время УрФО: 23:39, 16 мая 2022 год  
УралИнформБюро
Информационное агентство основано в 2000 году
 
  Ренова стройгрупп Главная / Ренова / От первого лица / 2007 / ВИКТОР МАСЛАКОВ: "Мнение бизнеса. Разговор профессионалов"  
 
КОРТРОС
Проект "Академический"
Официально
Новости
От первого лица
2008
2007
АЛЕКСАНДР ЛАПТЕВ: "Ренова-СтройГруп" раскрывает секреты нового жилого района Екатеринбурга"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Проекты КОТ – универсальная идеология развития городов"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Екатеринополис"
ВАЛЕРИЙ ЖАРКОВ: "Кто строит – тот живет"
СТАНИСЛАВ ПРИДВИЖКИН: "От идеи к реализации"
ВИКТОР МАСЛАКОВ: "Мнение бизнеса. Разговор профессионалов"
ЕВГЕНИЙ КРАСИКОВ: "Развитие и движение России вперед невозможно без сохранения исторического наследия"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Мы никому не собираемся предоставлять преференции"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Олигархическая реновация "
Аналитика
Фотогалерея




10.07.2007

Беседу вели: Генеральный директор ЗАО «Ренова-СтройГруп» Маслаков Виктор Викторович и первый заместитель генерального директора ООО «НИиПИ экологии города» Курбатова Анна Сергеевна.

Маслаков В.В.:У любого проекта существуют как объективные, так и субъективные причины возникновения. Исторически сложилось так, что группа «Ренова» присутствует в Свердловской области давно, с начала структурных изменений в экономике нашей страны. В этой связи очень хорошо понимает и структуру власти, и экономику региона, т.е. и политическую и экономическую составляющие его жизни. Поэтому было понятно и логично, когда четыре года назад губернатор Эдуард Россель предложил нам начать жилищное строительство. Предложение поступило как раз в то время, когда группа компаний «Ренова» начала диверсифицировать свою экономику. Мы не думали тогда, что эти проекты будут комплексными и системными, просто было желание построить какой-то объем жилья в векторе развития города и тем самым заработать деньги. Когда стали уже вплотную заниматься проектом, первоначальный замысел начал меняться и развиваться. Сначала обсуждали строительство 650 тысяч квадратных метров жилья. Потом, изучив ситуацию детальнее, посчитали и поняли, что старые модели расчетов экономической эффективности строительства неверны. Мы учли вектор экономического развития города и вышли на 1 миллион 700 тысяч квадратных метров. А когда посмотрели на всю территорию будущего строительства, поняли: за счет намечаемой нами стройки будет идти капитализация расположенных вокруг нее земельных участков и мы сами будем создавать площадки для конкурентов. Тогда группа приняла решение выкупить всю землю, пригодную под строительство, и сформировать единый проект - образовать комплекс со своей территорией. Вот так постепенно выкристаллизовалась идея столь масштабного проекта.
Курбатова А.С.: Сколько лет вам понадобилось, чтобы осознать этот масштаб?
Маслаков В.В.: Два года.
Курбатова А.С.: Основной движущей силой осознания была экономика?
Маслаков В.В.: Сначала речь действительно шла просто об экономике. Потом мы пришли к пониманию, что есть более глубокий эффект строительства, который позволит нам как раз за счет создания комплексности проекта получить больший доход. И тогда проект изменился - он стал не спекулятивным и менее доходным, потому что если мы бы зашли на строительный рынок города в 2004-2006 годах, то получили денег больше. Но акционеры изначально на это не пошли, а посчитали, что эффективнее создать бизнес на срок 15-20 лет, и тем самым сформировалась собственно стоимость бизнеса. Сегодня основная проблема строительства в регионах такова: практически ни у кого нет программы развития на срок более 5 лет. Связано это с тем, что построение бизнеса осуществляется практически только из расчетов объемов денежных потоков от продаж возводимых объектов. У нас же в этом проекте идет постройка бизнеса. У акционеров была задача - создать действующий бизнес, который можно всегда развивать, закладывать, продавать, но - как бизнес, повторюсь: не как объект, а именно как бизнес.
