Екатеринбург-"однорукий"

Фото: vk.com

Глазами москвича. 

В Екатеринбурге побывал член Общественной палаты РФ Павел Сычев. Его "хобби" - закрытие нелегальных игорных клубов. Показательно расправившись с одним из городских заведений, он встретился с обозревателем "Уралинформбюро". Общественник рассказал, какую неустойку заставит платить государство игорная зона "Азов Сити", чем губернатор Куйвашев может помочь в ликвидации "одноруких бандитов" и почему участковые в упор не видят подпольные игровые клубы. 

– Павел, что привело в Екатеринбург члена Общественной палаты?

– На мое имя пришло анонимное обращение о том, что в заведениях под вывеской "Вексельная система" в Екатеринбурге процветает игорная деятельность. Прилагалось видео, восемь адресов.

На прошлой неделе я приезжал в командировку и все лично проверил, побывав во всех заведениях. "Вексельная система" работает в помещениях, ранее принадлежавших государственной лотерее "Победа", у которой отняли лицензию. Действующее оборудование тоже принадлежало "Победе", просто отклеены стикеры. Это большие аппараты под видом вексельной системы. Типа человек покупает вексель, а по сути играет в азартные игры.

– Кто этим занимается?

– Удалось зафиксировать название организации. Я сделал запросы в Москву налоговикам, и выяснилось, что это фирмы-однодневки с минимальным уставным капиталом. Продающая векселя компания зарегистрирована в доме, где числятся еще свыше 60 000 юридических лиц.

Выписки я отдал в Управление по экономической безопасности и противодействию коррупции ГУ МВД РФ по Свердловской области. Кроме того, по уставу эта организация вообще не имеет права заниматься продажей ценных бумаг. Поток денег очень большой, и никаких документов нет.

– Расскажите об игроках, кто это – жители окраин, офисные клерки?

– Клубы пользуются популярностью как у молодых людей в возрасте 20-22 лет, так и у довольно взрослых. Накануне вечером (29 сентября – прим. ред.) я приезжал на точку, в которой мы 30 сентября провели рейд – 55 компьютеров, и на все была очередь.

Были люди, которые при мне в купюроприемник закидывали по несколько пятитысячных банкнот. Это - серьезная ставка. Никаких отчетных документов, конечно. Чеки, векселя, все это фикция – все зачисляется на специальную карту.

– Как отреагировали в клубе на визит?

– Они были в шоке. Быстро приехал управляющий, отключил все электричество, хотя там были сотрудники Управления по экономической безопасности и противодействию коррупции. Позже подъехал адвокат. Если бы все было честно и легально, такой суеты не было бы. Отключили свет потому, что продажи идут не через Интернет, а через внутренний аппарат.

– Что говорят в свердловском полицейском главке, какие видят перспективы?

– Там говорят, что ведут два дела по такой деятельности, но результатов у них нет. Это говорит, что пока кто-то не спешит сделать экспертизу и анализ этих заведений. Думаю, что при вмешательстве Общественной палаты мы придем к результату гораздо быстрее. Мне серьезно помог депутат свердловского Заксобрания Алексей Коробейников. 

– Павел, закон о запрете игорной деятельности действует в стране с 2009 года. За ним последовали две вещи – официальные игорные зоны в России построить не смогли, зато на "большой земле" пышным цветом расцвел подпольный игорный бизнес. Как так получилось, и могло ли быть все сделано по уму?

– Почему вообще было такое решение – к тому моменту количество легальных игорных заведений никак не контролировалось. Но было известно, что число реальных заведений "на земле" в три-четыре раза превышало количество выданных лицензий. Контроль был никакой. Отчитывались крупные казино, потому что они были на виду, плюс это работало на репутацию. Все остальные не контролировались, и число суицидов среди игроков и прочих преступлений, связанных с ними, превысило критическую черту. Надо было что-то делать.

Всплеск появления подпольных заведений пришелся на 2011-2012 годы – владельцы нашли дыры в законе. Лото-клубы, интернет-клубы и так далее. Только в этом году удалось избавиться от статьи закона, которая предполагала уголовную деятельность только в тех случаях, когда касса такого клуба приносила 1,5 миллиона рублей в день. Сейчас любая ставка - это уголовная статья, стало легче.

Что касается игорных зон – сейчас у нас их шесть. "Азов Сити" сейчас закрывается с серьезными для государства убытками. Туда были вложены существенные инвестиционные ресурсы, но есть постановление правительства РФ о закрытии "Азов Сити" после запуска зоны "Сочи". Государством будет выплачена очень серьезная неустойка за невыполнение своих обязательств. Сумма порядка 10 миллиардов рублей.

Еще добавилась зона "Крым", под которую сейчас подбирают территорию. С 1 января 2015 года активно заработала зона в Алтайском крае, где будет одно большое казино. В Приморском крае строятся казино на китайские инвестиции. Думаю, в будущем все эти площадки будут работать.

– Куда же сейчас вынуждены подаваться русские толстосумы-игроки?

