"Ведут себя очень нагло": облсуд взялся за дело бывших оперов из Нижнего Тагила

Обвинявшихся в смертельном допросе.

26 апреля в Свердловском облсуде начали рассматривать апелляцию на приговор трех тагильских экс-полицейских, которых обвиняли в избиении до смерти задержанного Станислава Головко. Подробнее о процессе - в материале "Уралинформбюро".

Следует напомнить, что Ялунину, Быкову и Панову было предъявлено обвинение в том, что в сентябре 2017 года они избили до смерти подозреваемого в краже Станислава Головко. Следователи возбудили в отношении теперь уже бывших полицейских уголовное дело по двум статьям УК РФ: "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть" (ст.111 УК РФ) и "Превышение должностным полномочий" (ст.286 УК РФ).

Ленинский райсуд Нижнего Тагила в декабре 2018 года огласил приговор, неожиданно для всех оправдав экс-оперов по первой статье. Обвиняемые получили небольшие сроки - от 3 лет 2 месяцев до 3 лет 6 месяцев. Гособвинитель просил для них по 13 лет.

Сегодняшнее заседание началось с получасовым опозданием. Обвиняемые выступали по видеоконференцсвязи - Егор Ялунин и Анатолий Быков находятся в камышловском СИЗО-4, Дмитрий Панов - в тагильской ИК-13. До начала процесса они жизнерадостно обменивались новостями, смеялись, рассказывали, какие смотрят сериалы.

Они ведут себя очень нагло. Они уверены в своей безнаказанности! Они сидят хорошо. В прошлый раз обсуждали по видеосвязи, как смотрели все матчи футбола. Один рассказывал, что у него есть канал мультиков. У них нет даже никакого сожаления", - прокомментировала во время перерыва поведение подсудимых Екатерина Головко, сестра забитого Станислава.

Заседание вела коллегия из трех судей - Андрея Калинина, Юлии Мироновой и Марии Чистовой. В начале зачитали существо апелляционных жалоб, которые подали все три стороны: потерпевшие, гособвинение и обвиняемые. Екатерина Головко, ее адвокат и гособвинитель просили отменить оправдательный приговор (по статье "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть"), а экс-полицейские и их защитники в один голос твердили: необходимо отменить обвинительный приговор (по статье "Превышение должностных полномочий").

Оправдать нельзя обвинить

Из показаний Быкова, Ялунина и Панова следует, что Головко мог получить смертельные травмы головы как до, так и после допроса. В частности, они указывают на то, что погибшего могли побить сокамерники или сотрудники ППС. Более того, они утверждают, что часть травм он причинил себе сам, когда падал и якобы неадекватно себя вел.

"Не был доказан факт насильственных действий в отношении Головко. 30 сентября он вел себя неадекватно: стучал руками и ногами в машине. Его заковали в наручники, вызвали психиатрическую помощь. Затем он резко встал, пошел, упал и ударился", - говорится в апелляционной жалобе Панова.

В свою очередь защитники экс-полицейских называют показания свидетелей ложными. В частности, речь идет о таксисте, которому сожительница Ялунина рассказала о проблемах возлюбленного.

Таксист подвозил подвыпившую сожительницу Ялунина. Он видел, как тот бил ее по голове. И вот она рассказала таксисту, что у него (Ялунина - прим.ред.) неприятности на работе: что избили мужчину в кабинете, и он умер. Она с таксистом поделилась, а он меня нашел в социальных сетях и рассказал. Пришел в суд, дал показания. Предоставил видеозаписи, как Ялунин пьяный на нее руку поднимает. Они отмечали 5 октября День оперативника, а мы хоронили Стаса 6 октября. А они праздновали, пили два дня. Я просто поражаюсь, насколько они оборзели", - поделилась подробностями допроса таксиста Екатерина.

Также защитники бывших оперов отрицают сведения о том, что непосредственный руководитель Ялунина, Быкова и Панова - Эдуард Губер просил одного из сотрудников ППС взять вину за смерть Головко на себя.


Адвокаты подсудимых

Следует отметить, что из-за скандала Губер лишился должности. Однако после того, как его бывших подчиненных оправдали по 111-й статье, его восстановили на ту же должность, но перевели в Кировград.

"Нарушения есть только в части вынесения обвинительного приговора! Должна быть 100-процентная уверенность в причинении телесных повреждений. Есть куча свидетелей... простите, масса свидетелей. Но их показания не несут какой-то смысловой нагрузки. Они не были прямыми свидетелями, не видели его (Головко - прим.ред.) в отделе полиции №17, в здании суда. Они говорили неправду!" - заявляют адвокаты.