Курбатова А.С.: Другие регионы для реализации подобных проектов не рассматривались по той причине, что именно в Свердловской области ваша компания имела хорошие позиции?
Маслаков В.В.: Да, мы имели базу. И как раз получили оптимальное сочетание условий: во-первых, наличие свободного земельного участка, во-вторых, желание властей изменить ситуацию в старопромышленном городе Екатеринбурге, в-третьих, желание капитала заработать на этом деньги, но при этом заработать не спекулятивным образом, а на долгосрочной основе со всеми плюсами и минусами.
КурбатоваБеседу вели: Генеральный директор ЗАО «Ренова-СтройГруп» Маслаков Виктор Викторович и первый заместитель генерального директора ООО «НИиПИ экологии города» Курбатова Анна Сергеевна.
Маслаков В.В.: У любого проекта существуют как объективные, так и субъективные причины возникновения. Исторически сложилось так, что группа «Ренова» присутствует в Свердловской области давно, с начала структурных изменений в экономике нашей страны. В этой связи очень хорошо понимает и структуру власти, и экономику региона, т.е. и политическую и экономическую составляющие его жизни. Поэтому было понятно и логично, когда четыре года назад губернатор Эдуард Россель предложил нам начать жилищное строительство. Предложение поступило как раз в то время, когда группа компаний «Ренова» начала диверсифицировать свою экономику. Мы не думали тогда, что эти проекты будут комплексными и системными, просто было желание построить какой-то объем жилья в векторе развития города и тем самым заработать деньги. Когда стали уже вплотную заниматься проектом, первоначальный замысел начал меняться и развиваться. Сначала обсуждали строительство 650 тысяч квадратных метров жилья. Потом, изучив ситуацию детальнее, посчитали и поняли, что старые модели расчетов экономической эффективности строительства неверны. Мы учли вектор экономического развития города и вышли на 1 миллион 700 тысяч квадратных метров. А когда посмотрели на всю территорию будущего строительства, поняли: за счет намечаемой нами стройки будет идти капитализация расположенных вокруг нее земельных участков и мы сами будем создавать площадки для конкурентов. Тогда группа приняла решение выкупить всю землю, пригодную под строительство, и сформировать единый проект - образовать комплекс со своей территорией. Вот так постепенно выкристаллизовалась идея столь масштабного проекта.
Курбатова А.С.: Сколько лет вам понадобилось, чтобы осознать этот масштаб?
Маслаков В.В.: Два года.
Курбатова А.С.: Основной движущей силой осознания была экономика?
Маслаков В.В.: Сначала речь действительно шла просто об экономике. Потом мы пришли к пониманию, что есть более глубокий эффект строительства, который позволит нам как раз за счет создания комплексности проекта получить больший доход. И тогда проект изменился - он стал не спекулятивным и менее доходным, потому что если мы бы зашли на строительный рынок города в 2004-2006 годах, то получили денег больше. Но акционеры изначально на это не пошли, а посчитали, что эффективнее создать бизнес на срок 15-20 лет, и тем самым сформировалась собственно стоимость бизнеса. Сегодня основная проблема строительства в регионах такова: практически ни у кого нет программы развития на срок более 5 лет. Связано это с тем, что построение бизнеса осуществляется практически только из расчетов объемов денежных потоков от продаж возводимых объектов. У нас же в этом проекте идет постройка бизнеса. У акционеров была задача - создать действующий бизнес, который можно всегда развивать, закладывать, продавать, но - как бизнес, повторюсь: не как объект, а именно как бизнес.
Курбатова А.С.: Другие регионы для реализации подобных проектов не рассматривались по той причине, что именно в Свердловской области ваша компания имела хорошие позиции?
Маслаков В.В.: Да, мы имели базу. И как раз получили оптимальное сочетание условий: во-первых, наличие свободного земельного участка, во-вторых, желание властей изменить ситуацию в старопромышленном городе Екатеринбурге, в-третьих, желание капитала заработать на этом деньги, но при этом заработать не спекулятивным образом, а на долгосрочной основе со всеми плюсами и минусами.
Курбатова А.С.: А теперь, уже с позиции осмысления ситуации, в которой пришлось поработать, как Вы можете оценить перспективность найденного способа развития строительного бизнеса в городах России?