– Люди с серьезными финансовыми ресурсами предпочитают отправляться в Минск. Там есть хорошие пакеты с широким перечнем услуг. Все на высоком, качественном уровне.

– Почему в Беларуси все работает, а в России нет?

– Думаю, важно выстроить процесс логистики – доставки клиентов в зоны. Когда они откроются в Крыму и Сочи, они будут эффективнее, нежели "Азов Сити". Его погубила непродуманная логистика. Территория приятная, но находится в Краснодарском крае, а ближе добираться из Ростова… Очевидно, что все должно быть четко и удобно для игрока.

– Приведете примеры субъектов Федерации, которые справились с игровой зависимостью и которые не могут это сделать...

- По стране ситуация разная – где-то вместе с прокуратурой и полицией удается победить заразу. В Москве за два года смогли решить проблему. На весну 2013 года таких заведений в столице было свыше 2 500, сейчас – порядка 50-60. Там, где глава субъекта держит ситуацию на контроле, органы и прокуратура работают оперативно.

– Выходит, и тут роль губернатора определяющая?

–  Однозначно. И еще руководителя регионального полицейского главка. Если он все контролирует, проблем не возникает. В прошлом году в течение двух месяцев мы просто переламывали ситуацию в Нижнем Новгороде – там полицейские не хотели вывозить оборудование из выявленных точек. И только с помощью рейдов, камер и официальных писем удалось ситуацию изменить. Хотя сейчас оттуда опять пошло много сигналов об игорных притонах.

Кстати, мы подготовили аналитическую записку (есть в распоряжении "Уралинформбюро" - прим. ред.) на имя Евгения Куйвашева о ситуации с игорным бизнесом в Свердловской области. Ее губернатору должен передать Алексей Коробейников. 

– Ваше мнение о мощном скандале в Татарстане, где борца с игорным бизнесом, "молодогвардейца" Эдуарда Салахутдинова официально обвинили в крышевании нелегального бизнеса и закрыли в СИЗО?

– Он и сейчас там. Резонанс был очень большой, это - правда. Дело идет к вынесению судебного решения, поэтому никто не вмешивается в ситуацию. Скажу так – много в этой истории "белых пятен".

– Вы лично ездили летом в Татарстан разбираться. Выяснили - бессребреник Салахутдинов или же за ним что-то числится? 

– Дело ведут полиция и Следственный комитет по Республике Татарстан. Проводятся оперативные действия и в разговорах со СМИ я стараюсь избегать оценочных суждений. Но думаю, что в Татарстане отдают отчет в том, что это дело на особом контроле.

– Хорошо, тогда как прокомментируете позицию МГЕР, когда они стали требовать отставки нынешнего главы аппарата президента Татарстана Асгата Сафарова? Того самого, что с треском вылетел из кресла поста министра внутренних дел Республики после пыток в ОВД "Дальний".

– Сам я сейчас в МГЕР не состою, работаю в Общественной палате. Никто за отставку Сафарова не просил, я сам участвовал в митинге. Мы призывали к борьбе с нелегальным бизнесом и требовали разобраться в ситуации с Салахутдиновым. Всем понятно, что не всегда правоохранительные органы справляются с этим задачами.

Хотя иногда мы получаем информацию о нелегальных точках именно от полицейских. Они честно признаются: их возможностей для борьбы не хватает, мешает система.

– Кстати, в Екатеринбурге в свое время появилась "традиция" – раз в год полиция стабильно выявляла известное нелегальное казино в ТЦ "Антей" и рапортовала о его закрытии. Так было как минимум пару-тройку раз. Что это был за спектакль?

– (Смеется) В Москве есть помещение, которое является рекордсменом по Федерации – на протяжении двух лет его закрывали и вывозили оттуда игорное оборудование свыше ста раз. Такое бывает…

Иначе работают элитные казино – я участвовал в рейдах по заведениям такого уровня. Площадь в несколько этажей рядом с солидным заведениями – это же все очень дорого стоит. Представляете, какие это деньги?!

По многим экспертным оценкам (и об этом говорят депутаты Госдумы), работающее свыше двух недель игровое заведение свидетельствует о том, что замешаны сотрудники полиции. Ну, не может так быть, чтобы участковый или те, кто работают "на земле", не получили сигнал о том, что там находится. Таких случаев неимоверное количество по всей России. Очень много людей в погонах отправились на "гражданку", есть возбужденные уголовные дела и этого, в общем, никто не скрывает.

– Сколько кэша крутится на этом рынке?

– Скажу по Екатеринбургу. В лучшие дни каждое заведение "Вексельной системы" приносило по миллиону рублей. Их в городе восемь, в каждом свыше 50-60 автоматов. Умножаем на 30 дней и получаем примерную сумму.

Не будем забывать, что это дает рост криминала в радиусе 500-1000 метров от клубов. Как правило, проигравшиеся хотят отыграться, идут грабить – их влекут ювелирные украшения и мобильные телефоны прохожих, в первую очередь, девушек и женщин. Тем более, что награбленное легко можно сдать в находящиеся поблизости ломбарды без всяких документов.

Беседовал Александр РОДИОНОВ