×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


"Южноуральский Чубайс" начал выгодную приватизацию с челябинского ресторана "Уральские пельмени"19 ноября 2001 в 19:00

  • Текст
Ставшее в одночасье знаменитым уголовное дело против депутата Государственной Думы России Владимира Головлева в 1996 году было возбуждено по указанию экс-прокурора Челябинской области Геннадия Лихачева. О некоторых страницах истории южноуральской приватизации он рассказал в интервью "Уралинформбюро". - На днях Государственная дума удовлетворила просьбу Генерального прокурора РФ о лишении депутатской неприкосновенности заместителя думского комитета по бюджету и налогам Владимира Головлева в связи с возбуждением против него уголовного дела по итогам приватизации в Челябинской области. В то время, когда он проводил приватизацию на Южном Урале, Вы были прокурором Челябинской области. Как, по Вашему проходил этот процесс? Г.Лихачев: - Работники прокуратуры не подвергали сомнению социально-политическую важность проведения работы по разгосударствлению предприятий. Мы понимали, что стране нужен класс собственников, поскольку государство оказалось не в состоянии эффективно управлять огромным хозяйством. Кроме того приватизация способствовала наполнению средствами бюджетов всех уровне. Для выполнения этой работы в стране был создан Комитет по управлению госимуществом. Его возглавил Анатолий Чубайс, а в Челябинской области таким комитетом руководил его соратник Владимир Головлев. Эти комитеты, во-первых, обязаны были представлять интересы государства в процессе приватизации. Во-вторых, они от имени государства должны были управлять государственной собственностью. И, самое главное, комитеты были наделены функцией контроля за правильностью приватизационных процессов. Чтобы на предприятиях не допускали ошибок в ходе разгосударствления, чтобы собственность не уходила в чужие руки. Вот с этой-то ролью комитеты по управлению госимуществом и не справились. Или сознательно не хотели этим заниматься. Во всяком случае, так было в Челябинской области. Пришлось функцию контроля за правильностью приватизации, за ее законностью практически полностью брать на себя работникам прокуратуры. Прокуратура Челябинской области с самого начала приватизационного процесса очень внимательно следила за его ходом. Мы оперативно проводили проверки, вмешивались, обнаружив нарушения закона, и принимали меры к признанию приватизации того или иного объекта незаконной через судебные решения. В этой связи прокуратура области многократно обращалась в арбитражный суд с исковыми заявлениями в защиту государственных интересов. Только за мою деятельность на посту прокурора области мы направили в суд более сотни таких исков. - Не могли бы Вы назвать какие-то примеры? Г.Л.: - Ну, взять хотя бы одно из первых исковых заявлений. Был в центре Челябинска престижный ресторан <Уральские пельмени>. Расположен на бойком месте и имел по тем временам многомиллионную стоимость. Не предприятие, а просто лакомый кусочек! И поняли это не только члены трудового коллектива, пожелавшие досрочно выкупить арендуемый объект у государства, но и никакого к ним отношения не имеющие Л.Жмаева, П.Новиков, И.Гимпель, Е.Лапина, А.Кушнарь и другие <приватизаторы>. - Вы имеете в виду Александра Леонидовича Кушнаря? Г.Л.: - Да, того самого Кушнаря, который в те годы был <правой рукой> Головлева, затем стал депутатом Государственной Думы, а сейчас, как говорят, трудится в Счетной палате России и по долгу службы проверяет тех, кто расхищает госсобственность. Так вот с благословления председателя областного комитета по управлению госимуществом Владимира Головлева ресторан <Уральские пельмени> был выкуплен по льготной цене. Причем, доля посторонних <приватизаторов> в имуществе предприятия почти в 100 раз превысила долю непосредственных работников ресторана. В данной ситуации, да и в других, ей подобных, имела место скрытая номенклатурная приватизация в обход установленного законом порядка. Определенный круг лиц, близких Головлеву, приобретал за бесценок имущество и предприятия в частную собственность, используя льготы, предоставленные трудовому коллективу. Этим самым наносился существенный экономический ущерб не только государству, но и местному бюджету. Помнится, тогда прокуратура направила исковое заявление в Челябинский областной арбитражный суд, который признал приватизацию ресторана незаконной. - Почему стали возможны такие факты? Г.Л.: - На мой взгляд, систематические нарушения законности при разгосударствлении собственности объяснялись не только тем, что отдельные властные структуры, должностные лица и полукриминальные элементы пытались завладеть собственностью в обход закона, но и тем, что областной комитет по управлению госимуществом и его органы на местах, являясь государственными контролерами, зачастую принимали незаконные решения о приватизации. Взять, к примеру, приватизацию ювелирных магазинов <Бирюза>, <Сапфир>, <Алмаз> в Челябинске и <Изумруд> в Магнитогорске. В соответствии с Государственной программой их необходимо было продать по коммерческому конкурсу с аукциона. Однако комитет Головлева разрешил приватизировать их путем акционирования с предоставлением льгот по второму варианту. Магазины были выкуплены по мизерной цене, причем львиной долей собственности снова стали владеть близкие к власти люди, а казна опять не досчиталась денег. Как вы думаете, при этом что-нибудь <перепадало> самому Владимиру Ивановичу? Когда в прокуратуре области накопилось большое количество подобных примеров, которые характеризовали деятельность комитета по управлению госимуществом как систему, я направил соответствующие представления главе администрации области Вадиму Соловьеву, председателю областной Думы В.