Маслаков В.В.: Хотел бы обратить внимание на еще одну причину выхода на такую идеологию строительства. У нас, в «Ренова-СтройГруп», команда сформирована из специалистов практически всех направлений, необходимых для развития подобных градостроительных проектов. Есть урбанисты, экономисты, социологи, то есть те специалисты, которые могут обоснованно и аргументировано подсказать, в какую строну и в какой форме должен развиваться город. В таких проектах, на мой взгляд, вопрос команды - ключевой.
Курбатова А.С.: И возглавили команду Вы, специалист в области...?Маслаков В.В. Так получилось, что я в 2000-2001 годах возглавлял Комитет по экономике администрации Екатеринбурга и как раз занимался разработкой Стратегического плана развития города, который и лег в основу Генплана города Екатеринбурга.
Курбатова А.С.: Известно, что «Ренова» вкладывает свои ресурсы в регионы, где имеет «точки развития». Насколько Екатеринбург представляется Вам экономически перспективным регионом для России?
Маслаков В.В.: Когда мы говорим о том, что необходимо зарабатывать деньги, конечно, для нас приоритетными являются те регионы, где уже на сегодня сформировалась экономика, есть соответствующие накопления у населения и где четко прослеживается заработок. Но также мы пришли к пониманию, что надо идти и в те регионы, где уже есть положительный денежный поток и где хорошие накопления. В регионы так называемого «второго эшелона», то есть те, что развиваются с некоторым опозданием, но имеют неплохую перспективу. К таким регионам мы относим Калугу, Иркутск, Ярославль, Волгоград и т.д.
Масштабы нашего бизнеса позволят развиваться компании и дальше в разных экономических условиях.
Курбатова А.С.: На Сочи не смотрите?
Маслаков В.В.: На Сочи смотрим, но там сегодня и так очень много предложений. Устраивать толкотню на ограниченном рынке земли - только провоцировать спекуляцию землей. Поэтому мы стараемся не идти в такие проекты. Мы присутствуем в Краснодаре и разрабатываем программу по Краснодарскому краю, а к Сочи присматриваемся, не более того.
Курбатова А.С.: «Академический» район - это самый крупный из Ваших проектов. Есть ли ему подобные в других регионах России?
Маслаков В.В.: Да, у нас есть второй проект, о котором мы много не говорим, но который уже известен в узкой профессиональной среде - проект «Солнечная долина» в городе Челябинске. В рамках этого проекта планируется строительство города-спутника на более чем 100 тысяч населения, возведение порядка 3,5 миллиона квадратных метров жилья. Приступили к его реализации мы в прошлом году и планируем закончить в 2022 году. Кроме того, сейчас смотрим на Пермь и Иркутск. Здесь стоит вернуться к первому вопросу. Ключевой в начале проекта является, конечно, позиция властей: они должны к новому строительству относиться не как к бизнесу в чистом виде. Поясню, что я имею в виду. У нас раньше, да и сегодня в основном строят исходя из экономических расчетов на короткую перспективу, быстрые деньги, а значит, с условием минимума затрат на стадии освоения участка. Власти же, особенно муниципальные, начинают выставлять требования по вложениям средств в развитие города: на сети, на дороги и т.д. В результате складывается конфликтная ситуация. Совсем другая картина, когда мы говорим о долгосрочных программах развития территории за счет проектов ее комплексного освоения. Деньги здесь не быстрые, спекулятивность сведена к минимуму. Период окупаемости вложений составляет примерно от 5 до 7 лет, но именно тогда становится возможным решить все проблемы на территории. И вот здесь без адекватной позиции властей заходить в регион не имеет смысла. Если мы понимаем, что власти нас не ждут или у них не тот настрой, мы даже не рассматриваем варианты захода. Без правильного понимания ситуации властью начинается спекуляция землей в чистом виде. Мы этого не хотим. Дело в том, что в масштабных проектах комплексного освоения территории уже на первом этапе нас ждут большие затраты в инженерную инфраструктуру, поэтому логично, что мы хотим вкладывать в землю минимум. Мы выбираем такие города, как Иркутск, Калуга, Волгоград, только потому, что власти нас зовут, они сами хотят развивать предложенный нами сценарий. В названных регионах востребован наш опыт, наша компетенция. И еще важно, что в этих регионах мы не просто занимаемся строительством какого-то жилого квартала, а практически меняем вектор развития города.
