Ударил учителя – в тюрьму?

Но вряд ли поможет.

Общероссийский профсоюз учителей предложил ужесточить наказание за издевательства над педагогами – ввести штрафы и даже лишение свободы для родителей обидчиков. Соответствующие поправки в КоАП и УК, по мнению профсоюза, повысят авторитет учителя и вернут профессии уважение общества.

"Уралинформбюро" решило обсудить это предложение с автором telegram-канала "Труд педагога", преподавателем истории и обществознания школы села Никольское Сысертского района (Свердловская область) Виктором Якушевым.

– Виктор Сергеевич, на ваш взгляд, штрафы и тюремное заключение для родителей учеников-агрессоров станут эффективной мерой?

– Страх перед штрафами не может быть средством повышения авторитета. Я считаю, что существующих на данный момент законов для регуляции агрессии школьников достаточно. Репрессивные меры не изменят их ценностных ориентиров. Когда ученик за порванные наушники бьет кулаком в лицо учителя (женщину!) – это смещение абсолютно всех ценностных ориентиров. Поэтому проблема издевательств и нападений со стороны учеников более глубокая, касающаяся воспитания детей в целом.

Их личность формируется социумом – это семья, школа, сверстники, СМИ, кино, блогеры и много чего еще. И сегодня в большинстве этих сфер педагог предстает далеко не положительным героем. Например, если сравнить советское и российское кино, то персонаж-учитель тогда и сейчас отличается радикально.

Учителя перестали быть для учеников моральными авторитетами. В этом плане мы проигрываем "лидерам мнений" – блогерам. Дети прислушиваются к тем, кто им понятен и интересен, и, увы, не все педагоги поспевают за меняющимися интересами. Да у многих зачастую и нет на это времени.

Сейчас в нашу профессию стараются привлекать новых талантливых специалистов, повышая ее престиж различными программами. При этом тот же "Земский учитель" не всеми воспринимается однозначно. Если, к примеру, заглянуть в соответствующий закон Свердловской области, то оказывается, что под программу подпадают только те, кто едет работать в сельский населенный пункт, удаленный на 200 километров от места регистрации специалиста. Я переехал в село Никольское, оно в 140 километрах от места, где я официально зарегистрирован, и мне выплата не положена.

Необходимо больше стимулирующих факторов – тогда на рынке увеличится число хороших специалистов. И, конечно, нужно не только создавать условия для привлечения кадров, но и работать над формированием образа педагога в обществе.


Фото: страница Виктора Якушева во "ВКонтакте"

– Почему педагоги, сталкиваясь с проблемными учениками или подвергаясь травле, в большинстве случаев предпочитают умолчать о проблеме?

– Многие учителя замалчивают случаи конфликтов, потому что так самому легче – не надо заполнять кипу документов о случившемся и тратить свои нервы. Но, наверное, не нужно уходить от проблемы, потому что в будущем произойдет взрыв.

К сожалению, педагогическое сообщество как-то разъединено. Вот журналисты объединяются, чтобы защитить несправедливо обвиненного коллегу, актеры выражают недовольство в аналогичной ситуации. А учителя почему-то не могут выступить единым фронтом, нет у них коллективной солидарности. Может, недостаточно накипело?.. Хотя куда дальше – нас уже режут, бьют кулаками, караулят с молотком у дома. Но учителя предпочитают не жаловаться и не подавать в суд. К тому же закон все равно вряд ли встанет на сторону педагога.

И это приводит к тому, что ученики решаются даже на убийство из-за угрозы получить "двойку"?

– Всеобщая либерализация и гуманизация имеют не только положительные последствия. Дети сегодня очень хорошо информированы в области своих прав, которые активно защищают различные инстанции.

Даже когда учителя побили, то, как правило, виноватым оказывается педагог. Ребенок почти всегда прав. Учитель виноват, потому что он взрослый, к тому же получил соответствующее образование. Он должен был проанализировать ситуацию, предугадать последствия и купировать конфликт.

Государственные органы в разбирательствах таких дел чаще всего встают на сторону ученика. Педагога либо увольняют, либо лишают премии и применяют к нему другие санкции. В итоге школьники чувствуют безнаказанность и начинают еще больше наглеть.

Педагог и так всегда в центре внимания – его обсуждают и школьники на переменах, и коллеги в учительской, и родители в бесконечных чатах в социальных сетях. К тому же у него постоянно появляются дополнительные обязанности или нелепые правила. Чего стоит только памятка для учителя, как вести себя в социальных сетях! Почему бы не создать такую же для врачей, депутатов, токарей?

Нам, например, рекомендовано отслеживать странички учеников в социальных сетях. Но ведь ничего не мешает им создать "левый" аккаунт с другим именем и фото на аватаре. Так что требования не всегда выполнимы.

А родители, опять же не все, иногда перекладывают свои функции на учителей. Их аргумент – нас же не учили работать с детьми, а вас учили. Вот и воспитывайте, а мы ничего не можем с ними поделать, они нас не слушаются… Хорошо, что пока еще в трудовом договоре у педагогов не прописывается обязанность слежки за учениками и правила поведения в соцсетях, это может многих отпугнуть от профессии.

