Петр Латышев: мы не будем шагать назад

20 апреля 2001 года полномочный представитель Президента РФ в Уральском федеральном округе Петр ЛАТЫШЕВ дал интервью окружному тележурналу "Время - новое" и "Уральскому информационному бюро". Вопрос: Петр Михайлович, первый квартал 2001 года отмечен серией совещаний с участием представителей федеральных министерств и ведомств в Уральском федеральном округе. При уральском полпреде Президента за это время создано несколько консультативных Советов. Можно ли обозначить эти мероприятия, непонятные для большей части общества, как необходимые "строительно-монтажные работы"? И, если да, то что Вы, как координатор этих работ, планируете в конечном итоге выстроить? П.Л. - Да, мы в первом квартале этого года решали ряд практических задач и, в этой связи, выступали в роли организаторов окружных совещаний с участием представителей федеральных министерств и ведомств, органов власти субъектов Федерации, наших промышленников, энергетиков, представителей ВПК, работников образования, культуры, юстиции. Это все очень важные сферы жизнедеятельности в нашем федеральном округе. А обусловлено это было прежде всего тем, что по каждому из этих направлений накопился целый ряд очень серьезных проблем и решение этих проблем только федеральным центром, органами власти на местах, трудовыми коллективами не представляется возможным. Нужно объединение усилий, необходимо вырабатывать общие подходы, общие решения и взаимодействие. В этом случае проблемы решаются эффективно. Вопрос: То есть по сути власть слаба? П.Л. - Власть, действительно, не так эффективна, как бы этого хотелось, но совещания проводятся для того, чтобы выработать общие меры и договориться о том, как решать ту или иную задачу, объединяя усилия разных уровней власти. Взять, к примеру, проблему электроэнергетики. С одной стороны - это проблемы энергетической безопасности. Нам нельзя допустить тех эксцессов, которые были в других регионах страны. С другой стороны, на севере округа мы имеем избыточные генерирующие мощности, а по нашей южной части, на Среднем Урале - дефицит электроэнергии. Необходимо решить вопрос об организации перетоков электроэнергии. И РАО "ЕЭС России", и Министерство энергетики РФ, и органы власти субъектов Федерации, и Федеральная энергетическая комиссия ,только объединив усилия, причем каждый должен решать свою задачу, могут выйти на системное решение, позволяющее развязать эти "узлы". И в настоящее время после совещания в Сургуте 31 марта 2001 года по проблемам электроэнергетики решен целый ряд вопросов. В частности, в настоящее время проводятся работы по реструктуризации задолженности перед РАО "ЕЭС России" Курганской области, а там положение действительно было бедственное. Прошла рабочая встреча губернатора Челябинской области Петра Сумина с Анатолием Чубайсом, на которой решены практические вопросы, позволяющие улучшить взаимоотношения Челябинской области с РАО "ЕЭС России". На этом же совещании в Сургуте был рассмотрен целый ряд проблем, связанных с предстоящим осенне-зимним периодом. Вопрос: То есть Вы хотите сказать, что эти совещания достигают своей цели и положение начинает выправляться? П.Л. - Совершенно верно. Мы сегодня чувствуем себя спокойней, видя как разрешаются в округе проблемы электроэнергетики. Мы видим, что сегодня решаются практические проблемы, осуществляются практические меры, направленные на обеспечение гарантированного энергоснабжения экономики и социальной сферы УрФО в предстоящую зиму. Ведется системная работа и сейчас уже можно помогать и органам власти субъектов Федерации, и энергетикам. Кстати, на этом совещании в Сургуте было принято решение, которое горячо поддержали и вице-премьер Виктор Христенко, и Анатолий Чубайс, и другие участники совещания о необходимости создания окружного консультативного совета по вопросам реализации энергетической политики в стране. В его состав войдут энергетики, представители органов власти и управления субъектов, входящих в УрФО, представители аппарата полпреда Президента. Причем, мы будем активно взаимодействовать с региональными энергетическими комиссиями, с федеральной энергетической комиссией, с министерством энергетики РФ в вопросах выработки баланса интересов, будем участвовать в формировании тарифной политики. Вопрос: Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко буквально через пару часов после встречи с Вами на уральской земле неожиданно заявил, что российская система власти никуда не годная. По его мнению, в выстраиваемой вертикали власти не должно быть лишних звеньев и федеральным властям нужно опираться на губернаторов. Если не секрет, а во время встречи в Вашей резиденции как Александр Григорьевич оценивал нашу реформу государственной власти и шаги Президента России? П.