задача вывести вас живым из этого "котла".

В то время Тимофеев и фабрикует "квартирное" уголовное дело, которое было возбуждено за три недели до захвата - 30 октября 2001 года. За четыре месяца до этого, через два дня после июльского собрания акционеров, когда я вышиб спрятавший уши "Уралмаш" в первый раз, Тимофеев получает заказ. Он пишет запрос в суд, от которого потом открещивался, выгребает из Арбитражного суда спор между правительством области и железной дорогой. Часть бумаг передает - некоему журналисту Кузнецову для подготовки текста статьи, который правит за Кузнецовым лично Почивалов, и работавшему тогда на "Уралмаш" юристу Колмакову. Колмаков летит в Москву, встречается с руководством "Компромат.ру", передает статью с приложениями, 5 000 долларов США, и 17 августа появляется статья "Воры в белых воротничках".

К статье и по сей день приложены две папки документов, которые выгреб Тимофеев. С "Компромат.ру" уже идет перепечатка, выходит знаменитая газета "ДСП", которая взрывает всю Свердловскую область. А после смерти Хабарова в 2005 году юрист Колмаков дает следователю прокуратуры Е.А.Алифриенко показания и на Тимофеева, и на ОПГ "Уралмаш", и рассказывает как это все происходило. Сразу после выхода статьи Тимофеев дает запрос в ОБЭП Москвы и лично выгребает из налоговой дело "Лемингона" – компании, транзитный счет которой использовался для приобретения этой недвижимости. Буквально через два дня появляется анонимка от Коровиной, которая всего лишь на два абзаца - на втором листе - отличается от статьи на "Компромат.ру" и в газете "ДСП". А два абзаца – это информация из налоговой, те данные, которые получил Тимофеев. Все эти материалы из суда и налоговой на 35 листах были приложены к анонимке, и впоследствии пропали. Прокуратура пишет: направляем вам заявление гражданки "Коровиной" на 42 листах – это анонимка на 7 листах и приложения. В материалах дела остается только анонимка. Коровину милиция искала по всей области, но так и не нашли. За именем Коровиной скрывался полковник Тимофеев, и я доказывал суду что это мое суждение обоснованно, и ему было отказано в защите его "достоинства". 14 января 2019 года Тимофеев проиграл суд.

Генерал Миронов в начале нулевых, будучи еще полковником, отвечает за борьбу с организованной преступностью, то есть с "Уралмашем". Что творил тогда "Уралмаш", вы помните. Все мои заявления о хищении акций и захвате завода остались без внимания. Я же был руководителем секретариата Росселя, когда взорвали взрывпакет, по сути просто большую петарду, на его пути (январь 1998 года – прим.ред.). Он примчался в резиденцию белее самой белой батареи. Его напугали, и достаточно эффективно, он тогда слил все под "Уралмаш", по моему мнению. Хабаров приходил, дверь в резиденцию ногой открывал. Росселя мне судить сложно, это было время, когда сначала стреляли, а потом разговаривали. Россель - обычный человек, и я полагаю, он просто испугался. И почему я остался жив, мне сказать сложно, Воронов тогда сделал предположение что "уралмашевцы видимо меняются".


Такую наглядную агитацию выпускал "Уралмаш" в период легализации

Кстати, мне и сейчас уже трижды поступали угрозы. Один раз по СМС, другой раз предупредила молодая журналистка, а в третий раз бывший заместитель Росселя Максимов (Михаил Максимов – прим.ред.) – мы встречались в Москве – открытым текстом говорил об угрозе жизни. Я написал заявление в ГУВД, с ними всеми связались, идет работа. Но я все равно вынужден ходить с охраной.

Побег из Лондона

- Вы 15 лет жили в Великобритании, и жизнь вроде бы складывалась неплохо. Почему решили вернуться?