- Доводилось ли вам самому вступать в конфликт или физическое столкновение с учеником?

– До физических столкновений, к счастью, не доходило. Но словесные перепалки, беседы на повышенных тонах, в том числе и с родителями, случались.

Если говорить про родителей – то у них были вопросы к моей компетентности. В начале карьеры, когда я работал в Екатеринбурге, пришлось выслушать заявление в духе "тебя самого еще надо учить". Причина была в оценке, которая показалась родителю несправедливой. Он считал, что его ребенок заслуживает более высокого балла. Я объяснил, что у меня есть определенные критерии оценивания. Тут, в сельской местности, я с гневом родителей и с подобными претензиями не сталкивался. Возможно, потому что уже стал старше.

Споры с учениками тоже периодически возникают. Как правило, со старшеклассниками. Начиная с пятого-шестого класса дети задаются вопросом "а зачем мне вообще учиться, мне это пригодится в жизни?" Они находят примеры людей, которые бросили школу, но стали успешными и богатыми. И их не волнует, что это - единичные случаи.

Еще одно явление времени – политизированность школьников. У некоторых из них активная гражданская позиция, которую они при каждом удобном случае начинают отстаивать. И поскольку я веду историю и обществознание, эти вопросы часто возникают на моих уроках.

Громкие споры в том числе. Иногда подростки пытаются агрессивно доказывать свою позицию в каких-то дискуссионных вопросах, касающихся исторических событий, явлений или личностей. Они посмотрят на YouTube какого-нибудь блогера, прислушаются к его мнению и заявляют "школа нам все врет, нам хотят промыть мозги".

– Какие рычаги воздействия есть сегодня у учителя, чтобы справиться с проблемными учениками?

– Я не иду лоб в лоб, пытаясь продавить, доказывая свою правоту. Поскольку это приведет к тому, что ученик, скорее всего, будет стоять на своем, закроется и еще больше озлобится. Даже если ребенок в душе согласен с тобой, то в силу своих подростковых особенностей он не может это публично признать.

Нужно уважать своих учеников. Я чаще всего говорю, что мой предмет очень дискуссионный. И оставляю им право на собственное мнение, но говорю, что для его формирования лучше изучить несколько источников и разобраться в ситуации с разных сторон.

– Молодые учителя чаще сталкиваются с травлей, чем более опытные педагоги?

– Это не зависит от возраста учителя. Все поколения помнят, что в их школьные годы были педагоги, на уроках которых стояла гробовая тишина, и ученики боялись громко дышать. А были такие, на чьих уроках творилось черт-те что.

Станет учитель жертвой травли или нет – зависит от него самого. К примеру, когда я только пришел работать в школу, мне нужно было выстроить правильную дистанцию, чтобы завоевать уважение. Могу вас заверить – это очень непросто. Тут много нюансов, которые кажутся незначительными, но должны учитываться. Когда старший ученик в классе младше тебя всего на три года, добиться уважения непросто.

Один школьник пытался обращаться ко мне на "ты" на переменах. Пришлось ему тактично объяснить, что это - панибратство, которое ни к чему хорошему не приведет.

Кстати, у мужчин-учителей есть проблема – приветствие за руку. Некоторые старшеклассники при виде меня в школе тянули руку. Но руководство учебного заведения смотрело косо, и я это пресек. Сначала ребята обижались, но я максимально аккуратно в индивидуальном порядке объяснил, что нужно соблюдать формальности: в стенах школы за руку не здороваемся, встретились на улице – пожалуйста.

Вообще что касается тактильных контактов с детьми, то тут все очень строго. Особенно для педагогов-мужчин.

Мне сразу при устройстве на работу порекомендовали – детей не трогать. Обнимешь один раз, и могут обвинить в педофилии. Оставаться в классе с учеником наедине крайне не рекомендуется. Если возникла такая ситуация – дверь кабинета должна быть открыта.

– А сами ученики, и в особенности ученицы, не создают провокации?

– Наверное, мне не попадались подлые дети. Девочки присылали "валентинки" на 14 февраля. Это самая "серьезная" провокация. Когда приходил к ним студентом, глазки строили, улыбались, хихикали, но не более того. Это - обычное девичье кокетство. Оно всегда было и будет.

Были провокации другого рода. Например, 11-классники во время избирательной кампании приносили агитационные материалы одного несостоявшегося кандидата в президенты РФ. Раскидывали по школе листовки – смотрели, как мы, учителя, отреагируем. Я с ними поговорил, напомнил про закон, запрещающий политическую агитацию в образовательных учреждениях. Особенно акцентируя внимание на ответственности, поскольку некоторым уже исполнилось 18 лет.

В большинстве таких конфликтов я свожу все к шуткам. Наверное, сегодня юмор – это чуть ли не последний рычаг воздействия, который остался у педагогов…

Беседовала Кира АЛЕКСАНДРОВСКАЯ

Ещё в сюжете: Детки из клетки