Тырнавал и машинка времени

- Убить этих хмырей безногих мало! Меня бы старшим тренером вместо этого летучего голландца поставили - они бы с мячиком запорхали! - Толян Никифырыч с расстройства едва не запустил пультом в плазменную панель. - Да, такой футбол России не нужен. Деньги эти лоботрясы отрабатывать не умеют. Чтобы развеять набежавшие душевные тучи, Толян решил прогуляться во двор и выбросить накопившийся за выходные мусор. У мусорных баков было непривычно пустынно. - Неужто и бомжатник футбол отправился смотреть? Вот придурки - могли бы с пользой провести время: пивные банки мои подгрести, в конуру свою чё нить подыскать. Опа! А это что за хрень валяется? Толян подковырнул ботинком нечто похожее на калькулятор, в корпусе красного цвета "а-ля Феррари". - Кнопочки какие-то. Год, месяц, число, пуск: Взяв предмет в руки, он, чуть помедлив, нажал кнопку пуск. На засветившемся табло появилась надпись "Введите нужную дату". "Какая, на фиг, дата?" - напрягши остатки мозгов, Толя вспомнил день рождения сына - 6 июля 1996 года - аккурат Ельцин на выборах победил. Тогда еще эти рыжие козлы баксы коробками из-под ксерокса тырили. Вот времена были, епона мать! С этими словами он нажал кнопку "ввод" и находка откликнулась снопом искр. Он инстинктивно отбросил ее от себя и громко матюгнулся. Пуштуны такие фокусы с детскими игрушками вытворяли: засунут в куклу динамит, и нет ребенка, который её найдёт. Толян ощупал бороду - вроде не пострадала, и недоуменно огляделся: "Какого я на помойке забыл, вроде домой шёл". Открывшая входную дверь жена замерла, словно каменный идол. - Толик, что с тобой? - Ты, мать, что несёшь? Что со мной могло случится? - Он глянул в зеркало одежного шкафа. В нем отражался бравый тридцатилетний мужик в малиновом пиджаке. Под рубашкой слегка проглядывалось золотое распятие - конкретный "гимнаст", подаренный братвой. - И что тебя не устраивает? Мужчина в самом расцвете сил! - Толик, ты же мусор пошел выносить в спортивном костюме и совсем другой: - Так, жена, мне или психушку вызывать, или ужинать идти? Хорош чепуху нести. Мы сегодня узкоглазым профилактику на базаре устраивали. Оказывается, если взять китаесу за жопу, а детородный орган зажать в двери, он становится платежеспособным. Вот сегодняшняя зарплата, - Толян вытащил из кармана толстую пачку баксов. На этих словах жена упала в обморок, а когда, нанюхавшись нашатырки, пришла в себя вместе с мужем докумкала, что Толяна дворовая машинка времени вернула на десять лет назад. На дворе 2006 год, а Толик "образца 1996-го". Ночь прошла без сна - между спальней и перерывами на кухне. Утром Толян Никифырыч, выйдя из дому, чуть не порвал охрану на куски. - Где моя любимая "таха"?, - орал он на весь двор, - куда вы её, п:сы, заныкали. Что вы мне какой-то с:ый "мерс" припёрли? - Босс, так "таха" давно того, - попробовал отмазаться водитель. - Чего того? - Её ж из автоматов покрошили "товарищи с севера": - Когда: - Так уж несколько лет как: Александр Алексеич тогда сильно осерчал на вас, ну, и нет больше вашей бронированной "тахи": Погрустнев, Толян забрался на заднее сиденье пятисотого "мерса". Дорогая кожа, богатый интерьер слегка успокоили его, но обида на "северных" не улетучилась. - Куда едем? В думу или офис? - Какая на фиг дума? Ты чё несёшь? - Толян звезданул впередисидящему охраннику по затылку. - Так у вас сегодня заседание комиссии по собственности. Вы ж председатель. Новость о важной думской должности поразила Толяна в мозжечок. Он решил, что лучший способ свыкнуться с десятилетними изменениями - поехать в офис родного "Цыганского ряда". - В офис поедем. Тесто там? - осторожно поинтересовался он у охранника. - А куда он денется, он же директор. Открывавшиеся за окном виды Чернебурга заставили Толяна Никифырыча тяжело дышать. Нет, грязь была на месте, где она лежала и в 96-м, но леса строительных кранов, перелив стекол торговых и офисных центров, обилие дорогих иномарок - вот это был шок. Подъезд к офису добил Толяна. На красивом многоэтажном здании гордо красовался логотип "Цыганский ряд". - Это чё, наше? - Конечно, вот выросли из ларьков до торгового центра! Очевидно, жена Толяна уже предупредила его компаньона Витю о происшедшем накануне, потому тот морально был готов ко всему. Но десятилетний дисконт заставил его внутреннюю жабу громко квакать. Сбросивший десяток лет Никифырыч выглядел завидно. - Ну, Витя, как тут у нас дела в 2006-м? - начал Толян без сантиментов. - Так, нормально, брат. Вот растем, развиваемся. В думе с тобой вместе вопросы решаем. - Ты что ль никак тоже в депутаты пролез? - Обижаешь. Я еще больше твоего голосов купил. Такие бабки потратил. - Ну, а конкуренты что? - Показывают, конечно, зубы. Но им их тут частично повыбивали. Иных уж нет, а те далече. - А партнеры как дышат? Петручо, герой наш пуштунской войны, как поживает? - А вы с ним сегодня в лифте не столкнулись? Вы ж в одном подъезде теперь живете? - Нет, не довелось. - Проблема у нас с Петручо. Долю он требует свою. - Какую на х: долю? - В новом торговом центре. Ты, кстати, обещал название придумать.., - тут Тесто осекся, вспомнив, то вчера Толян был совсем другим: - А у нас что еще один центр есть? - Ну, да, вот вводить скоро будем на Монтировке. - И чё Петручо? - Да он, козел, прознал, что мы под акции и имущество "Цыганского ряда" получили в "Газбанке" кредит в 900 лимонов под строительство, ну и требует свою долю в центре. - Посылаем его на хутор бабочек ловить и дело с концами. Мы деньги тырили у лохов и будем дальше тырить. Вы тут, смотрю, развели сопли и нюни. В бирюльки играете. Депутатство, благотворительность. Мы правильные пацаны - прав тот, кто сильный. Всех слабых обуваем и пусть канают. - Так вроде бы понятия, Толян, за десять лет изменились: - Какие такие понятия? Я сказал - пусть Петручо валит отсюда. Выкинуть его с базара вовсе. - Так мы его вроде выкинули - по судам вот ходим. Да не с ним одним: - Еще кто варежку раззявил? - Да мы тут "Шматрицу" на 120 контейнеров кинули. Решили им за них больше не платить - самим деньги нужны. - И чё "Шматрица", возбухает? - Ну, типа того - договор, говорят, у нас, вы нам платили, давайте по-честному. - Так, нам бабло самим нужно? - Еще как! Центр надо обустраивать. - Вот и посылаем всех подальше. Какой на х.. договор? Не платил и платить не буду. Я - хозяин своему слову: сам дал, сам возьму обратно. - Толян, ну, там большие люди за ними - конфуз может выйти, репутацию себе подпортим. Как мы в Думе честными пацанами прикинемся? - Витёк, передай и Петручо, и "Шматрице", что от Никифырыча денег им не видать. А торговый центр мы так и назовём "Тырнавал". А чё? Звучит гордо! Ладно, ты, братан, рули дальше, а я поехал в баню: что-то навалилось на меня за эти дни, надо бы пар выпустить: (продолжение следует) Андрей БЕЛЫЙ