время УрФО: 21:09, 28 ноября 2022 год  
УралИнформБюро
Информационное агентство основано в 2000 году
 
  Ренова стройгрупп Главная / Ренова / От первого лица / 2007 / ЕВГЕНИЙ КРАСИКОВ: "Развитие и движение России вперед невозможно без сохранения исторического наследия"  
 
КОРТРОС
Проект "Академический"
Официально
Новости
От первого лица
2008
2007
АЛЕКСАНДР ЛАПТЕВ: "Ренова-СтройГруп" раскрывает секреты нового жилого района Екатеринбурга"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Проекты КОТ – универсальная идеология развития городов"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Екатеринополис"
ВАЛЕРИЙ ЖАРКОВ: "Кто строит – тот живет"
СТАНИСЛАВ ПРИДВИЖКИН: "От идеи к реализации"
ВИКТОР МАСЛАКОВ: "Мнение бизнеса. Разговор профессионалов"
ЕВГЕНИЙ КРАСИКОВ: "Развитие и движение России вперед невозможно без сохранения исторического наследия"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Мы никому не собираемся предоставлять преференции"
ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: "Олигархическая реновация "
Аналитика
Фотогалерея




14.06.2007

В этом году второй раз в России вручалась ежегодная Национальная Премия «Культурное Наследие». Тема 2007 года – «Архитектурное наследие России: сохранение, реставрация, возрождение». «Культурное Наследие» – это общественная награда, которой поощряются частные лица и коллективы регионов России. Акцент сделан на регионы, поскольку о реставрации небольшой сельской церкви или усадьбы в глубинке обычно знают единицы. А между тем, среди множества таких зданий есть немало архитектурных шедевров.
Как и в прошлом году, главным организатором премии стал Национальный Фонд «Возрождение русской усадьбы», а генеральным спонсором выступила компания «РЕНОВА-СтройГруп».
Премии вручались в номинациях «Хранитель», «Реставратор», «Владелец», «Доброхот», «Популяризация» и Специальная Премия.
Во время XII Российского Экономического Форума, который проходил в Екатеринбурге, «Апельсину» удалось выяснить подробности присуждения этой награды у директора Департамента общественных связей «РЕНОВА-СтройГруп» Евгения Красикова.


– В конкурсе на Премию «Культурное Наследие» приняли участие коллективы из 35 регионов страны. В прошлом году наибольшее количество заявок было из Калужской области, а в этом году откуда?
– По сравнению с прошлым годом значительно увеличилось количество участников, и расширилась их география. Центральная Россия, по понятным традиционным причинам, более активна – там находится большое количество старых усадеб, храмов. Но в этом году случился определенный перелом, и стали появляться удаленные от столицы регионы, которые раньше были представлены в меньшей степени. Отрадно, что среди этих 35 регионов, из которых жюри получило заявки, есть такие, например, как Пермь, Иркутск. Пермяки стали лауреатами и финалистами в двух номинациях. Первая номинация – «Доброхот» – тоже своего рода новшество. Она появилась только в этом году, и премия в ней вручается учителям и коллективам школ, которые со своими воспитанниками занимаются доброхотским движением, то есть оказывают помощь музеям, проводят реставрационные работы в исторических памятниках. Они, разумеется, не профессионалы, но в меру своих возможностей помогают взрослым поддерживать и сохранять исторические объекты. Здесь номинировались несколько российских школ, а победили школа №9 из Перми и московский лицей №1535. Кроме этого, в номинации «Владелец» победителями стали члены Попечительского совета фонда «Музей-усадьба Сведомских» из Пермского края. Надо сказать, что эта номинация является, скорее, знаком почета и признания заслуг. Победившим в ней не вручается денежная премия, потому что в данном случае награждаются люди, которые сами занимаются меценатством или являются владельцами, или арендаторами исторических объектов и прилагают усилия, чтобы их восстановить, вовлечь либо в хозяйственный оборот, либо в общественную деятельность, то есть превращают эти памятники, в места, которые используются и посещаются людьми.

– А из Екатеринбурга были какие-нибудь проекты?
– Из Екатеринбурга, к сожалению, не было победителей и номинантов, но надо понимать, что награждались победители по шести номинациям, и в каждой из них было три-четыре номинанта. А всего заявок было больше ста, так что жюри производило очень серьезный отбор.

– Но много ли у нас осталось архитектурных памятников?
– Екатеринбург, несомненно, обладает богатым архитектурным наследием. Притом, что в историческом масштабе это достаточно молодой город, тем не менее, у него есть большое количество интересных архитектурных объектов и памятников 18-19 веков. В то же время, и архитектурное сообщество это признает, в Екатеринбурге существуют очень интересные здания, которые представляют ценность для понимания архитектуры XX века, например, объекты в стиле конструктивизма. Поэтому я думаю, что Екатеринбургу и Свердловской области, в которой есть масса интереснейших объектов, есть, что показать, и регион должен активно участвовать в этой работе.

– Если возвращаться к конкурсу, какие номинации вызвали наибольший интерес у общественности?
– Жюри получило большое количество заявок во всех шести номинациях. В итоге в каждой из них в финал прошли четыре проекта, и двум из них вручались соответствующий приз: символ премии «Культурное Наследие» хрустальная колонна с золотым свитком и денежное вознаграждение в 150 тысяч рублей.
Очень интересно, что в этой премии присутствует такая номинация как «Популяризатор» – ею награждаются журналисты, которые в своей работе уделяют внимание именно этому вопросу – сохранению архитектурного наследия. Двое из них были отмечены в нынешнем году – это журналистка калужской ГТРК и журналист, работающий в печатных изданиях Севастополя.