"По нему как будто трактор проехал"

Родственники Головко, обращаясь к суду, отметили, что Станислав заходил в кабинет своими ногами и был в добром здравии. А спустя несколько часов его вынесли на носилках в состоянии комы II степени. Экспертиза показала, что причиной смерти мужчины стала черепно-мозговая травма, которая сложилась из повреждения трех областей - лобной области слева, левой височной и области переносицы. Эти травмы были получены в результате как минимум трех ударов тупым предметом в разное время. Это опровергает версию о том, что Головко их получил во время падения.

"30 сентября в кабинетах был изъят рукописный рапорт с неоднократными почеркушками. Это говорит о том, что подсудимые пытались выработать какую-то одну версию. И потом они как под копирку писали показания. Их рапорта по поводу удара головой противоречат друг другу. В частности, Ялунин указывает, что 30 сентября Головко резко встал со стула, сказал, что ему звонят в домофон и надо открыть дверь, пошел к шкафу, запнулся и ударился головой. Впоследствии стал фигурировать стул, об который Головко якобы запнулся и ударился головой о дверной проем. Но есть осмотр кабинета, и там видно, что стул стоит у стены, далеко от двери. Я делаю вывод, что Ялунин просто врет", - сказал в прениях гособвинитель, попросив направить дело на новое рассмотрение.

Прокурор также полагает, что осужденные своим допросом добивались лишь одной цели - повышения раскрываемости преступлений. Он также отметил, что записи с камер видеонаблюдения опровергают неадекватное поведение Головко.

Адвокаты Ялунина, Панова и Быкова несколько раз в ходе заседания отметили, что "Головко никто раздетым не видел". Пояснение этой фразы пришло от сестры Станислава.

Я просто не понимаю, как адвокаты такое утверждают. А с моими глазами как быть? Я ведь его в гробу раздела. Я людей не пустила в прощальную комнату, дверь закрыла изнутри. Я снимала с него брюки, я снимала с него туфли. У него изуродованы пальцы на ногах, отдавлены. То есть, ему на них наступали. У него опухшие руки, вот такие (показывает - прим.ред.). Его руки было не узнать!" - рассказывает со слезами на глазах Екатерина.

Во время прений сторон женщина рассказала, что фельдшер скорой помощи, забравшей Станислава из отдела полиции, так описал увиденное: "По нему как будто трактор проехал".

"За них все решают"

В беседе с журналистами женщина сообщила, что во время следствия обвиняемая сторона пыталась доказать, что семья Головко неблагополучная.

"У них ведь версий сколько было: что я наркоманка, солевая. Что, оказывается, у меня отец сейчас криминальный авторитет, за Тагилом смотрит. А у меня папа умер 13 лет назад! Он 1939 года рождения, то есть, ему 81 год бы был. Что мать у меня судима - у меня мать умерла 11 лет назад! То есть, они пытаются вывернуть, что у нас какая-то криминальная семья, что мы неблагополучные", - делится Екатерина.

По словам женщины, Быков, Панов и Ялунин получили такие маленькие сроки из-за того, что у Панова отец - бывший председатель Ленинского райсуда Нижнего Тагила. Именно поэтому, считает Екатерина, экс-полицейским многое сходит с рук. Кроме того, она обратила внимание, что Панов находится поближе к дому - ожидает решения суда в тагильской ИК, в то время, как его товарищи находятся в следственном изоляторе Камышлова.


Слева направо: адвокат Алексей Бушмаков, Екатерина Головко, Степанида Головко

"Они были 10 дней под домашним арестом в апреле. И судья им зачла этот срок, как будто они в СИЗО были - день за полтора. Все делается, чтобы как-то смягчить. Еще при вынесении приговора были озвучены такие смягчающие обстоятельства, как вызов скорой помощи и тот факт, что они не состоят на учете у нарколога. Ну, давайте, у нас сейчас сотрудники будут наркоманами! Чушь, в общем, поналепили в приговоре. Мы читали - хочется и смеяться, и плакать истерически. Потому что это - издевательство", - возмущена Екатерина.

Я разговаривала с руководителем свердловского СУ СКР Михаилом Богинским. Он сказал: "Мы сами шокированы, мы считаем, что 111 доказана".

Екатерина также отметила, что "решают даже не за этих троих, решают за их руководителей".

"Если суд признает вину Быкова, Панова и Ялунина по 111-й статье, то их руководители уже не будут никакими руководителями нигде", - сказала женщина.

Сегодняшнее заседание закончилось на стадии прений сторон. 13 мая экс-полицейские выступят с последним словом.

Наум КРЫЛОВ

Ещё в сюжете: Произвол в погонах