"Хвостатые" секреты Среднего Урала

Фото: сайт Greenpeace

С немецкой родословной.

Свердловская область продолжает прирастать "урановыми хвостами". А чтобы жителям региона спокойней спалось, их поставкам решили придать секретности – ничего не знает даже губернатор.

"Хвосты" для служебного пользования

Глава Свердловской области Евгений Куйвашев 17 января удивил экологических активистов, скрупулезно собиравших информацию о путешествии обедненного гексафторида урана (ОГФУ или "урановые хвосты") из Германии на Уральский электрохимический комбинат. Губернатор заявил, что он хоть и секретоноситель, но ничего о "хвостах" не знает. А все, что завозится на предприятие в "закрытом" Новоуральске, необходимо для его работы и России в целом.

Ранее в открытом доступе были фотографии сотен цистерн на территории предприятия Urenco в немецком Гронау, заявления Ростатома, страшные прогнозы о возможной 32-километровой "зоне смерти". "Уралинформбюро" подробно рассказывало о том, какую потенциальную опасность представляют "хвосты" для региона.

Что такое ОГФУ? В природном уране содержится 0,7% урана-235, все остальное "место" занимает уран-238. Для использования продукта в атомном хозяйстве и ядерном оружии концентрацию первого необходимо повысить. Делается это на центрифугах в специальном летучем соединении, которое называется гексафторид урана. Остатком процесса является ОГФУ. В "хвостах" есть некоторое содержание урана-235, поэтому их можно дообогатить до природного состояния. До 2022 года планируется отправить из Германии в Россию 12 тысяч тонн такого "продукта".


Фото: сайт Greenpeace

Реакция экологов на заявление Куйвашева не заставила себя ждать – в российском отделении Greenpeace решили направить губернатору Свердловской области материалы о поставках "урановых хвостов" в Новоуральск. Об этом агентству рассказал руководитель проекта энергетической программы организации Рашид Алимов.

"В такой ситуации естественно ожидать попытки снизить накал проблемы, но мы надеемся, что власти Свердловской области готовы к честному разговору", – подчеркнул он.

Эксперт добавил, что поставки "урановых хвостов" прослеживаются экологами от предприятия в Гронау до Новоуральска и подтверждаются ответами правительства Германии на запросы депутатов.

Общественность в Германии получает информацию обо всех поставках в Россию с датами отправки. А в России, когда мы просим сообщить, сколько случаев разгерметизации контейнеров имело место, нам отвечают, что эта информация – "для служебного пользования". Значит, есть что скрывать", – отметил Алимов.

Инженер-физик, эксперт Российского Социально-Экологического Союза Андрей Ожаровский, в свою очередь, считает, что заявление свердловского губернатора – попытка заболтать проблему.


Фото: сайт Greenpeace

"Любое обсуждение хорошо, но нужна аргументация, мол, да, мы идем на риск, но это оправдано тем-то и тем-то. Мы только за серьезное обсуждение. Ореол секретности никому не выгоден. Пусть губернатор проведет анализ выгод и опасности ввоза "урановых хвостов". И пусть все это будет написано в одном документе, с указанием, что Германия платит деньги, что загружается предприятие", – предлагает он.

Чужих отходов не бывает

В России ОГФУ отходами не считают. Официальные атомщики утверждают, что немецкая продукция годится для обогащения и последующего вывоза за рубеж. При этом, как говорит представитель немецкой экологической организации BBU Удо Буххольц, "гексафторид урана на мировом рынке сейчас фактически не представляет никакой ценности, а переименование его во вторсырье позволяет Urenco обойти немецкое законодательство, запрещающее экспорт ядерных отходов" (цитата по DW).

"Атомная промышленность находится в настолько плохом состоянии, что в Росатоме, видимо, думают, что должны браться за любые контракты. Но спрос на обогащенный уран падает. При этом понятно, в чем выгода для Urenco от таких поставок – компания освобождается от отходов. А в чем выгода для Новоуральска?" – задается вопросом Андрей Ожаровский.


Фото: сайт Greenpeace

По его словам, у России нет технологий, которых бы не было у Германии, а центрифуги везде работают одинаково. И будь "урановые хвосты" ценным сырьем, было бы его так много на российских предприятиях (по последним данным, в РФ накоплено 1,2 миллиона тонн ОГФУ)? Да и почему бы тогда самой Urenco не заняться дообогащением, все возможности для этого у немцев есть.

Губернатор говорит, что сырье нужно для работы. Я не думаю, что оно обеспечивает работу. Полагаю, что просто складируется рядом с отходами обогащения урана. Среди своих отходов вполне легко замаскировать отходы иностранные", – представил свою версию Ожаровский.

По предварительным оценкам, из 12 тысяч тонн сырья на выходе только 1 тысяча может быть конкурентоспособна и продана на рынке, а 11 тысяч тонн останутся в Новоуральске, став многолетним обременением. Но это при условии, что "урановые хвосты", которые отправляет Urenco, вообще пригодны для обогащения. В этом, кстати, тоже есть сомнения.

"Сейчас Росатом говорит, что ОГФУ может пригодиться в будущем, после 2050 года и позднее. Но мы задаем простой вопрос – а что вы будете делать с имеющимися 1,2 миллиона тонн накопленных на четырех предприятиях в России (кроме Новоуральска "хвосты" хранятся в Северске, Зеленогорске, Ангарске – прим. ред.), если этого по каким-либо причинам не произойдет? Перевод в менее опасную для хранения химическую форму – это тоже расходы", – подчеркивает Рашид Алимов.


Фото: сайт Greenpeace

Пока что официальные лица продолжают твердить о полезном и важном сырье. А экологи моделируют возможные угрозы. В этом, кстати, им помогает сам Росатом. В Концепции обращения с ОГФУ, принятой госкорпорацией в 2001 году, утверждается о потенциальной экологической опасности хранения вещества на открытых площадках, а также о сотнях случаев самопроизвольного нарушения герметичности емкостей.

"Уралинформбюро" направило в пресс-службу Уральского электрохимического комбината запрос с просьбой уточнить обстоятельства поставок ОГФУ в регион.

Артем ПЕТРОВ