×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Стыдная болезнь06 июля в 16:13

  • Текст

Куда государство загоняет больных алкоголизмом?

"Меня зовут Аня. Мне 37. И я алкоголик". Аплодисменты. Вас тоже впечатлило?

На встречу с группой общества анонимных алкоголиков (АА – так они называют себя сами) я шла с мучительным любопытством. В моей голове прокручивались, кажется, все штампы, которые существуют. И главный из них – может это просто секта? Сейчас запудрят мне мозги, и останусь я без бокала белого по вечерам.

Ну да, еще картинки из голливудских фильмов: люди, усевшиеся кругом, признания в алкоголизме, громкие аплодисменты и откровенные рассказы. Почти так все и оказалось…


Фото: Selfies Anonymous/YouTube

Небольшое помещение при костеле. Стулья, правда, составлены не кругом, а рядами. На столе - чай, кофе, печенюшки. Меня встретили несколько довольно приветливых мужчин.

- А почему вы собираетесь здесь - при католической церкви?

- А у нас все места намоленные, - улыбается Евгений. – В Екатеринбурге - четыре группы, три собираются при церквях. Здесь нас почему-то любят.

Чуть позже становится понятно, что и анонимные алкоголики любят церкви. "Самостоятельно и даже при помощи наставника с этим недугом не справиться. Каждый выбирает сам, на чью помощь опираться – Бога или каких-то других высших сил", - объясняет мне "алкоголичка" Кристина.

Ему все возрасты покорны…

На собрание пришло человек 20. Но нарисовать общий портрет алкоголика не получится. Главный принцип общества – анонимность. О себе они рассказывают неохотно. Я смотрела на них, таких разных, и пыталась угадать.

Молодая красивая девочка. Ей лет 20, наверное, студентка. Парень, ее ровесник. Должен быть занят в строительстве. А вот – серьезный импозантный мужчина с пронзительно светлыми глазами. Я часто таких видела в чиновничьих кабинетах. Рядом с ним еще один – лет под 50. Похож на электрика. Рядом со мной – балагур и весельчак Антон. Моментально располагающий к себе. На пьянках, наверное, был душой компании… Он трезв уже 19 лет. Но, судя по всему, душой компании остается.

Алкогольная зависимость или алкоголизм формируется чаще всего 20-25 лет

Мужчин, ожидаемо, больше. Но причислить их к какой-то возрастной или социальной группе невозможно. В общем-то, стать алкоголиком может каждый – ни ученая степень, ни респектабельная должность, ни молодость не спасет.

"Мы, наркологи, давно знаем, что алкогольная зависимость или алкоголизм формируется чаще всего 20-25 лет. Если мы не говорим о формах злокачественного течения алкогольной болезни, которая формируется очень рано и стремительно. Это зависит от наследственности, от биологической химии человека. Злокачественная форма течения болезни – довольно редкое явление", - объясняет мне главный нарколог Свердловской области Олег Забродин.

Чем раньше человек попробует алкоголь, тем больше у него шансов пополнить ряды алкоголиков со злокачественной формой течения болезни. Именно поэтому во многих странах продажа спиртного запрещена до 21 года.

"Считается, что до 21 года вообще нельзя употреблять алкоголь, - продолжает Олег Забродин. - В организме до этого возраста нет еще механизма его расщепления и выведения. На биохимическом уровне алкоголь очень плохо расщепляется и действует на организм как растворитель".


Официальная статистика

Никите 25 лет. И он уже три года трезв.

- Ты бросил пить, когда люди только начинают употреблять...

Молодой человек улыбается в ответ с выражением лица: "Спасибо, Кэп".

- Я попал к АА после реабилитационного центра, - рассказывает Никита. – А туда меня привезли. Я употреблял и алкоголь, и наркотики. И после каждого шага вниз мне казалось – у некоторых дела обстоят еще хуже, я то еще нормальный!

- Это самое главное заблуждение – мол, алкоголик должен "валяться в подворотне", а если не валяется, то и проблемы нет, - подхватывает Юля.

Я поняла, что так дальше нельзя, когда однажды утром вместо кофе выпила текилу. Потом все-таки решила протрезветь, снова налила кофе. Подумала и добавила в него коньяка

Ей 22 года и она трезва несколько месяцев. К АА ее привел Никита.

- Я ему благодарна. Я поняла, что так дальше нельзя, когда в один день утром вместо кофе выпила текилу. Потом все-таки решила протрезветь, снова налила кофе. Подумала и добавила в него коньяка.

Попытки справиться с зависимостью самостоятельно ни к чему не привели.