Курбатова А.С.: А почему требуется поменять вектор развития города?
Маслаков В.В.: Причины, я думаю, очевидны: из-за длительного периода пребывания в режиме советской экономики города, которым больше 50 лет, можно рассматривать как старопромышленные. В них наличествует ряд схожих проблем. Это, например, сверхавтомобилизация, отсутствие организованных публичных мест - там, где горожане будут проводить свободное время. К слову сказать, баланс трудового времени сегодня уже изменился. В среднем по России двадцать лет назад у одного человека трудоспособного возраста было занято работой 2100 часов в год, а теперь - 1800. Люди стали тратить на себя на 300 часов в год больше. А это, в свою очередь, означает, что появилась потребность в новых местах проведения свободного времени. Третья проблема - изношенность инженерных сетей, четвертая - износ жилого фонда. И возникает вопрос: как ситуацию поменять? Есть два пути: или комплексная реконструкция «старой» территории, или комплексное освоение «новой». Реконструкция предполагает снос, а значит, затраты по комплексной реконструкции намного больше, чем при комплексном освоении. Вот Вам и ответ на вопрос, почему власти заинтересованы в таких проектах.
Курбатова А.С.: А можно ли сказать, что после строительства «Академического» «старый» Екатеринбург перестанет быть местом активного проживания и там останется только промышленность?
Маслаков В.В.: Екатеринбург в чистом виде никогда не был промышленным городом. Мы называем его старопромышленным потому, что история возникновения города началась с возникновения завода и Екатеринбург был городом-заводом. Но уже в 1991 году в промышленности было занято всего 140 тысяч человек из 700 тысяч трудоспособного населения. Таким образом, для города промышленность была ключевой, но не единственной отраслью экономики. Поэтому, когда мы говорим, что будет новый район - «Академический», конечно, предполагаем, что он поменяет картину занятости населения, но не принципиально. Мы основываемся в своих расчетах на планируемом росте численности населения Екатеринбурга на 120 тысяч человек, причем в основном за счет мигрантов.
Курбатова А.С.: Но при комплексном освоении новых территорий реконструкция старого города - по-прежнему острая проблема, просто отложенная на некоторое время?
Маслаков В.В.: Не совсем. Создание проекта «Академический» приведет к снижению нагрузки на существующие сети, жилой фонд, транспортную сеть, общественные пространства. А это, в свою очередь, приведет к тому, что масштабная реконструкция может и не понадобиться, можно будет ограничиться капремонтом зданий; сети можно перекладывать в режиме текущего ремонта; дороги можно не расширять. Снижение нагрузки на старый город приведет к расширению возможностей для маневра.
Курбатова А.С.: Есть ли в Екатеринбурге местные градостроительные нормы?
Маслаков В.В.: Региональных нормативов нет, есть старые, общефедеральные. Сейчас как раз мы обратились в правительство РФ с просьбой применять в Екатеринбурге не федеральные нормативы, а московские.
Курбатова А.С.: А не лучше ли создать свои?
Маслаков В.В.: По существующей технологии принятие нормативов - работа на год или больше, а этого времени нет даже у нас.
Курбатова А.С.: Но тогда, проектируя новую среду, не лучше ли вообще дать себе свободу от действующих градостроительных нормативов? Например, в Куркино удалось создать комфортную среду за счет того, что район получил статус экспериментального и нам разрешили проектировать не по московским городским строительным нормам...
Маслаков В.В.: Нас устраивают московские нормативы, потому что Екатеринбург даже более плотно застроенный город, чем Москва. Это самый урбанизированный по плотности индустриальный город России.
Курбатова А.С.: Если Вы будете пользоваться московским нормативами, придется создавать дворы, в которых дети не смогут гулять, они станут неким проходным пространством, в котором стоят машины. Мне кажется разумнее идти по европейскому пути - уплотненной селитебной средне- и низкоэтажной застройки и создания на «высвободившихся» за счет этого приема территориях, больших полноценных рекреационных пространств. Нашим институтом даже подсчитано, сколько «Гайд-парков» потеряно в Москве за счет проектирования дворовых территорий по действующим нормативам.
