Свердловские политики вздрогнули: Юлия Михалкова взялась за мемуары

Фото: Юлия Михалкова/Instagram

Обещает обнародовать через 4 месяца.

Бывшая участница "Уральских пельменей" Юлия Михалкова объявила в Instagram, что пишет книгу.

"Привет, друзья! Спрашиваете, куда я пропала на неделю? Кое-кто из вас в курсе, что я сейчас пишу книгу о мужчинах, женщинах и своих приключениях. О, знали бы вы, как это сложно! С каким трудом приходится сохранять концентрацию и творческое вдохновение, которое в любую секунду как пламя свечи может погаснуть от любого чиха", - поделилась Михалкова с подписчиками.

Она рассказала, что сохраняет это самое вдохновение, благодаря трем правилам, выведенным ею в Майами, передает "Уралинформбюро". Во-первых, светская львица старается больше спать, потому что "умственный труд выматывает сильнее спортзала". Во-вторых, гулять: "надо идти на улицу, дышать и радоваться солнцу". В-третьих, не отвлекаться и "хотя бы на полдня забыть обо всем, даже про свою инсту". Экс-пельмешка обещает выдать "веселую книгу" через три-четыре месяца.

Писательские потуги Михалковой вызвали сарказм у некоторых подписчиков. "Силиконовая бабец прообраза 90х рассказывает русским ванькам, у которых доедается последний буй без соли о том как клёва отдыхать и высыпаться в Майами, все равно ходить перед эшафотом и говорить людям которых сейчас повесят, о плюсах жизни и вообще жить это круто, но не вам", - прокомментировал пользователь denistolstikh.

А вот некоторым свердловским политикам, похоже, не до смеха. Юлия Михалкова достаточно продолжительное время сожительствовала с экс-депутатом свердловского Заксобрания, а ныне гендиректором выставочного центра "Екатеринбург ЭКСПО" Игорем Даниловым, в чем сама не раз признавалась. После расставания с Даниловым Михалкова поработала помощницей сначала экс-депутата ЗакСо от "Справедливой России" Армена Карапетяна, а потом – главного свердловского единоросса Виктора Шептия. Злые языки приписывали политикам служебные романы с гламурной красавицей.

Если слухи не беспочвенны, представителям политбомонда предстоит мучительное четырехмесячное ожидание: в какие подробности личной жизни Михалкова решит посвятить широкий круг читателей?