Скворцову, председателю Госкомитета Анатолию Чубайсу и и.о. Генпрокурора страны Александру Ильюшенко. - Была какая-то реакция на Ваши представления? Г.Л.: - От А.Чубайса приезжали в область какие-то люди, походили, потолкались в коридорах власти, но нарушений не усмотрели. Чубайс по-существу оказывал покровительство В.Головлеву. Да и местные власти не захотели с ним ссориться. В то время, пожалуй, единственным, кто понял пагубность деятельности Головлева на ниве приватизации, был глава администрации области Вадим Соловьев. Когда Владимир Иванович избрался в Госдуму и уехал в столицу, а за себя руководить комитетом по управлению госимуществом оставил Галину Желтикову, ближайшего и верного своего соратника, то Вадим Павлович очень долго не направлял в Москву представление об утверждении ее на этой должности. Но и его после уломал Чубайс. - Стоит вспомнить, что в августе 1994 года в повестки одного из заседаний Челябинской облдумы стоял вопрос об итогах первого этапа приватизации: Г.Л.: - Тогда в Челябинск срочно прилетели два друга-депутата Госдумы Владимир Головлев и Александр Кушнарь. Эта <тяжелая артиллерия> готовилась вступить в бой, если бы кто-то, как, например, сделал это я, подверг сомнению свершенное в деле разгосударствления. Но их красноречие не потребовалось. Проблему тогда не стали обсуждать, а путем простого голосования ход приватизации признали положительным. Я возражал, но не был услышан депутатами. - Вспоминая приватизацию "по-головлевски", нельзя забыть и ваучеры... Г.Л:- Да, к сожалению, в нашем государстве так никто за этот всеобщий обман и не ответил. А ведь пострадали наиболее незащищенные слои населения: пенсионеры, инвалиды, бюджетники. В те годы для аккумулирования ваучеров, как грибы после дождя, создавались чековые инвестиционные фонды (ЧИФы). В Челябинской области в этой сфере доминировали три ЧИФа. Один - <Фонд социальной защиты населения> - был создан с участием комитета по управлению госимуществом и патронировал его В.Головлев. Второй - ЧИФ <Урал> - управлялся компанией <Выбор>, где отсиживался после ликвидации советов будущий губернатор Петр Сумин. Третьим, наиболее криминализированным ЧИФом <Атлант>, руководил нынешний вице-губернатор Андрей Косилов. Челябинцы помнят, что на Косилова было совершено покушение- тогда он получил пять пуль, но остался жив. Вот с этих людей - Головлева, Сумина и Косилова - и следует спрашивать: где наши ваучеры, что с ними стало, какими дивидендами обогатился народ? - Сегодня Головлев снова на слуху у людей в связи с возбужденным против него уголовным делом. Кто его возбудил и когда? Г.Л.: - В сознании людей, поскольку это звучит в средствах массовой информации, бытует мнение, что дело против Головлева возбудила и ведет Генеральная прокуратура России. Это не так. Дело находится в производстве прокуратуры Челябинской области, а возбуждено оно было по моему указанию весной 1996 года. К тому времени у нас в прокуратуре скопилось столько фактов нарушения законности в процессе приватизации, что количество перешло в качество. Сегодня многие - тот же Гришанков, Кадочникова - пытаются заработать на этом очки, утверждая, что они стояли у истоков головлевского дела. Смею вас уверить, что они никакого отношения к этому не имели. Я могу назвать конкретных работников прокуратуры, которые следили за соблюдением законности в сфере приватизации. Это начальник отдела Сергей Банных, его заместитель Евгений Еремеев, начальник отдела по расследованию особо важных дел Анатолий Гасников. Всех их после моего ухода изгнали из прокуратуры. Владел этой информацией и бывший мой старший помощник Владимир Филичкин. Именно он выезжал в то время в Москву, где снял на видеопленку коттеджи в престижном районе на Рублевском шоссе, построенные для Головлева со товарищи на ворованные деньги. - Как Вы считаете, дело Владимира Головлева имеет судебную перспективу? Г.Л.: - Думаю, что нет. Может быть, его до суда и доведут, но плохо верю, что будет вынесен обвинительный приговор. Надо иметь в виду, что Головлев, впрочем как и А.Чубайс, далеко не глупый человек. Он отлично знал пробелы в законодательстве и умело использовал их в своих целях. На этом он и будет строить свою защиту. И, тем не менее, я считаю, что в Челябинской области в годы приватизации была создана криминальная структура по незаконному захвату собственности. Можно назвать поименно входивших в нее людей. Это Головлев и Желтикова, Волчанов и Белихов, Дудин и Кушнарь. Считаю, что в этом замешаны нынешний федеральный министр труда Александр Починок и губернатор Челябинской области Петр Сумин. Будем надеяться, что наступит время, когда все они понесут наказание. И если в свое время наша область стала своеобразным полигоном, где отрабатывались, происходили испытание приватизационные процессы, то было бы логичным сегодня сделать ее полигоном по исправлению ошибок в этом деле. Полагаю, что на примере Челябинской области необходимо провести ревизию итогов приватизации в стране.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
  • Последние новости

  Следите за новостями


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×