– Какие объекты (усадьбы, церковное зодчество, деревянное зодчество) восстанавливают в большей мере? И почему – потому что более разрушенное или более дорогое, или власти в большей степени думают о сохранении наследия?
– Как показывает опыт этой Премии, выделить какое-то одно направление достаточно сложно. На самом деле наблюдается активность во всех сферах деятельности, связанной с охраной и восстановлением памятников. Например, премия «Хранитель» была вручена коллективу, который занимается не реставрацией, а сохранением старых сельских церквей. Пока что Русская Православная церковь не готова взять их под опеку, организовать приход, потому что в округе попросту нет людей, которые бы это приход посещали, но сами эти объекты достаточно интересны с точки зрения архитектуры, хоть и находятся в ужасном состоянии. Данный творческий коллектив, не имея средств для восстановления памятников, продлевает им жизнь, консервируя их. Например, если разрушена кровля, они делают конструкции, которые защищают здание от дождя и эрозии. То есть сохраняют их на будущее, замеляют старение и разрушение, в надежде, что ситуация изменится, эти территории станут неким центром притяжения, туда придут жить люди, либо у РПЦ появятся возможности взять памятники под свою опеку.
Что касается второго вопроса, относительно внимания власти, то это, безусловно, очень важный момент. Там, где власть занимается этим вопросом и поддерживает это направление, и результаты соответствующие. Например, в этом году большое количество лауреатов было из Тверской области. Ее губернатор Дмитрий Зеленин серьезно занимается этим направлением, поддерживает такую работу, и нашел время, чтобы лично присутствовать на торжественной церемонии и вручить одну из наград.

– А какова роль частного капитала в сохранении национального архитектурного наследия?
– Привлечение частного капитала – это одна из наиболее распространенных и цивилизованных форм сохранения наследия, и вот почему. Во-первых, частные компании могут выступать спонсорами, как было в случае с этой Премией, когда мы поддержали гражданские инициативы. Зачастую люди занимаются реставрацией памятников, их сохранением, что называется «за идею», но при этом они подходят к делу со всей душой, им, безусловно, нужно признание и поддержка, в том числе финансовая. Кроме того, частные компании берут на себя такую важную функцию как вовлечение памятников в оборот. Сегодня меняется законодательство, оно позволяет частным компаниям арендовать или покупать памятники архитектуры. Их реставрируют, но перепрофилируют, допустим, под офисное помещение. Сохраняются все его архитектурные особенности, а внутри перестраивается, современные технологии позволяют сделать это аккуратно.

– А делает ли что-нибудь еще «РЕНОВА-СтройГруп», чтобы поддерживать сохранение архитектурного наследия?
– Как вы знаете, стратегической линией компании являются масштабные проекты комплексного освоения территории. Однако в рамках работы сфере коммерческой недвижимости у нас есть несколько объектов по России, с которыми мы поступаем по тому принципу, о котором говорилось выше, – реставрируем памятники, размещаем в них офисные помещения и вовлекаем их в оборот. В Екатеринбурге у нас есть один практически законченный проект, второй находится в стадии подготовки всей необходимой документации и разработки проекта. Есть близкие проекты в Перми.

– В таком случае, что было вам интересно в поддержке Премии?
– Группа компаний «РЕНОВА» уделяет большое внимание социальным инициативам и развитию тех территорий, на которых она работает. Но развитие и движение вперед невозможно без сохранения исторического наследия. Базис для будущего развития формируется на знании своего прошлого и любви к нему. Этот принцип справедлив и для архитектуры, поэтому мы считаем такие инициативы важными и поддержали эту премию.

– И между тем, в больших городах практически не остается старой (дореволюционной) застройки, ее вытесняет новая, как же можно говорить о сохранении наследия? Например, тот же Питер под угрозой исключения из городов-памятников ЮНЕСКО.
– Коварный вопрос, я, наверное, не возьмусь комментировать эту ситуацию, поскольку детально не знаком с проектом и соответствующими заключениями. Я думаю, что везде должна быть золотая середина. По Петербургу сейчас идут бурные дискуссии и в обществе, и во власти, думаю, ситуация каким-то образом разрешится. Будем надеяться, что решаться она будет при активном участии специалистов, архитекторов, историков – профессионалов, которые способны выработать сбалансированное решение.

– А могут ли подобные конкурсы обратить внимание власти, общественности на проблему бережного отношения к архитектурному наследию, что вообще можно и нужно делать, чтобы этот вопрос был на виду?
– Нужно просто делать. Любое дело, которое является сложным и проблемным, к которому тяжело подступиться, надо начинать с малого. Поэтому и важны такие конкретные дела, которые поощряются в рамках премии «Культурное Наследие». А привлекать внимание власти и общественности – это тоже общая задача, но лучше всех справиться с ней способны журналисты, работники средств массовой информации. Если СМИ будут демонстрировать гражданскую зрелость, поддерживать подобные инициативы, с любовью относиться к истории своего края и пытаться донести до населения и власти глубину этих проблем, показывать пути их решения, то, думаю, можно добиться больших результатов.

Татьяна ЩЕЛКУНОВА, ИА Апельсин
 

Информационное агентство "УралИнформБюро".

Зарегистрировано Роскомнадзором

(свидетельство о регистрации средства массовой информации ИА № ФС77-46990 от 18.10.2011 г.)

Правила использования материалов ИА "Уралинформбюро" изложены в разделе «О нас».

Все права принадлежат ООО "УралИнформБюро".

Телефон службы выпуска: (343) 282-98-22

Для лиц старше 18 лет
 

Создание сайта
Продвижение сайта
«Сумма технологий»