- Мне казалось, что я сейчас отойду, какое-то время похожу трезвой, а потом смогу пить как все нормальные люди. Но это не работает. Моя подруга может пить бокал вина целый вечер, у меня так не получается, - признается Юля.

Признать себя - признать болезнь

Те из АА, с кем мне удалось пообщаться, рассказывают, что сложнее всего признать себя алкоголиком. "У меня на это ушло больше года", - говорит Кристина.

Еще один важный шаг – понять, что алкоголизм – болезнь.

"Это очень сложно. Ведь диабетиком быть не стыдно, а алкоголиком - стыдно", - говорит Крис.

Из-за этого многие зависимые пытаются справиться самостоятельно.

"Одним из признаков алкогольной болезни является как раз вот этот тезис: "Я в любой момент могу бросить!" Это, на минуточку, первая-вторая стадия. Это - отсутствие критики состояния, непризнание, отрицание факта злоупотребления. "Я должен сам" – это поведенческая защита. Наши пациенты либо не знают о том, что им нужна помощь, либо не хотят ее получать", - констатирует Олег Забродин.

Отсутствие алкоголя в рационе – это еще не излечение

За помощью идут те, у кого сохранена критика. То есть, по иронии, сами к наркологам приходят только здоровые люди с точки зрения специалиста. Больных – приводит семья или привозит скорая. Большинство пациентов наркологии – мужчины 45-55 лет, у которых болезнь развивалась по классическому варианту.

"Мы никак не можем смириться с тем, что алкоголизм – это болезнь. Да, начинается она с шалости. Потому и относится к социально значимым болезням. Безобидное употребление алкоголя без учета генетики и наследственности приводит к формированию алкогольного поведения. Продолжительность рабочей недели сокращается до трех дней. Активная рабочая неделя – с середины понедельника до середины четверга. Все остальное время человек находится в алкогольном настроении. В ожидании выпить человек уже не способен нормально работать. Точно также, как и после выпивки", - описывает классические симптомы главный нарколог области.

Без лечения тяга к спиртному неизбежно будет усиливаться. И из разряда регулярно пьющих можно очень быстро перейти в разряд больных алкоголизмом.

"Отсутствие алкоголя в рационе – это еще не излечение. Это все на психологическом уровне - когда в знаменателе алкоголь", - отмечает врач.

Только алкомаркеты стыкуются…

- А как удается оставаться трезвыми, когда вокруг столько соблазнов? Алкоголь - на каждом шагу, традицию "тяпницы" никто не отменял, - интересуюсь я у Никиты и Юли.

- А мы не бросили пить навсегда. Я остаюсь трезвой 24 часа, - делится секретом АА Юля.

Это один из трюков общества. Ты просто обещаешь, например, наставнику продержаться без алкоголя сутки. Потом еще сутки, и еще… Некоторым эта уловка, а кроме нее - походы по пятницам на собрания АА, а не в бар, помогают оставаться трезвыми.

Окружающая обстановка также беспощадна к алкоголикам, как и к диабетикам – и спиртное, и сладкое можно купить на каждом шагу. Но доступность алкоголя – не самый определяющий момент в развитии алкогольной болезни. Сегодня остро стоит другая проблема.

"К сожалению, не все, кому нужна помощь, обращаются к нам. И раньше не все обращались, потому что обращаться к наркологу считалось "последним делом". А сейчас это вообще сопряжено с учетом. А что такое учет? Транспортная комиссия, оружейная комиссия, маломерные суда, летательные аппараты, допуск к работе, гостайне, госслужбе. Везде, куда ни сунься, нужна справка нарколога. И кто к нам пойдет? Хотя понимают, что, наверное, нужна помощь. Но кто пойдет?", - разводит руками Забродин.

Он убежден, что прямой связи между обращением к наркологу за помощью и учетом у нарколога быть не должно. Как любую болезнь, алкоголизм важно подхватить на ранней стадии. Но сейчас нет предпосылок, которые приводили бы людей к специалисту за профилактической помощью.

"Очень много вещей, которые не стыкуются. Стыкуется только одно – алкомаркеты, расположенные в каждом доме, с той жизнью, которую хотят россияне. Они хотят выпивать и будут выпивать. Я в этом глубоко убежден. Нельзя им это запрещать. Мы же видели разгул самогоноварения и рост психозов как раз тогда, когда людям запрещали. Ограничивать надо по времени и концентрировать алкоголь в специализированных точках", - уверен специалист.

Ищите внешний контроль

Помочь молодому или возрастному больному – одинаково сложно, но можно. "Сейчас даже люди с зависимостью дольше живут. Раньше они умирали, а сейчас мы их вытаскиваем, лечим. Сейчас мы им в оставшиеся клетки коры головного мозга внушаем, что пить вредно", - рассказывает Олег Забродин.

