Родители обрекли Аню Шкапцову на страшную смерть еще до рождения

Расследование резонансного убийства восьмимесячной девочки завершено. Обвиняемые так и не признали своей вины. 

Следователи обнародовали ужасающие подробности этого дела. Как сообщили "Уралинформбюро" в Следственном комитете, ребенок был обречен еще до своего рождения. Агрессивность отца Ани Александра Кулагина проявлялась и в его предыдущих двух браках. Он распускал руки как в отношении бывших жен, так и их 4 совместных детей. Ничуть не изменился он и в отношениях с сожительницей Светланой Шкапцовой, которая оказалась не многим лучше.

Беременность была ненужной Шкапцовой. Женщина активно изыскивала возможность сделать аборт, скрывала свое состояние от родственников и знакомых. Она не встала на учет в женской консультации, не изменила образ жизни и крайне безответственно относилась к будущему материнству. В результате преждевременные роды принял отец ребенка. При этом к медикам пара обратилась только после появления дочери на свет. В течение 1,5 месяца малышка находилась в медучреждении под присмотром врачей, а Шкапцова была дома, отдавая предпочтение собственному комфорту. После выписки дочери мать продолжала игнорировать рекомендации брянских врачей по уходу за новорожденной, лишь несколько раз являлась для осмотра ребенка, объясняя это проживанием у родителей в городе Почеп.

Родители оборвали жизнь Ани из-за плача. 22 и 23 февраля 2012 года Кулагин пил у себя в квартире и устроил сожительнице очередной скандал. От шума спящая в детской коляске девочка проснулась и заплакала, что еще больше разозлило отца семейства. Он ударил ее кулаком по голове, по телу и дважды с силой бросил на диван. После избиения сожители оставили ребенка умирать на расстеленном в ванне покрывале.

26 февраля девочка скончалась, родители вынесли ее тело на балкон. 4 марта Кулагин вывез его за город и сжег по наставлению Шкапцовой. Чтобы скрыть следы преступления, они решили инсценировать похищение Ани. Создавая видимость присутствия ребенка, 4 - 11 марта пара несколько раз прогуливалась по улице с пустой детской коляской, покупала детские игрушки. При разговорах по мобильному с родственниками и знакомыми они имитировали звуки, якобы издаваемыми дочерью.

11 марта около 15 часов Шкапцова вышла из дома с детской коляской, плотно закрытой чехлом от дождя, в которую положила завернутые в одеяло комбинезон и другую одежду Ани. По пути она приобрела игрушку, умышленно акцентировав внимание продавца, что она предназначена для ее дочери. Спустя 2 часа Светлана пришла к магазину "Зоопарк" в доме №33 по улице Пушкина, оставила коляску на улице, а сама отправилась за кормом и витаминами для кошки. В это время Александр, тайно приехавший из Москвы и переодетый в заранее приобретенные Шкапцовой парик и женскую одежду, забрал коляску. Он оставил ее в подъезде жилого дома по улице Пушкина, предварительно вытащив из люльки одежду. Затем Кулагин сменил наряд в общественном туалете. Парик, женские и детские вещи он сжег, а на следующий день вернулся на свое рабочее место в Москву. Выйдя из магазина, Шкапцова сделала вид, что ее ребенка похитили, и обратилась в правоохранительные органы. В дальнейшем Кулагин и Шкапцова неоднократно лгали следствию.

По итогам расследования Кулагину предъявлено обвинение в убийстве малолетнего, а его пассии – в пособничестве в убийстве. Кроме того, они обвиняются в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения (ч.3 ст.306 УК РФ).

Изверги свою причастность к убийству отрицают и признают свою вину лишь в части ложного доноса. Три недели, пока следователи разыскивали Аню, Александр и Светлана вели себя подозрительно спокойно. Понимая, что, находясь вместе, они будут настаивать на своем, следователи разрешили Кулагину уехать в Москву. Когда Шкапцова осталась одна, следователь смог наладить с ней психологический контакт - мать стала рассказывать обстоятельства убийства. Задержанный впоследствии отец малышки также не стал отрицать своей причастности к преступлению. Криминалистам на изъятом у родителей сотовом телефоне удалось обнаружить ранее удаленные фотографии. На них был изображен сам Кулагин в парике, очках и женской одежде. Как выяснилось впоследствии, Шкапцова фотографировала переодетого сожителя, репетируя  инсценировку похищения ребенка.

Ещё в сюжете: Паралич души