- В Британии я все полностью начинал с нуля. Вероятно, я не настоящий олигарх, но я ничего не украл и не вывез из России. Мне кажется, это стыдно называться олигархом в стране, где более 30 миллионов живут за чертой бедности. Когда я прилетел в Лондон, у меня в кармане было 20 фунтов, условно говоря. Но были друзья, кроме того, я взял курс маркетинга в Вестминстер Кингсвей-колледж. Я начал понимать, как у них устроены мозги. Я пришел к Вере и христианской церкви. Наши олигархи ломятся с деньгами, пытаются купить билет в рай, в высшее общество, а он бесплатный, на самом деле.

Британия, как уверены ее жители, находится под прямым управлением Бога. У них нет конституции. Парламент молится перед каждым заседанием. И у них есть классная церковь HTB (Holy Trinity Brompton) - ее раньше возглавлял Джастин Велби, он был назначен королевой архиепископом Кентерберрийским возглавлять всю английскую церковь. И вот ты туда приходишь, и встречаешь множество прекрасных людей. Они тебя принимают как своего, как члена своей семьи. У меня там огромное количество друзей – политиков, юристов, бизнесменов, и даже полицейских. И все они тебе помогают абсолютно бескорыстно, если видят, что ты действительно с Верой, искренней открытой душой. Потому что так сказано в Библии: бесплатно получил – бесплатно отдай.

Я там встретил своего друга, ирландца Билли Кова, у которого огромная компания Эппл-апартментс. К тому моменту я перебрал уже несколько проектов. Мне Билли говорит: давай я покажу тебе бизнес-модель, и ты сделаешь реплику. Он уже вырос до таких размеров, что дальше расти не надо было. Никакой конкуренции он не боялся. Я изучил его бизнес и сделал просто то же самое – сеть апартаментов, которые переводятся в гостиницы. Назвал компанию Ройал Апартментс. Мне Британия дала фамилию Виндзор. Как еще я мог назвать свою компанию? Взял ряд зданий в аренду. Я рос, мне очень нравилось. У меня были туристы со всего мира, кроме России, где в то время уже начался кризис.

Но, откровенно говоря, я сделан для России. Я покинул страну вынужденно, потому что Россель с "Уралмашем" не давали вздохнуть.

- Как вы попали в список Бориса Титова?

- Я занимался бизнесом и в политику не лез. Хотя периодически выходцев из России убивали в Британии. Мне звонили мои британские друзья, говорили, вот с русским что-то произошло. Британские власти предоставили мне политическое убежище, сменили фамилию, дали документы британские, я ездил по всему миру, кроме России. Но где-то в глубине души я понимал, что рано или поздно вернусь.

Когда мне брат позвонил и сказал, что Титов предлагает схему возвращения на Родину, я без колебаний 30 декабря 2017 года позвонил ему в приемную и отправил письмо на электронную почту. И, откровенно говоря, тут же об этом забыл. Но в начале февраля 2018 года мне поступил звонок, что послезавтра Титов проводит встречу с представителями русской диаспоры в Пушкин-хаус в Лондоне. Там было довольно много людей, я сел на последнюю лавочку послушать. Но я понимал, что нужна личная встреча. И когда все закончилось, я просто подошел, мол, Борис Юрьевич, так и так, мне нужно встретиться. Мы обменялись номерами телефонов, и через пару дней он перезвонил мне и пригласил на завтрак в отель "Ритц" на Пикадилли. Я подъехал. Он мне говорит: расскажи, что у тебя за дело. Я ответил, Борис Юрьевич, вы - кандидат в президенты. Давайте я вам лучше расскажу, как выиграть выборы, я прошел четыре кампании, выигрывал у Буркова, Козицына и Богомолова. И я ему два часа рассказывал об этом.


Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов /Facebook

После того, как мы пообщались, он сказал: тебя нет в списках, но я тебя включу. Я сказал: у меня все хорошо в Британии, но если вы мне дадите возможность быть полезным своей Родине, я буду вам очень признателен.