Маслаков В.В.: У нас в проекте заранее запланирован большой парк длиной 2 тысячи 300 метров и шириной 700 метров, по которому будет проходить пешеходная зона, с малыми объектами торговли. Кроме того, предусмотрены пешеходные зоны и в жилой застройке. Думаю, что будущим жителям этого пространства хватит. Хотя у нас есть возможность над этим вопросом еще подумать.
Курбатова А.С.: Почему «Академический» представляется компанией именно как новый тип города? Что в этом новом «старого» (пройденный этап градостроительства), а что «нового» (принципиально не известного еще на российском строительном поприще)?
Маслаков В.В.: Дело в том, что в нем будут применены совершенно новые технологии. Во- первых, современные технологии и оборудование по источникам электро- и теплоснабжения.
Курбатова А.С.: Вами планируется система автономного теплоснабжения?
Маслаков В.В.: Нет, централизованное - две ТЭЦ по 300 мегаватт каждая. Мы не пошли на применение встроенных газовых котельных потому, что механизм их согласования сегодня сильно усложнился. Каждая газовая котельная на любом доме согласуется через Газпром: чтобы получить согласование котельной на дом, надо пройти все уровни от муниципального до федерального. Экономического смысла в этом никакого нет, поэтому мы от этого ушли и пошли по пути создания централизованных ТЭЦ.
Курбатова А.С.: А мы в Куркино пошли по пути автономного теплоснабжения и сильно выиграли на сетях. В результате высвободилось большое количество площадей, которые бы могли быть заняты техническими зонами сетей. Кроме того, при таком подходе экономятся газовые ресурсы и как следствие - снижаются объемы выбросов.
Маслаков В.В.: Все правильно, но в наших условиях проще получить лимиты на две ТЭЦ, чем лимиты на каждую котельную на каждом доме. Вы не забывайте, что сейчас заметно ухудшается ситуация по энергоносителям и получать лимиты на каждую из 300 котельных нереально. Мы перешли на трубы из стеклопластика и это меняет ситуацию с сетями. Стеклопластик более долговечный материал, а значит, будет возможность реже ремонтировать такие сети, а следовательно, и меньше копать и «травмировать» улицы. Второй для нас принципиальный момент. Мы несколько по-другому подошли к транспортной схеме. Так, нашим проектом предусмотрены скоростной трамвай и оригинальная схема движения автомобилей, разработанная исходя из экономичности отсутствия перекрестного движения; кроме того, вводится новая идеология парковки машин. Новое заключается и в том, что проектом намечено создание «народных мест». Мы специально пошли на создание таких объектов, где можно проводить так называемую социализацию горожан. В старом Екатеринбурге таких мест никогда не было и уже не будет, так как все пространство уже занято. Что еще принципиально будет отличать «новый город» - так это качество среды обитания по экологическим параметрам. Весь район пронизан зелеными коридорами в рамках идеологии вхождения леса в город. Каждый квартал одной стороной будет выходить на пешеходную парковую зону и можно будет, не переходя дорогу, двигаться по городу через зеленые пространства.
Курбатова А.С.: А люди со своими старыми привычками смогут пользоваться новым городом?
Маслаков В.В.: А почему нет?
Курбатова А.С.: Я думаю, что множество наших проблем, например транспортная, возникают в основном из-за человеческого фактора. Например, пробки на дорогах чаще всего образуются в связи с тем, что кто-то нарушает правила вождения.
Маслаков В.В.: Мне кажется, что здесь главная причина не в культуре вождения, а в количестве машин.
Курбатова А.С.: Но где еще, кроме как у нас, ездят по обочинам?
Маслаков В.В.: И это тоже, конечно, сказывается, но по обочине спокойно и без проблем ездят в Америке. Правда, и пробки там тоже есть. Главный инструмент решения транспортной проблемы - создание принципиально новой схемы движения, например, как в Вене. Там сегодня такие показатели: 360 тысяч машин на 1 миллион 300 тысяч населения, а пробок в принципе нет. Возьмем Екатеринбург - 200 тысяч машин на 1 миллион 300 тысяч населения, в пробках автомобили стоят по 30-40 минут ежедневно.