Л. - Мы на встрече говорили прежде всего о перспективах создания единого государства России и Белоруссии, о том, насколько важен и сложен этот процесс. Говорили о необходимости интеграции экономики и культуры. И, кстати, Президент Белоруссии сам отметил, что почти одну треть во внешнеторговом обороте Белоруссии и России занимает УрФО. Уральский федеральный округ представляет безусловный интерес для Белоруссии. Прежде всего, как округ, где сосредоточены колоссальные возможности для экономического сотрудничества. В общем федеральном балансе экономического сотрудничества с РБ на Тюменскую область приходится 24 процента. Александр Григорьевич не очень себе представлял, что такое федеральный округ. Мы передали ему исследования нашего окружного центра экономического планирования и прогнозирования и это с очень большим интересом было воспринято. В ходе беседы, когда речь зашла о реформах, которые осуществляются в России, Президент Белоруссии охарактеризовал положение дел примерно таким же образом, как он это сделал позже в аэропорту перед отлетом. Он сказал, что, по его мнению, власть в России неэффективна. Я ему не возражал, потому что власть у нас, действительно, неэффективна. Поэтому и проводятся реформы власти. Александр Лукашенко имел в виду, что власть может быть эффективной, если в ее формировании нет места выборам. То есть все назначаются: местное самоуправление, губернаторы. И осуществляется управление, опираясь на властные методы, на властную исполнительную вертикаль. Мы же считаем, что, во-первых, Россия строит демократическое государство и с очень большими трудностями осуществляет шаги на пути к демократии. И для нас сейчас отказаться от выборов - это сделать шаг назад, может быть, даже два шага назад. Это уже сегодня невозможно. И в этом мы разошлись. Да, надо совершенствовать избирательную систему, надо совершенствовать избирательное законодательство, надо четко разграничить компетенцию между ветвями власти. Надо обеспечить повсеместное, точное, неуклонное исполнение законов - и тогда не будет проблем. А если нам еще удастся создать условия, при которых наше общество станет гражданским, сформируются гражданские институты и таким образом будет существовать и контроль общества за властью, мы будем жить в цивилизованной стране. В условиях, когда все назначаются, когда вся работа организуется в условиях жесткого централизма, действительно нет необходимости в существовании такого института, как полпред Президента. Он сможет только передавать команды и выполнять контрольные функции за тем, кто как реализует указы президента или федеральные законы. Кстати, в областях РБ есть полномочные представители Президента А. Лукашенко, и у них как раз вот такие функции. А в таком государстве, как Россия, где все-таки существует выборность органов власти и управления, где реально осуществляется судебная реформа, осуществляются меры по административной реформе, трудно обойтись Президенту без такого инструмента, который позволяет ему в реальных условиях проводить свою политику в регионах. Как можно было решить вопрос о приведении в соответствие с Конституцией России, с федеральными законами законодательство субъектов Федерации. А на терриритории России приведено в соответствие более 4 000 законодательных актов. Как это можно было сделать, если субъекты Федерации в этом не заинтересованы - они принимали закон? Если в этом федеральный центр тоже не заинтересован, поскольку делегировал целый ряд своих прав и своей компетенции субъектам Федерации. Кто бы сегодня осуществлял конкретные меры, снимающие админстративные препятствия для развития