Тогда еще не был выработан механизм, я первый возвращался. Правда пока я три месяца бежал до России одного успели в Россию экстрадировать. Но была проблема: Россия объявила меня в международный розыск. Правда, с Интерполом в 2016 году решить вопрос мне удалось, а в России я все еще был в розыске.

- Как получилось, что вас связали с делом Скрипалей?

- Мне начали звонить британские друзья. Говорят: про тебя сняли сериал. А тогда вышел сериал "МакМафия" про русского, который уже родился в Великобритании, но оказался втянут в семейные криминальные дела. В главной роли Алекса Годмана - британский актер Джеймс Нортон (его прочат сейчас на роль Джеймса Бонда). Начинается стрельба, наркотики. И делается вывод, что русские другими быть не могут. Фильм весь из штампов, но сюжет довольно интересный.


Афиша телесериала "МакМафия", реж. Джеймс Уоткинс

И вот друзья рассказывают, мол, про тебя сняли фильм, и вроде даже ты похож на главного персонажа. 1 марта заканчивается сериал, общественное мнение подготовлено, и тут же травят Скрипалей. Мне начинает звонить британская пресса. А я уже на тот момент был в контакте с РБК и НТВ, Россией-24, что-то комментировал им по Skype, они что-то показывали. И после этого убивают Глушкова. Это - правая рука Березовского. Он был первым в списке врагов России на сайте посольства. 22 человека, мой 12-й номер, а его – первый. В этом списке действительно жуликов полно. Они реально украли и убежали. Эти люди никогда не вернутся, ни под какие гарантии, даже Путина. Это очевидно. Из всего этого списка политическое убежище было у меня и у Глушкова.

Происходит атака на Глушкова. 13-го его убивают. 14-го вся британская пресса ко мне прибегает. В частности, приходит квадратный человек с квадратной головой и начинает со мной очень жестко разговаривать. Он требовал записать обвинения Путина в отравлении Скрипалей, убийстве Глушкова, других провокациях. Я ответил ему что не нужно втягивать меня в политику, сказал, что не считаю, будто это России интересно, не вижу никаких преимуществ для нее. И отказался. Это очевидно не входило в его планы, он всячески пытался меня заставить, говорил: "You must!" Дескать, мы тебя защитили, теперь отрабатывай. Я понял, что это - допрос. В конце-концов он грохнул дверью и ушел. Его тон и требования меня шокировали по правде сказать.

Я потом собрал своих ребят и говорю: "Вы знаете кто это был?" Они: "Кто?" "Ми-6". На следующий день выходит интервью, где его голос дублирован, на заднем плане такой мягкий голосок задает безобидные вопросы, я на них с квадратными глазами отвечаю. И все газеты выходят с заголовками: "Я и Путин – оппоненты, я - следующая жертва Кремля".


Сергей Скрипаль и его дочь Юлия, bbc.com

- Это и побудило вас срочно покинуть Великобританию?

- Да, схватил сумку, как был, в такси и на Евростар. Еле прошел границу. Мне повезло, потому что накопилась очередь, открыли калитку и, не глядя, отсканировали все паспорта. А на границе Франции полиция уже минут 40 ходила от одного компьютера к другому. Я был на связи с братом, скинул ему координаты Титова, говорю, тут что-то непонятное происходит, если я пропаду, пусть поднимает посольство. Французы долго мучились, видимо, что-то было в компьютерах, но отдали мне паспорт и сказали – езжай.

В Париже я поменял все SIM-карты. Мне продолжает писать через ФБ и звонить британская пресса. Я отрубил все телефоны, но вышел на связь с "Good Morning, Britain". А я уже начал разбираться, что в мире происходит: Сирия там и все остальное. Понял, что это - многоступенчатая провокация. И очевидно, что за этим стоят британские спецслужбы.

И я им говорю: Россия в Сирии была гарантом неприменения химоружия. И тут гарант атакует на территории Британии боевым оружием. И какой, дескать, из тебя гарант? Можешь быть свободен. Я это все рассказываю в интервью, говорю, ждите - Дамаск "томагавками" закидают. Через две недели из Штатов действительно выходит ударная эскадра 5-го флота США во главе с авианосцем "Гарри Трумен" атаковать Сирию.