Курбатова А.С.: Расскажите, пожалуйста, о самой застройке.
Маслаков В.В.: Наша цель построить так называемые экологичные дома. По этому мы ужесточаем требования к стандарту конструктивных решений самих зданий, требования по шумам, по теплоизоляции, применяемым материалам (мы применяем в основном безопасные природные материалы). Крыши наших домов будут пригодны для посадки зеленых насаждений, а фасады комфортные с точки зрения визуального восприятия.
Курбатова А.С.: А что нового в планировке района?
Маслаков В.В.: Идеология района, заложенная в генплан Екатеринбурга, предусматривала, что он будет в чистом виде спальный, с несколькими небольшими торговыми центрами, школой и минимумом транспорта. Он предусматривался только для того, чтобы доставлять людей из центра города до района, внутрирайонный транспорт вообще не предполагался. Просчитав экономику строительства, мы поняли, что не вписываемся в экономику земельных отношений и пришли к выводу что проектировать нужно по-другому. Во-первых, эту территорию нужно проектировать не как спальный, а как самодостаточный район со своим ядром. Во-вторых, делать из него не просто место для проживания, но и для работы. Создавать рабочие места - компании, которые будут работать на экспорт для «зарабатывания» денег для района. Что нам пришлось для этого сделать: мы отошли от утвержденного генплана, заново разработали градостроительную концепцию, прошли общественные слушания. В итоге получился район, который фактически является городом-спутником с четко выраженными чертами административного поселения. Кстати, аналогичная идеология применена нами в Челябинске и создаваемый там район станет уже полноценным городом-спутником.
Курбатова А.С.: Проводили ли Вы специальные исследования потребительских интересов будущих жителей «Академического»?
Маслаков В.В.: Для нас оказалось удивительным, что самое главное для жителей Екатеринбурга - это наличие и доступность социальных объектов (школ, больниц). На втором месте - социальный статус среды обитания, то есть с кем они будут рядом жить. А экология заняла только четвертое место, хотя мы были уверены, что этот «параметр» будет лидировать. Содержание экологической проблемы нас тоже удивило. Мы думали, что ключевой проблемой будет качество воздуха, а люди на первое место поставили качество воды.
Курбатова А.С.: Ее качество и наличие в ландшафте?
Маслаков В.В.: Нет, качество питьевой воды
Курбатова А.С.: А что, в Екатеринбурге плохая питьевая вода?
Маслаков В.В.: Она не то что бы плохая, просто потребитель из всех параметров качество воды поставил на первое место. Может быть, пресса создала такую озабоченность. И еще что оказалось интересным - люди хотят жить в домах до пяти этажей. Но в то же время, когда предлагается выбор: жить в 5-этажном или 17-этажном, квартира в котором куплена за меньшие деньги, жители выбирают второй вариант. Для горожан цена является основополагающей при выборе жилья.
Курбатова А.С.: Что людей не устраивает в градостроительных решениях «старого» города? Что они хотели бы видеть в новом городе?
Маслаков В.В.: В старом Екатеринбурге людей не устраивает плотность застройки, и речь здесь идет, как ни странно, о визуальном комфорте городской среды. Когда мы разработали свой проект, у нас плотность застройки тоже оказалась не маленькая, но использование нами фасадных материалов, позволяющих визуально расширять горизонт, должно решить эту проблему.
Курбатова А.С.: Это материалы с отражением?
Маслаков В.В.: У нас запланировано использование и элементов отражения, и различных цветовых решений, позволяющих создавать перспективу и объем.
Курбатова А.С.: Для новой среды нужен «новый образ жизни».
