Когда COVID-19 придет в тундру

Фото: pixabay.com

Там произойдет катастрофа.

Живушие вдали от городов, в тиши природы коренные народы Севера тоже оказались под угрозой коронавируса. Об этом корреспондент "Уралинформбюро" поговорил с Родионом Суляндзига, директором Центра содействия коренным малочисленным народам Севера, членом Экспертного Механизма ООН по правам коренных народов.

- Давайте начнем со статистики. Есть ли случаи заражения COVID-19 среди представителей коренных народов в России?

- По России у нас нет отдельной статистики. В стране ведется общий мониторинг и отдельно случаи с коренными народами не выделяются. Во всяком случае, у нас нет информации, что кто-то из этих россиян болен. В режиме онлайн по своим сетям мы стараемся отслеживать - фактов нет.

Причины могут крыться в двух факторах. Во-первых, ситуация с заболеваемостью в России идет по нарастающей и пик еще впереди. Во-вторых, географическая отдаленность проживания таких народов.

Что касается других стран, с которыми мы держим связь, то там заболеваемость среди коренных народов есть. К примеру, отдаленные племена в Амазонии - к сожалению, у них зафиксированы первые случаи коронавируса.


Фото: страница Родиона Суляндзига в Facebook

- То есть обособленность защищает?

- Ответ на этот вопрос не может быть однозначным. Да, с одной стороны это территории, где нет скученности людей. С другой стороны, в России это не такие закрытые общины, как например, племена в районе бразильской Амазонки. Все наши национальные поселки зависимы от крупных центров - элементарно, туда нужно возить продукты питания, топливо. На первый взгляд кажется, что в таких территориях безопаснее. Но если возникнет очаг или даже один случай, то в зоне риска окажется все население отдаленных поселков. В том числе потому, что оперативной медицинской помощи там нет. Соответственно, нужны объединенные усилия и мониторинг - и самих народов, и органов власти и представителей медицины.

- А информирования о пандемии коренным народам хватает?

- Пробелы в этой части есть. В особо уязвимом положении те, кто живет в наиболее отдаленных уголках. Им не хватает адекватной информации. Но мы стараемся, чтобы они по своим каналам, через семейные связи передавали информацию об опасности этого заболевания, о мерах профилактики.

- Предусмотрены ли в России дополнительные программы поддержки для коренных народов на случай таких пандемий или других чрезвычайных ситуаций? Регионы как-то дополнительно поддерживают аборигенов?

- Боюсь, что на сегодня этого нет. И хотя вирус только приходит в российские субъекты, уже на этом этапе важно, чтобы региональные власти включили отдаленные поселки и общины в список зон риска. Если ситуация там выйдет из-под контроля, то инфицирование будет развиваться в разы быстрее. Хотим надеяться, что власти субъектов и муниципалитетов понимают, насколько это важно. Я знаю, что власти ЯНАО, к примеру, просят кочевников не посещать поселки и города, оставаться в стойбищах.

В этом контексте важен еще один момент: в арктических районах, скажем на Ямале, есть интернаты для детей, где они живут и учатся на соцобеспечении, потому что их родители ведут кочевой образ жизни. Интересно, что сейчас с ними, какая там обстановка?

- Сейчас предприниматели в городах ощущают, как рушится их бизнес из-за распространения COVID-19. Отразится ли пандемия на благосостоянии коренных народов?

- Негативное влияние будет. Это волна, под которую попадают все. Традиционные народы - не исключение. Будет меньше контактов, не будет рынка сбыта их товаров. Многие, особенно кочующие народы, напрямую зависят от своей деятельности. Охотники, оленеводы и рыбаки - им нужны горюче-смазочные материалы к лодочным моторам и "Буранам". Без государственных субсидий не обойтись.

В регионах России просчитывают последствия и, будем надеяться, появятся программы поддержки предпринимателей из числа коренного населения.


Фото: сайт Greenpeace

- За рубежом дают больше преференций коренному населению чем в России?

- Политическая ситуация в странах разная. Мы считаем образцовым отношение к коренным жителям в Канаде, в Северной Америке, Скандинавии - там прекрасно выстроено взаимодействие аборигенов, государства и бизнеса. Лучшие практики хочется применить в России, но не все так гладко. Для нас самый болезненный вопрос в том, что Россия, в отличие от большинства стран, не одобрила декларацию ООН по правам коренных народов, что само по себе не позволяет развивать национальное законодательство.

Внешне в РФ как будто гарантированы права и свободы этой категории населения, но все эти пункты носят декларативный характер. Особенно это заметно в сфере регулирования бизнеса на территории традиционного проживания коренных народов. Промышленная деятельность на этих территориях должна быть строго регламентирована с учетом уважения и признания прав коренных народов.

Беседовала Дарья СКОРЫХ

Еще в сюжете: Пандемия COVID-19