Кстати, в Париже я встречался с бывшим офицером израильской разведки, который заявил, что на такой защищенной территории как Британия операцию против Скрипалей провернуть практически нереально. Там видеокамер больше, чем людей. Нужно "сжечь" 15-20 лучших агентов. И говорит, Скрипаль уже никому не был нужен. Иначе его бы не выпустили в Британию. Его отдали, потому что он был просто балласт уже.

Тогда у меня картинка повернулась с головы на ноги: все русские, кто проживают в Британии, все эти невозвращенцы – они как консервы. Время настанет – откроют их и сожрут в интересах британской короны, отнимут не только деньги, но и жизнь. Видимо, моя очередь настала, но я успел сбежать. Все это я сказал в интервью британскому телевидению, но оно так и не увидело свет, хотя считалось, что мы в прямом эфире.

И в этот же вечер мне отрубили все счета. Мы с девушкой сидели в ресторанчике в Париже, у меня перестали срабатывать кредитные карты. Хорошо, что была с собой какая-то наличка. Утром я звоню в банк, они говорят: а вы где? Я отвечаю: вам какая разница? Они говорят: вам надо явиться в любой наш банк на территории Британии, и мы будем разбираться по вашим счетам.

Стало очевидно: меня пытаются вернуть на территорию Британии. Звоню Борису Титову: вытаскивайте меня отсюда. Опасность прямо "висела" в воздухе. Титов начинает переговоры с МИД, те дают команду посольству. Я вышел на НТВ, Комсомольскую правду, другие российские СМИ. Меня принимают в посольстве, я пишу заявление, но они говорят, возвращение займет время, потому что нужно подтверждение гражданства.


Соратник Березовского Николай Глушков, ru.tsn.ua

Я опасался оставаться на одном месте. Ездил по Европе, каждый вечер заселялся в новый отель, встречался с друзьями. Доехал до Хорватии - у меня там жил племянник. Дай, думаю, заеду. И у меня на границе с Хорватией конфискуют британские документы. И задают вопрос: почему вы у нас в базе? Я отвечаю: я откуда знаю? Вам виднее. Отдайте паспорт! Нет, у нас четкая установка забрать паспорт. Вот тебе бумага, но с ней можно только в Лондон лететь.

Я еду в посольство России, но уже не знаю, что рассказывать. Говорю: я обычный турист, потерял паспорт. Они зарядили тот же процесс, что и во Франции. На время ожидания поехал к своему племяннику в Риеку. Буквально пару раз сходил в спортзал, за фруктами на рынок. Мне поступает звонок по WhatsApp от британской полиции: а вы где? Я отвечаю: а что случилось? Они говорят: вы участвовали в какой-то встрече (видимо, имелась в виду встреча с Титовым), беспокоиться не о чем, нам нужно вас просто опросить. А не приедете ли вы к нам? Я сидел в кафешке по Wi-Fi, и они видимо засекли мою локацию. Вечером того же дня хозяйка квартиры в час ночи ставит на уши племянника: надо поговорить лично.

Мне племянник говорит: она сказала в городе облава, вас ищут. Я выхожу из дома - а там гористая местность, город хорошо видно сверху, и везде – проблесковые маячки полиции. Я ныряю в чащу леса, три часа прятался там, периодически только включал телефон и выходил на связь с Борисом Титовым, пока меня не забрала машина из посольства.

А на тот момент уже сняли фильм про список Титова, Россия-24 приезжала в посольство, там уже были в теме, у меня был телефон консула. Я набираю консула, говорю: вывозите меня.