Маслаков В.В.: Да, Вы правы, у нас это будет одним из основных аргументов при определении преимущества жизни в новом районе, в новых домах. Когда мы разрабатывали его концепцию, то рассматривали три сценария. Первый консервативный: создать район для старого образа жизни, который полностью копирует то, что есть, и не настраивает людей на новый лад. Другой сценарий - мы обсуждали и анализировали стиль хай-тек, т.е. суперсовременные здания из стекла и бетона. В результате анализа поняли, что в этой концепции мы потеряем покупателя, потому что люди боятся жить в таких домах. Третий сценарий, который мы и выбрали, это умеренность, когда современные решения вводятся эволюционным путем без ломки сознания. Можно его назвать умеренно консервативным стилем, который предполагает интеграцию техногенных объектов в природный ландшафт. В тех местах, где природный ландшафт отсутствует, но концептуально необходим, мы его будем воссоздавать. Так появились зеленые улицы, использование воды через систему каналов. В нашем районе не будет старого образа жизни, но не будет и революционно нового, будет какой-то третий - эволюционный.
Курбатова А.С.: Ваши экономические расчеты не распространяются на стадию эксплуатации?
Маслаков В.В.: Мы, конечно же, просчитываем этот вопрос. Проект огромный, комплексный и в Европе такие работы проводятся пять лет. Эти годы уходят на разработку идеологии, просчет сетей, экономики и так далее. У нас такого количества времени нет, поэтому многие расчеты ведутся параллельно.
Курбатова А.С.: А эксплуатирующая компания будет ваша?
Маслаков В.В.: Да, мы считаем, что это наша прямая обязанность, потому что этот район нужно доводить до совершенства и глупо бы было, построив первый квартал, второй, третий, через пять лет, перейдя к девятому, десятому потерять за это время первый.
Курбатова А.С.:Какие изменения законодательной и нормативной базы требуются, для того чтобы реализовать проект «нового» города и эксплуатировать его?
Маслаков В.В.: Сегодня все нормативно-правовые механизмы в строительстве рассчитаны на текущую ситуацию. Все механизмы поддержки направлены на локальную застройку. С переходом на комплексное освоение территории ситуация резко изменилась и нам в процессе создания проекта приходилось буквально с колес лоббировать изменения в законах, нормативных актах правительства РФ. Эта работа еще не закончена. На наш взгляд, изменения в нормативной базе должны касаться в первую очередь сферы земельных и имущественных отношений, а также сферы природопользования. Одна из главных проблем, тех, что мы пока не можем решить - участие государства своими финансовыми ресурсами в проектах комплексного развития территории, в развитии города. В муниципалитетах таких денег нет просто по определению, они не закладываются в их бюджет, а значит, должна участвовать своими деньгами Федерация. А Федерация смотрит на проблему развития территории так: есть существующие механизмы финансирования - давайте их максимально использовать. Но, зная эти механизмы, понимаешь, что они опять же предусмотрены только под решение задач локальной застройки. Простой пример: в этом году Федерация выделила 3,5 миллиарда рублей на строительство дорог под комплексное освоение территории в малоэтажной и многоэтажной застройке. Что такое 3,5 миллиарда рублей в масштабах страны на новые проекты, думаю, объяснять не приходится. Наше предложение - сделать приоритет в приоритете. Это означало бы следующее: все деньги федеральной программы собираются под конкретные объекты, программы развития спорта, программы развития образования, программы развития культуры и т.д. Почему бы не сосредоточиться на пяти, шести, десяти объектах и не сформировать приоритеты, тем самым заставить деньги работать целенаправленно для достижения конкретного результата. Наши предложения находятся пока в стадии решения, обсуждений.
Курбатова А.С.: Сколько вариантов площадок для строительства «нового города» Вы рассмотрели и почему остановились именно на этой?
Маслаков В.В.: У каждого города есть свои векторы развития, которые определяются объективными и субъективными факторами. Объективные факторы - это физические данные: роза ветров, ландшафт, геология участка, гидрогеология, состав почв и т.д. А немаловажный субъективный фактор - желание потребителей жить в определенном месте, на определенной территории. В Екатеринбурге сошлось несколько показателей. Первый - географическое направление развития городской застройки. Юго-западное направление, где запроектирован район - одно из лучших, престижных направлений. Кроме того, сегодня развитие Екатеринбурга идет в северо-восточном и юго-западном направлениях, мы и здесь попали в вектор. Второй момент - размерность. Это оказалась самая большая площадка из возможных - порядка 1 тысячи 300 гектаров свободных от застройки площадей, окаймленных лесопарками еще на 1 тысячу 200 гектаров, то есть фактически это район в 2 тысячи 500 гектаров. И до центра города езды - минут 20. Вышеназванные факторы и масса других показателей в совокупности позволили нам выбрать именно эту площадку. Нужно сказать, что выбор у нас был ограничен. Ведь в любых городах под комплексное освоение территории выбор крайне мал - всего одна-две площадки.
