Глава COVID-госпиталя в Екатеринбурге рассказал о самых страшных моментах

Фото: Facebook Александра Кухарчука

Их было много.

Руководитель ЦГКБ № 24 в Екатеринбурге Алексей Малинкин раскрыл изнанку своей работы. В интервью на Информационном портале Свердловской области, в частности, он назвал два самых тяжелых момента за полгода, в течение которых больница под его руководством работает в качестве моноинфекционного госпиталя, передает "Уралинформбюро".

Доктор пояснил, что сейчас персонал учреждения втянулся и входит в "красную зону", как на обычную рутинную работу. Однако в самом начале все было иначе.

"В апреле был момент, когда у меня оставалось респираторов на четыре захода персонала. А без респираторов я бы их туда никогда не завел. Жаркое было время", - рассказал он, пояснив, что тогда многим было страшно, поскольку никто не знал, насколько опасна новая инфекция, с которой пришлось столкнуться.

Кроме того, особенно тяжело было в летнюю жару, когда на улице все раскалялось до 40 градусов, а люди сутками находились в защитных костюмах, вспомнил главврач.

Примечательно, что, по словам Алексея Малинкина, он еще в феврале осознал, что мимо коронавируса его больнице пройти не удастся, несмотря на то, что в ЦГКБ № 24 раньше никогда не было инфекционного отделения.

"И с марта мы начали готовиться: делать шлюзы, проводить кислород, ставить кислородные точки. Поэтому, когда созрело решение, что наша больница будет перепрофилироваться, у нас практически все было готово. Мы были готовы уже 21 марта одним корпусом зайти на COVID-19, но до тех пор, пока 40-я больница справлялась, нас на коронавирус не выводили", - признался он.

Все это время менялось и собственное отношение медика к COVID-19.

Есть такое понятие как эволюция отношения к проблеме. До августа это было как "экшн", как кино, для меня образец такого жанра фильм "Схватка". Прежде всего, с точки зрения управленческих технологий, навыков, быстроты принятия решений. Особенно, когда еще нет опыта, нет понимания, как это все организовывать, причем во всех деталях. Все происходит на одном дыхании", - поделился он.

Потом произошла адаптация и все процессы шли по проторенному пути. Однако при этом главврачу пришлось полностью изменить схему принятия решений.

"Обычно я достаточно долго обдумываю управленческие решения, очень кропотливо к этому подхожу. Сначала возникает идея, потом я эту идею пытаюсь встроить в модель, определяя, где будет слабое звено, где наоборот – сильное. Условно, мне нужно 5-7 дней, чтобы принять решение, что мы пойдем этим конкретным путем. Как правило, идеи, которые тщательно продуманы, потом хорошо работают. Получаются такие стойкие модели, которыми мы потом пользуемся месяцами или даже годами", - объяснил Алексей Малинкин.

А в апреле-мае, по его словам стали возникать ситуации, когда становилось ясно - только что внедренная модель уже неэффективна.

Сначала я расстраивался из-за этого. А потом понял, что обстоятельства настолько быстро меняются, и тут, наоборот, не нужно психологически держаться за выбранное решение. Модель исчерпала себя, быстро придумываешь другую", - прокомментировал медик.

В качестве примера он привел технологию выписки на долечивание свердловчан в обсерваторы, которая помогала обеспечивать свободные места в больнице. Как оказалось, эта практика начала впервые применяться именно в Свердловской области.

Еще в сюжете: Пандемия COVID-19