Тем, кто к наркологу пойти не может, а в помощи нуждается, прямая дорога в общество анонимных алкоголиков. С этим, кстати, согласен и главный нарколог Среднего Урала.

На собрании, конечно, не свершится чуда – тяга к выпивке не отпустит после признания себя алкоголиком. И работа предстоит серьезная и кропотливая.

"Но здесь помогут те, кто сам это пережил. С тобой будут разговаривать на одном языке, твои проблемы будут понятны", - объясняет алкоголик Евгений, не пьющий уже много лет.

В понимании многих общество анонимных алкоголиков – не в российском менталитете. Но это не так. После лечения у наркологов и реабилитационного центра, важнее всего – держаться.

В советское время удержаться помогали внешние контролирующие факторы. Те же проходные на заводах – хочешь ты или нет, можешь или не можешь, но мимо вахтера ты обязан пройти трезвым.

"Мы боролись с алкоголизмом, причем, на государственном уровне, - вспоминает Олег Забродин о том, как обстояли дела полвека назад. - Создавали наркологическую службу, наркологические отделения при промышленных предприятиях, лечебно-трудовые профилактории. Первый в Екатеринбурге примерно в 1975 году появился при медсанчасти Уралмашзавода. Борьба была серьезная".

Лечи себя сам

Олег Забродин убежден: Россию ни сегодня, ни в будущем не ждет эпидемия алкоголизма. В стране, где всегда пили много, у большинства людей есть уже какой-то сопротивляющийся этому ген.


Источник: trezvros.ru

Государство не содержит и не будет содержать алкоголиков, да и не должно. Бюджет распределяется таким образом, что на социальные проекты чиновники тратят все меньше и меньше, перекладывая эти заботы на НКО.

Статистика, которая говорит о том, что россияне значительно сократили употребление алкоголя, тоже верна. Пусть и с закономерными для статистики погрешностями. Например, в Свердловской области, по официальным данным, пьют почти вдвое меньше, чем в целом по стране.

"Мне кажется, что мы нашли какой-то другой способ снятия напряжения. Возможно, это соцсети, интернет, гаджеты с играми. Если это приносит такое удовольствие, зачем человеку алкоголь – этот "бычий кайф"? Видимо поэтому спиртное становится менее популярным у населения", - считает Забродин.

Но он сам отмечает – у оптимизма есть другая сторона.

Если не считать регулярное удорожание алкоголя, других государственных программ профилактики алкоголизма сегодня нет. От дверей в наркологические клиники людей гонит страх учета. Желанию выпить потворствует разнообразие и доступность алкоголя. Конечно, не все пьющие люди станут больными. Всегда будет и та часть, которая находится в пограничном состоянии между свободой потребления и больницей.

Но быть больным алкоголизмом не то же самое, что быть диабетиком или просто жирным. У тебя не отнимут права, из-за того, что на твоем животе не застегивается ремень безопасности. Никто не потребует справку от эндокринолога, чтобы допустить к гостайне. Во всем мире признано, что алкоголизм – это болезнь. Но она настолько социальная, что даже лечиться от нее – и стыдно с общественной точки зрения, и невыгодно для самого больного.

P.S. Я, конечно, не алкоголик. Пока. И рассчитываю им не стать. Но после посещения собрания общества анонимных алкоголиков у меня есть деревянная медаль АА. Несколько новых приятных знакомых. И понимание того, что как бы ни были схожи картинки из голливудских фильмов, это – не секта. Это – просто группа взаимопомощи, необходимая, чтобы держать в узде неизлечимую и до сих пор такую стыдную болезнь.

На собраниях не рассказывают о том, как пили. Эти истории похожи и вполне обыденны. Они делятся опытом преодоления. Помогают друг другу делать шаги на пути к трезвости.

"Один ты не справишься, - повторяет Кристина. – Я пыталась справиться одна, но каждый раз это приводило к тому, что после возвращения к алкоголю я начинала пить больше".

В группе, которая собирается в костеле, - педагоги, художники, филологи. "Люди с ранимой душой", - улыбается Крис.

Даже те, кто трезв десяток лет, на каждом собрании начинает с признания себя алкоголиком. Среди своих сделать это проще. Попробуй-ка сделать пятничным вечером в алкомаркете!

Анна БОГДЕВИЧ

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями

Аналитика

Магия Жириновского или массовый протест?

Магия Жириновского или массовый протест?

Эксперты ищут причину электорального успеха ЛДПР.

Ил-20 как приговор

Ил-20 как приговор

Генералу Суровикину.


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×