предпринимательства и бизнеса? Ведь на местах созданы и до сих пор не преодолены целый ряд барьеров. Доходило дело до того, что на границах субъектов Федерации выставляли шлагбаумы. В субъектах Федерации принимали законодательные акты, ограничивающие в правах предпринимателей из других субъектов Федерации. По существу имела место дискриминациия. Кто будет разгораживать эти барьеры? Другая проблема. Территориальные органы федеральных министерств и ведомств, которых в субъектах Федерации насчитывается от 45 до 85. Они не подчинены по закону органам власти субъектов Федерации, они должны взаимодействовать с ними. 89 субъектов Федерации, Москва в тысячах километров - кто будет координировать, контролировать их работу? Кто будет помогать организовывать конструктивное взаимодействие и совместную работу федеральных органов исполнительной власти и территориальных структур, ведь у нас сегодня масса конфликтов между органами власти субъектов Федерации и федеральными органами власти по целому ряду вопросов . В конечном счете это не позволяет стране развиваться. Надо отнестись с пониманием к тому, что высказывал Александр Григорьевич Лукашенко. Сегодня в Белоруссии нет таких масштабных проблем и нет такого пути построения общества и государства, избранного Россией. Я не слышал от него таких слов о ненужности института полпредов, поскольку он сказал, что у него тоже есть полпреды в областях. И когда мы прощались, Лукашенко сказал, что только время ответит на вопрос, насколько эффективным окажется институт полномочных представителей Президента. Пройдет, может быть, 5 лет, как он сказал, и тогда будет видно. И, действительно, он прав и трудно ему возразить. Наверное, по-настоящему можно будет оценить все по прошествии определенного времени. Но мы сегодня реально существуем и действуем. Вопрос: Вы неоднократно говорили о предстоящей федеральной кадровой реформе. Если позволите, о ревизии кадров федеральных чиновников на местах. Об этом в своем ежегодном послании четко сказал и Президент России. Какова перспектива кадровой ротации на территории УрФО? И какова в этом процессе политическая составляющая, ведь стоило отставить главного налогового инспектора Свердловской области, как тут же Эдуард Россель, который и сам высказывал ряд критических замечаний в адрес Виктора Семенихина, демонстративно взял его в свою команду? П.Л. - Концепция кадровой политики утверждена соответствующим Указом Президента России и там, как говорят, все предусмотрено. Другое же дело в реальной жизни. К сожалению, далеко не во всем и далеко не всегда правильно реализуется кадровая политика Президента. Я речь веду о кадрах, которые находятся на государственной службе. Во многом низкая эффективность власти, низкий уровень доверия к власти обусловлен очень слабой реализации кадровой политики в стране. Это и вопросы резерва, и расстановки, прежде всего, звена руководителей, это и профессиональная составляющая, это и проблемы, связанные с соблюдением законности в органах власти и управления. И Президент в своем послании прямо говорит об определенной "чиновничьей ренте". Проблема носит комплексный характер, она не решается одним волевым актом. Наша задача работать над созданием условий, при которых и те люди будут назначены, которые могут взять на себя этот участок работы и мы должны работать над созданием условий, когда государственный служащий просто не будет себе представлять и думать не будет, что он может нарушить закон. Вопрос: А что это за условия? П.Л. - Здесь комплекс решений: и оплата труда, и контроль за деятельностью государственных служащих, и формирование гражданских институтов нашего общества, которые бы контролировали власть, и реформирование судебной системы, чтобы она действительно стала эффективной, и совершенствование деятельности органов прокуратуры как высшего надзора за соблюдением законности. Когда речь идет о коррупции, а это - одно из наибольших зол во власти в любой стране и у нас тоже, то отмечается, что есть две составляющих в осуществлении противодействия. Одна составляющая - это пресечение, раскрытие и предание суду. И можно постоянно увеличивать численность подразделений, которые ведут борьбу с коррупцией, наращивать