СУБР открестился от отравления свердловских рек

Фото: Константин Возьмитель

УГМК осталась одна.

Отвалы Североуральского бокситового рудника (СУБРа) не причастны к загрязнению рек на севере Свердловской области. Горная порода, извлеченная из шахт в том числе в советский период не является источником загрязнения. Об этом заявили в пресс-службе СУБРа, опровергнув прозвучавшие в ряде СМИ обвинения, передает "Уралинформбюро".

Компания ссылается на заключение ассоциации "Экология и медицина", согласно которому отвалы породы относятся к экологически безопасным и нетоксичным. "Также Министерством природных ресурсов РФ было произведено биотестирование водной вытяжки, подтвердившее, что отвалы Краснооктябрьских, Горностаевских, Тошемских, Ивдельских карьеров являются нетоксичными", - отмечают в пресс-службе СУБРа.

По данным министерства природных ресурсов Свердловской области, указанные отвалы и терриконы СУБРа были соответствующим образом рекультивированы и сняты с учета. Кроме того, отмечают на предприятии, отвалы породы расположены гораздо ниже по течению рек либо в совершенно другом водосборном бассейне.

"Исходя из вышеизложенного, отвалы предприятия не являются и в силу своих свойств не могут являться источниками заражения и загрязнения окружающей среды", - подчеркивают в пресс-службе СУБРа.

Скандал, связанный с отравлением рек на Северном Урале, развернулся в начале сентября. По оценкам экспертов, 13 рек оказались загрязнены тяжелыми металлами и кислотами в результате разработки месторождений медно-цинковых руд компанией "Святогор", принадлежащей УГМК. "Медники" сначала отрицали причастность к ЧП, однако под давлением общественности признали экологическую катастрофу на севере региона.

В октябре федеральные инспекторы обнаружили большие площади погибшего леса. Мертвая растительность зафиксирована вдоль рек Тамшер и Ольховка, берущих начало от карьера предприятия. Суммарная площадь поврежденных участков - 152 гектара. По мнению инспекторов, состояние леса указывает на серьезное загрязнение почв.

Ещё в сюжете: "Медный" след в экологии Урала