Матерный крик души врача расшевелил Минздрав

Анестезиолог из подмосковного Центра медицины катастроф во всех красках описал бедственное положение экстренной службы и предложил Владимиру Путину съездить с ним на вызов.

В сентябре 2012 года Дмитрий Савченко опубликовал в своем блоге в ЖЖ запись "Об экстренных службах. С эмоциями и матом", сообщает "Уралинформбюро". В ней он доступным языком объяснил, что работает в Центре медицины катастроф, у которой тьма проблем, но никому до них нет дела.

"Для начала расскажу про учетные препараты. Имеются в виду сильнодействующие вещества, препараты для наркоза, обезболивающие центрального типа… Препаратов у нас нет. Смотрю в оранжевую коробочку, в которой сиротливо лежат три ампулы феназепама. Да –да, дорогие россияне, служба Медицины Катастроф работает без наркотиков!!! Еб...тся, понимаешь, очередной самолет и обезболивать пострадавших будем анальгином или кеторолом. Или "рауш наркозом" - кулаком в лоб, под крепкие выражения", - написал доктор.

Те лекарства, которые требуются бригаде, относятся к наркотическим, и для их хранения Госнаркоконтроль выдвигает особые требования: помещение с сейфом, железной дверью, решетками, кнопкой тревожной сигнализации. Но такого "бронированного" склада нет ни у одной бригады - большинство из них ютятся в каморках при моргах и больницах, или в помещениях, куда их пускают предприниматели по собственной инициативе. Поэтому в распоряжении врачей долгое время были только несколько "спорных", по словам врача, препаратов, после использования которых возникают проблемы.

"Нам больных лечить нечем! В цивилизованных странах, Израиле, например – у бригады "Скорой" пятьдесят ампул морфина в машине! Просто лежат на полке и никак особенно не списываются! Потому, что они знают как работать и, к сожалению, имеют большой и печальный опыт работы на ЧС и терактах. В России, в Москве - у Скорой в укладке - две ампулы морфина, одна ампула промедола, две ампулы фентанила (доза на интубацию больному с массой тела меньше сорока килограмм). Одну ампулу омнопона убрали. У спецбригад еще одна ампула кетамина и одна ампула ГОМКа (доза на массу тела трехлетнего ребенка). В Московской области у бригад в укладке – одна (!!!) ампула промедола. Даже на осложненные инфаркты!!!!! У нас же на массовую политравму – ДТП, падения самолетов, железнодорожные аварии вообще нет ничего. Страна ж...поголовия! Наноосвенцим! Каменный век! Б...дь!!!", - возмущается врач.

Рассказал Савченко и об отсутствии у бригад топлива. Ругаясь на чем свет стоит, врач поведал, что он и его коллеги вынуждены брать деньги на бензин у предпринимателя, который, кстати, и предоставил бригаде помещение для работы.

Отдельная история с автомобилями, на которых ездят анестезиологи-реаниматологи. "Коробку передач чинили сами. Запчасти за свой счет, заказывали через интернет. Обошлось в 12 тысяч рублей. Гараж принадлежит бригаде скорой в поселке Востряково. Нас туда пускают, если очень надо", - пишет врач, прилагая фотографию.

Отсутствие денег сказывается и на медоборудовании. Аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ) у бригады сломался, полгода пришлось работать без него. Потом врачам дали прибор в МАИ: якобы на испытания, на самом деле - бесплатно в пользование. Нет у врачей и радиосвязи.

В своем посте Савченко подчеркивает, что высшие государственные чины наверняка не представляют, как обстоят дела у врачей-реаниматологов. "Мечтаю я, взял бы я с собой Владимира Владимировича на вызов. Приехали. ДТП. Лежит в кювете автобус, вот-вот загорится... Пострадавшие орут, кости торчат, кровища течет. Извлекайте их из автобуса, Владимир Владимирович, без обезболивания сами. Сергея Кужугетовича (Шойгу - прим.ред.) с собой позовите. А я не доктор Менгеле. В концлагере не работал", - пишет блоггер.

После матерного поста анестезиолога Минздрав начал масштабную проверку и выяснил, что доктор якобы сгустил краски, хотя отдельные факты проверяющие подтвердили.

"В бригадах экстренной медицинской помощи действительно не в полном объеме были представлены наркотические анальгетики: отсутствовали морфин, тримеперидин, фентанил. Помещения, где размещается бригада экстренной медицинской помощи БЭМП-10, в которой работает Савченко, не соответствуют требованиям по хранению наркотических средств и психотропных веществ", - сообщили "Комсомольской правде" о результатах проверки.

Комиссия также признала, что талонов на топливо бригаде не выдавали с 26 августа по 1 октября, но врачей якобы снабжали "из иных источников, предусмотренных законодательством России", отмечает NEWSru.com.

После инцидента Савченко вызвали в Минздрав на профилактическую беседу. "Ему было указано на недопустимость разглашения сведений, составляющих врачебную тайну", - рассказали "КП" в пресс-службе ведомства. Врача также пожурили за использование "инвективной лексики" в его жалобе.

Позже Дмитрий Савченко написал в ЖЖ, что в дело вмешались высокие чины: "Кто-то, сидящий очень высоко, прочитал мой нашумевший пост. Человек - не медик. Был потрясен. Интересовал его только один вопрос: "Это правда?". Ходили разные товарищи вокруг да около, мялись-мялись… Сказали, что правда. Дан приказ навести порядок. Шум пошел по цепочке. Досталось всем", - поведал доктор.

Ещё в сюжете: Дело врачей