учреждения уголовно-исполнительной системы. А можно пойти по пути устранения причин и условий, которые способствуют коррупции. Так вот мы отдаем приоритет второму пути. И решение базовой задачи - приведение всего нашего законодательства в субъектах Федерации, всей подзаконной нормативно-правовой базы в соответствие с Конституцией и федеральными законами снимает огромную часть причин и условий, способствующих коррупции. Во-первых, все становится прозрачней. Во-вторых, проще контролировать исполнение законов, когда они едины в стране и применяются повсеместно - гражданин знает правила игры, знает о своей ответственности и чувствует себя спокойней. Реализация кадровой политики - это многосложная задача и здесь требуется комплексный подход. Мы должны себе ясно давать отчет, что, желая улучшить положение с кадрами, желая улучшить работу наших органов власти и управления, необходимо заниматься решением проблем самых разных направлений. Вопрос: Петр Михайлович, один из актуальных вопросов для Урала - судьба ВПК. С одной стороны оборонный комплекс буквально "расправляет крылья" - взять ту же выставку "Уралэкспоармс". С другой - оборонщики "выбивают" долги за поставленную для нужд армии продукцию и мечтают о господдержке. Теперь их озадачили новыми правилами - впереди создание холдингов предприятий ВПК, в которые попадут далеко не все. Как Вы лично оцениваете эту реформу ВПК? П.Л. - Я поддерживаю такой подход, поскольку, несмотря на увеличение практически вдвое государственного оборонного заказа в 2001 году, конечно же распределение этих средств по всем имеющимся предприятиям просто ни к чему не приведет. Нужна концентрация этих средств на наиболее важных приоритетных направлениях. Задачей реформы как раз и является, во-первых, определение этих приоритетов, во-вторых, определение точного перечня тех предприятий, которые получат государственный оборонный заказ. Всем остальным совершенно ясно и конкретно государство должно сказать, что государственного оборонного заказа вам не будет или он может быть при наличии таких-то условий. Но при этом мы не оставляем все в подвешенном состоянии, как это было довольно долго и разрешаем и оказываем содействие в акционировании, в осуществлении конверсии. Вопрос: Насколько будет уменьшен оборонный комплекс в УрФО? Есть уже какая-то цифра? П.Л. - Цифры такой пока нет. Работа эта ведется. Кстати, оборонные предприятия не стоят на месте. Практически по каждому предприятию есть несколько вариантов последующего развития событий. Они прорабатывались и прорабатываются. И, действительно, произойдет определенное слияние под производство конкретной техники и вооружений, произойдет интеграция целого ряда производств и в холдинги, и в концерны. В конечном счете мы получим, и это произойдет достаточно быстро, реально функционирующий оборонный комплекс, производящий продукцию не на склад, а в дело. С другой стороны мы получим немалые мощности и предприятия, у которых будет свобода выбора при акционировании. Вопрос: На недавно прошедшем в Челябинске совещании по проблемам ВПК Вы акцентировали внимание на попытках криминальных структур войти на оборонные предприятия. Как происходит этот процесс, к чему он может привести и какое противоядие может применить государство? П.Л. - Действительно, проникновение криминала в оборонные отрасли - это процесс реально существующий. Кстати, реформирование предполагает, что практически все, что связано с оборонно-промышленным комплексом будет для государства прозрачно. Государство будет постоянно отслеживать, насколько все, что происходит в этой сфере, отвечает общественным интересам. И, конечно же, прозрачность, упорядоченность и построение холдингов в оборонном комплексе позволит и укрепить дисциплину и ужесточить контроль со стороны государства за теми процессами, которые происходят, отсекая криминал и устраняя причины и условия, которые способствуют проникновению криминала в ВПК. В той части, где предприятия получат свободу, когда они будут акционироваться, все равно придется проводить аудит, собственникам и инвесторам придется внимательно разбираться со всей экономикой. В процессе акционирования этих предприятий мы также будем следить за