Курбатова А.С.: Многие красивые градостроительные решения разбивались о камни эксплуатации. Как предлагаемая Вашим проектом система озеленения учитывает проблемы, возникающие при эксплуатации озелененных территорий, особенно зимой?
Маслаков В.В.: Да, мы уже сегодня думаем над этой проблемой Говоря об эксплуатации общегородских рекреационных зон, нужно рассматривать их как территории, имеющие возможность приносить доход. Нужно делать не просто парк, а парк с пешеходно-торговой зоной. Это даст возможность получать средства и на развитие, и на эксплуатацию территории. Мы взяли в аренду лесопарки, для того чтобы их благоустроить, а в дальнейшем будет создаваться система ТСЖ по домам, им будут отдаваться в аренду прилегающие уже благоустроенные нами территории, чтобы товарищества могли использовать их в своих целях и, имея доход, вкладывать средства в их эксплуатацию. А как мы будем чистить дороги зимой? Ответ на это вопрос очень важен, потому что самая большая экологическая загрязненность в Екатеринбурге сегодня - от машин. Для очистки улиц мы будем применять специальный реагент.
Курбатова А.С.: Как в Москве?
Маслаков В.В.: В Москве, конечно, опыт интересный и Екатеринбург думает о том, что его надо перенять, но больше мы смотрим все-таки на опыт Осло и Стокгольма, хотя Москва среди российских городов является самым продвинутым по очистке улиц. В Екатеринбурге же ситуация пока не лучшая. Для очистки улиц используется отсев в объеме 6 тысяч тонн в год. А что такое 6 тысяч тонн отсева? Это пыль, которая весной оседает в легких горожан, в квартирах и так далее.
Курбатова А.С.: Есть ли у Вас разработанная для проекта «Академический» система критериев оценки качества городской среды или Вы пользуетесь уже какими-то существующими?
Маслаков В.В.: Мы используем известные критерии, такие, как нагрузка на дороги по числу автомобилей, нагрузка по шумам, нагрузка по загрязнениям, доступность пешеходных зон и т.д.
Курбатова А.С.: А сами Вы где живете?
Маслаков В.В.: И в Москве, и в Екатеринбурге. Но вообще больше «в самолете», ведь у нашей компании проектов много - Московская область, Краснодар, Челябинск, Екатеринбург....
Курбатова А.С.: А с Вашей точки зрения, какой город в мире наиболее комфортный?
Маслаков В.В.: Вена. На мой взгляд, это наиболее комфортный город, наиболее соразмерный жителям.
Курбатова А.С.: В экологическом плане от чего Вы больше всего страдаете в Москве?
Маслаков В.В.: В Москве очень сложно передвигаться на машине. Проблема транспорта - основная в Москве. Машины в пробках стоят на холостом ходу часами. А в Европе нонсенс, если машина работает более 3-5 минут на холостом ходу. К вам подойдут и попросят ее заглушить. Это повсеместное явление.
Курбатова А.С.: А воду Вы какую пьете? Из бутылок?
Маслаков В.В.: Из бутылок. Только из бутылок.
Курбатова А.С.: Вы бы пересели на машину с электродвигателем?
Маслаков В.В.: Более того, собираюсь. В будущем году я планирую поменять машину на автомобиль с гибридным двигателем. Он более экономичный в потреблении бензина и более экологичный.
 

Информационное агентство "УралИнформБюро".

Зарегистрировано Роскомнадзором

(свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ФС77-46990 от 18.10.2011 г.)

Правила использования материалов ИА "Уралинформбюро" изложены в разделе «О нас».

Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро".

Телефон службы выпуска: (343) 282-98-22

Для лиц старше 18 лет
 

Создание сайта
Продвижение сайта
«Сумма технологий»