Выжить в ковидарии

Фото: Владимир, Больница имени братьев Бахрушиных

Курс бойца-психолога.

Одна из ныне популярных групп в Facebook – "Нетипичный коронавирус. (пост ковид)". На днях у нее появилась "Психологическая подгруппа". К ее администрированию пригласили психолога Вячеслава Козлова, прошедшего лечение в екатеринбургской ГКБ № 40.

Что там в ковидарии – эксклюзивное интервью блогера для "Уралинформбюро".

- Вячеслав, в ваших Facebook-заметках из больничной палаты не все так мрачно, где-то даже с чувством юмора. То есть стресса в ковидарии у вас не было?

- У каждого сейчас есть смартфон с интернетом, где тема ковида драматично раскрывается: то новости про переполненные морги, то про больных, которым нашлось место только в больничном коридоре. Все это вызывает тревогу, страх, раздражение.

Паника — частая реакция у людей, когда им не сразу удается дозвониться до поликлиники или скорой. Важно в такой ситуации удержаться в устойчивом состоянии. Если "свалиться" в переживания, телу это не поможет, не получится принимать решения.


Вячеслав Козлов

- Когда вы сами обратились к медикам?

- Когда у меня появились первые симптомы, я принял их за те, что бывают при ОРВИ. Думал, что на пятый день болезни мне станет легче. И, действительно, вдруг температура спала. Однако на седьмой-восьмой день все началось по новой, тяжело было дышать, началось покашливание, которое до сих пор держится. В итоге на 10-й день я вызвал врача.

Когда приехала скорая с медиком "в костюме космонавта", я испытал большую тревогу и волнение. По дороге в больницу наступило принятие ситуации. Я разговорился с врачом и стал немного успокаиваться. Оказавшись в приемном отделении ЦГКБ № 24, где делали КТ, увидел три комнаты для разных категорий прибывших. В одной пациенты сидели, в другой - лежали, в третьей - лежали под капельницей. Тут я понял, что у меня не так все плохо, потому что до аппарата я дошел сам, меня не увозили, как других, на каталке.

Затем меня отвезли в ГКБ № 40. Там было много людей в "космических скафандрах". Я увидел таблички "Опасно, ковид", и в этот момент почувствовал угнетение. Это - очень мощное состояние. В палате признал для себя, что некуда деваться: планы нарушены (была запланирована презентация книги), часть жизни пройдет здесь.

- "Стены давят" в ковидарии?

- Я видел конфликтные ситуации в других палатах, но это было в одиночных. Там пациентам еще тяжелее, у них растет напряжение, и в итоге происходит выплеск. Не хотел бы оказаться в такой палате. Когда вокруг тебя люди, проще переживать заболевание.

Нас в палате было трое, у всех примерно 30% поражение легких. Сначала состояние было отвратительное, температура зашкаливала. Мы только ели и спали. Через какое-то время начали общаться, поддерживать. В такой ситуации надо звать на помощь, когда необходимо, не стесняться попросить "однопалатника" позвать врача. Позвольте себе запрашивать поддержку. Мы, конечно, сейчас живем в индивидуалистичной культуре, но в состоянии болезни надо возвратиться к коллективизму.

Несмотря на то, что физически нам было очень плохо, я понимал, что если уйти в уныние, то нам станет хуже. Где-то на 3-4 день после госпитализации постепенно самочувствие стало улучшаться, кризис миновал. Наконец-то я смог принять душ. Это очень сильно бодрит, понимаешь, что дееспособность возвращается, что сам владеешь своей жизнью. Еще спустя несколько дней возвращается ясность сознания, появляется адекватность.

- Чего вам не хватало? Что бы вы могли посоветовать взять с собой пациентам, направленным на госпитализацию?

- Мне не хватало воды. Емкости полулитровой, чтобы поставить ее у тумбочки. Вода была только в коридоре, до нее надо дойти. Или когда дойдешь, а вода закончилась, ты стоишь с пустым чайником, а очень хочется пить. Это было настоящее испытание.

Побольше сменной одежды, потому что постоянно потеешь, и когда есть во что переодеться, это тоже может поднять настроение.

Тяжело было без близких, выручал телефон. Когда я не мог ответить на звонок, было важно хотя бы прочитать сообщение, увидеть слова поддержки. Очень важно осознавать, что близкие интересуются тобой, им я мог выговориться и узнать, что происходит за стенами больницы.

- Когда вас выписали?

- На 11-й день после госпитализации, сейчас нахожусь на самоизоляции. Могу делать только самые простые вещи. Слабость присутствует, есть некоторая невнимательность: варю яйца и забываю, сколько прошло времени.

Мне 41 год. Раньше мог носить девушку на руках, бегать, заниматься дайвингом. Сейчас у меня потерялась трудоспособность, поэтому буду какое-то время восстанавливаться. Думал, что уже в ближайшую неделю смогу вступить в привычный ритм, но нет - это слишком оптимистичный прогноз.

Слышал от других заболевших, что после коронавируса начинают открываться творческие способности. Вот собираюсь взяться за краски, посмотрим, что получится.

- А когда начнется массовая вакцинация от коронавируса, вы будете ставить прививку?

- Если появится прививка, которая будет гарантировать, что удастся избежать заболевание и таких острых состояний, то я ее сделаю. Потому что два раза ходить в такой "отпуск" - это ужас. А мне в Facebook пишут люди, которые уже болеют повторно.

Беседовала Надежда ГААГ

Фотографии: страница Вячеслава Козлова в Facebook

Еще в сюжете: Пандемия COVID-19