тем, чтобы криминал не нашел там себе нишу. Состоявшийся в Челябинске разговор, с одной стороны, прояснил ситуацию в значительной степени по перспективам ВПК в УрфО, позволил всем участникам услышать друг друга. С другой стороны, это помогло, как мы считаем, правительству, еще раз оценить те предложения, которые подготовлены по реформе. И мы с этого совещания расходились, представляя, какими будут реформы. Ведь становится на душе спокойнее, когда знаешь, что тебя ждет, даже если это не очень приятные вещи. Такие совещания пройдут и в других федеральных округах. Вопрос: Петр Михайлович, в одну из своих поездок в Ямало-Ненецкий автономный округ Вы посетили, как говорят, "места не столь отдаленные" - колонию в Лабытнангах. Кто-то может и скажет, что законопослушным гражданам внимания властей не хватает, а президентский полпред не жалеет времени на контроль за содержанием уголовников. В этой связи, как Вы, в недавнем прошлом милицейский руководитель высокого ранга, оцениваете нынешнее состояние уголовно-исправительной системы России? П.Л. - Эта одна из больных сфер в нашем обществе, в нашем государстве. И здесь существует целый ряд проблем, прежде всего с эффективностью самой уголовно-исполнительной системы, проблем, связанных с обеспечением необходимых условий для тех, кто отбывает наказание, и для тех, кто обеспечивает функционирование всего комплекса уголовно-исправительной системы. И, конечно, то, что происходит внутри этой системы, оказывает довольно серьезное влияние на то, что происходит в обществе в целом. В УрФО сконцентрировано очень большое количество исправительных учреждений и отбывающих в них наказание. Сегодня в местах лишения свободы содержится более 10 тысяч больных туберкулезом, очень много наркоманов, ВИЧ-инфицированных. Это люди, которым нужна помощь со стороны государства, и одновременно необходимо принимать меры, чтобы обезопасить общество от угрозы распространения болезней. Нам необходимо принимать меры по предотвращению рецидивной преступности. В связи с переполненностью СИЗО, необходимо вести их строительство. В частности, такая задача будет решаться в Ямало-Ненецком автономном округе, где вовсе нет следственных изоляторов, и подследственных приходится размещать в соседних регионах. На прошедшей в Екатеринбурге коллегии Министерства юстиции России мы эти вопросы детально обсудили и приняли конкретные решения, в том числе, и о взаимодействии органов власти субъектов Федерации с Минюстом и его подразделениями в регионах. И тот опыт, который будет накоплен в УрФО, будет перенесен в другие федеральные округа. Вопрос: На этой неделе состоялась Ваша встреча с главами епархий, расположенных на территории Уральского федерального округа. Венцом этой встречи стало подписание соглашения о сотрудничестве между уральскими епархиями и окружной инспекцией Министерства по налогам и сборам РФ. В чем суть этого соглашения? П.Л. - На протяжении последнего времени возник конфликт, связанный с присвоением индивидуального идентификационного номера налогоплательщика. В этом многие верующие, священнослужители увидели определенную угрозу и был получен такой резонанс в стране. Это не способствовало, в конечном счете, укреплению доверия между властью и населением. Верующих у нас много и число их растет. Как-то надо было разрешать эту проблему и она нашла свое решение - сейчас подготовлены изменения в федеральный закон. Речь пойдет не об индивидуальном идентификационном номере налогоплательщика, а о номере документа, который будет представлять налогоплательщик. Мы полагаем, что эти изменения будут приняты, и данный документ будет, как и паспорт, учтен и иметь номер. Подписание соглашения между окружной инспекцией Министерства по налогам и сборам РФ и нашими архиереями создает обстановку, при которой мы устраняем последствия конфликта и способствуем укрепления доверия верующих и священнослужителей к государству. Принятый закон - это не злой умысел, просто не учли существенный фактор. Подписанное соглашение, в частности, предусматривает, что подготовка каких-либо изменений в законодательство, затрагивающих интересы личности, будет осуществляться с учетом мнений и консультаций со священнослужителями.