Две машины посол отправляет на Дубровник, чтобы снять "хвосты", а третья – "чистая" - приезжает за мной. Посол очень хороший, мудрый человек - Анвар Сарварович Азимов. И все, я в относительной безопасности, в посольстве 3-4 недели. Хорваты не выпускают, посол ведет переговоры. Рассказывает: они требуют от тебя бумагу, дескать, мы тебя насильно удерживаем, чем-то обкалываем. Настаивают, мол, он хочет в Лондон. Причем Лондон хорватам никаких оснований для моей выдачи за 4 недели так и не дает. Титов говорит, пиши бумагу на президента с просьбой вернуться, я к Путину пошел. У меня до сих пор хранится копия письма с резолюцией Путина всем силовикам. И после этого вырабатывается какая-то схема возвращения. 15 июня хорваты наконец дают коридор на вылет в течение 24 часов.

А у меня своя информация от моих друзей, что я еще в розыске. Я звоню Титову: как я полечу, я же все еще в розыске. Он: веришь мне - лети. Я уже не знаю, кому верить. У трапа стоит посол. У меня Титов на трубке, у него замглавы – МИДа Александр Грушко. Очень сложный психологический момент был тогда. Но я принял решение поверить Титову, и не пожалел ни разу об этом. Меня посол провел до кресла, и я был с ним на телефоне до самого взлета.

- Как прошло возвращение в Россию?

- Перед выходом из самолета в Москве я помолился и отдал Богу все дальнейшее развитие событий. В Библии есть такие слова "не Моя воля, но Твоя да будет" (от Луки 22,24-46). Я верю что сейчас уже Бог контролирует ситуацию. Выхожу из самолета - меня встречает ВИП-автобус. А уже все телевидение в курсе, что я лечу, два десятка камер ждут на входе в ВИП-зал. Мы с сопровождающей подошли к двери ВИП-зала, и она говорит: у меня команда "Стоп!" В этот момент к нам сзади подходят человек 10 – и в погонах, и без погон. И один, в штатском, говорит: "Сергей Александрович?" "Да, я"- отвечаю. "Волнуетесь?" Я отвечаю: волнуюсь немножко, 15 лет не был. А он: "Не волнуйтесь, вы под нашей юрисдикцией".

Меня проводят через какие-то коридоры, садят в автобус под охраной, в сопровождении уже наших спецслужб, везут в резиденцию Титова. Я там ждал еще три месяца, пока меня из розыска выцарапают. Титов, конечно, танк - обошел реально всех: и Путина, и Бортникова, и Чайку. Я писал подробные объяснения. В этот период Малахов снял свою передачу. Это уже позже Туруновский бежит за границу, а в свердловском ГУВД начинается беспредел.

Следователь бомбит меня повестками. Вручать приезжают следователь и четыре оперативника. Мы встречаемся в Газетном переулке, где находится МВД. Я с охраной, с нами тот же офицер в штатском, он командует не заходить в здание МВД, а грузит всех в автобус, мне под роспись передают повестки. Следователь мне звонит: "Прилетайте немедленно, вы нарушаете подписку о невыезде!"

А я ничего не нарушаю - у меня подписка на Москву была, сейчас уже и та закончилась. Я спокойно перемещаюсь по стране и бежать уже точно никуда не собираюсь. Я приехал и готов бороться за свое честное имя. В декабре в Кремле мой защитник, член СПЧ при президенте докладывает напрямую Путину о моем деле и коррупции в правительстве Росселя. И передает мое к нему обращение на одном листе.

Титов встречается еще раз по мне с Путиным, уже во Владивостоке. Меня наконец-то убирают из розыска, я вылетаю в Екатеринбург с адвокатом. В том же самолете и на первом допросе с нами тот же человек в штатском. Начинается судебный процесс. Сейчас задача просто разобраться с этой ситуацией и начать нормально строить свою жизнь. На Родине.

Беседовал Дмитрий МИГАЛИН

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями

Аналитика

Цирк лилипутов и бургомистр

Цирк лилипутов и бургомистр

Поучительный сказ.

К юбилею Екатеринбург уподобится Рио-де-Жанейро

К юбилею Екатеринбург уподобится Рио-де-Жанейро

Над городом возведут статую святой покровительницы. 


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×